Цитаты разговора городничего и хлестакова

Гоголь. Ревизор

Действие II

Явление VII

<…>

Осип (входит). Там зачем-то городничий приехал, осведомляется и спрашивает о вас.

Хлестаков (испугавшись). Вот тебе на! Экая бестия трактирщик, успел уже пожаловаться! Что, если он в самом деле потащит меня в тюрьму? Что ж если благородным образом, я, пожалуй… нет, нет, не хочу! Там в городе таскаются офицеры и народ, а я, как нарочно, задал тону и перемигнулся с одной купеческой дочкой… Нет, не хочу… Да что он, как он смеет в самом деле? Что я ему, разве купец или ремесленник? (Бодрится и выпрямливается.) Да я ему прямо скажу: «Как вы смеете, как вы…» (У дверей вертится ручка; Хлестаков бледнеет и съеживается.)

Ревизор. Краткий пересказ по действиям

Явление VIII

Хлестаков, городничий и Добчинский. Городничий, вошед, останавливается. Оба в испуге смотрят несколько минут один на другого, выпучив глаза.

Городничий (немного оправившись и протянув руки по швам). Желаю здравствовать!

Хлестаков (кланяется). Мое почтение…

Городничий. Извините.

Хлестаков. Ничего…

Городничий. Обязанность моя, как градоначальника здешнего города, заботиться о том, чтобы проезжающим и всем благородным людям никаких притеснений…

Хлестаков (сначала немного заикается, но к концу речи говорит громко). Да что ж делать? Я не виноват… Я, право, заплачу… Мне пришлют из деревни.

Бобчинский выглядывает из дверей.

Он больше виноват: говядину мне подает такую твердую, как бревно; а суп — он черт знает чего плеснул туда, я должен был выбросить его за окно. Он меня морит голодом по целым дням… Чай такой странный, воняет рыбой, а не чаем. За что ж я… Вот новость!

Городничий (робея). Извините, я, право, не виноват. На рынке у меня говядина всегда хорошая. Привозят холмогорские купцы, люди трезвые и поведения хорошего. Я уж не знаю, откуда он берет такую. А если что не так, то… Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру.

Хлестаков. Нет, не хочу! Я знаю, что значит на другую квартиру: то есть в тюрьму. Да какое вы имеете право? Да как вы смеете?.. Да вот я… Я служу в Петербурге. (Бодрится.) Я, я, я…

Городничий (в сторону). О господи ты боже, какой сердитый! Все узнал, все рассказали проклятые купцы!

Хлестаков (храбрясь). Да вот вы хоть тут со всей своей командой — не пойду! Я прямо к министру! (Стучит кулаком по столу.) Что вы? Что вы?

Городничий (вытянувшись и дрожа всем телом). Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие… не сделайте несчастным человека.

Хлестаков. Нет, я не хочу! Вот еще? мне какое дело? Оттого, что у вас жена и дети, я должен идти в тюрьму, вот прекрасно!

Бобчинский выглядывает в дверь и в испуге прячется.

Нет, благодарю покорно, не хочу.

Городничий (дрожа). По неопытности, ей-богу по неопытности. Недостаточность состояния… Сами извольте посудить: казенного жалованья не хватает даже на чай и сахар. Если ж и были какие взятки, то самая малость: к столу что-нибудь да на пару платья. Что же до унтер-офицерской вдовы, занимающейся купечеством, которую я будто бы высек, то это клевета, ей-богу клевета. Это выдумали злодеи мои; это такой народ, что на жизнь мою готовы покуситься.

Хлестаков. Да что? мне нет никакого дела до них. (В размышлении.) Я не знаю, однако ж, зачем вы говорите о злодеях или о какой-то унтер-офицерской вдове… Унтер-офицерская жена совсем другое, а меня вы не смеете высечь, до этого вам далеко… Вот еще! смотри ты какой!.. Я заплачу, заплачу деньги, но у меня теперь нет. Я потому и сижу здесь, что у меня нет ни копейки.

Городничий (в сторону). О, тонкая штука! Эк куда метнул! какого туману напустил! разбери кто хочет! Не знаешь, с какой стороны и приняться. Ну да уж попробовать не куды пошло! Что будет, то будет, попробовать на авось. (Вслух.) Если вы точно имеет нужду в деньгах или в чем другом, то я готов служить свою минуту. Моя обязанность помогать проезжающим.

Хлестаков. Дайте, дайте мне взаймы! Я сейчас же расплачусь с трактирщиком. Мне бы только рублей двести или хоть даже и меньше.

Городничий (поднося бумажки). Ровно двести рублей, хоть и не трудитесь считать.

Хлестаков (принимая деньги). Покорнейше благодарю. Я вам тотчас пришлю их из деревни… у меня это вдруг… Я вижу, вы благородный человек. Теперь другое дело.

Городничий (в сторону). Ну, слава богу! деньги взял. Дело, кажется, пойдет теперь на лад. Я таки ему вместо двухсот четыреста ввернул.

Хлестаков. Эй, Осип!

Осип входит.

Позови сюда трактирного слугу! (К городничему и Добчинскому.) А что же вы стоите? Сделайте милость, садитесь. (Добчинскому.) Садитесь, прошу покорнейше.

Городничий. Ничего, мы и так постоим.

Хлестаков. Сделайте милость, садитесь. Я теперь вижу совершенно откровенность вашего нрава и радушие, а то, признаюсь, я уж думал, что вы пришли с тем, чтобы меня… (Добчинскому.) Садитесь.

Городничий и Добчинский садятся. Бобчинский выглядывает в дверь и прислушивается.

Городничий (в сторону). Нужно быть посмелее. Он хочет, чтобы считали его инкогнитом. Хорошо, подпустим и мы турусы; прикинемся, как будто совсем и не знаем, что он за человек. (Вслух.) Мы, прохаживаясь по делам должности, вот с Петром Ивановичем Добчинским, здешним помещиком, зашли нарочно в гостиницу, чтобы осведомиться, хорошо ли содержатся проезжающие, потому что я не так, как иной городничий, которому ни до чего дела нет; но я, кроме должности, еще и по христианскому человеколюбию хочу, чтобы всякому смертному оказывался хороший прием, — и вот, как будто в награду, случай доставил такое приятное знакомство.

Хлестаков. Я тоже сам очень рад. Без вас я, признаюсь, долго бы просидел здесь: совсем не знал, чем заплатить.

Городничий (в сторону). Да, рассказывай, не знал, чем заплатить? (Вслух.) Осмелюсь ли спросить: куда и в какие места ехать изволите?

Хлестаков. Я еду в Саратовскую губернию, в собственную деревню.

Городничий (в сторону, с лицом, принимающим ироническое выражение). В Саратовскую губернию! А? и не покраснеет! О, да с ним нужно ухо востро. (Вслух.) Благое дело изволили предпринять. Ведь вот относительно дороги: говорят, с одной стороны, неприятности насчет задержки лошадей, а ведь, с другой стороны, развлеченье для ума. Ведь вы, чай, больше для собственного удовольствия едете?

Хлестаков. Нет, батюшка меня требует. Рассердился старик, что до сих пор ничего не выслужил в Петербурге. Он думает, что так вот приехал да сейчас тебе Владимира в петлицу и дадут. Нет, я бы послал его самого потолкаться в канцелярию.

Городничий (в сторону). Прошу посмотреть, какие пули отливает! и старика отца приплел! (Вслух.) И на долгое время изволите ехать?

Хлестаков. Право, не знаю. Ведь мой отец упрям и глуп, старый хрен, как бревно. Я ему прямо скажу: как хотите, я не могу жить без Петербурга. За что ж, в самом деле, я должен погубить жизнь с мужиками? Теперь не те потребности, душа моя жаждет просвещения.

Городничий (в сторону). Славно завязал узелок! Врет, врет — и нигде не оборвется! А ведь какой невзрачный, низенький, кажется, ногтем бы придавил его. Ну, да, постой, ты у меня проговоришься. Я тебя уж заставлю побольше рассказать! (Вслух.) Справедливо изволили заметить. Что можно сделать в глуши? Ведь вот хоть бы здесь: ночь не спишь, стараешься для отечества, не жалеешь ничего, а награда неизвестно еще когда будет. (Окидывает глазами комнату.) Кажется, эта комната несколько сыра?

Хлестаков. Скверная комната, и клопы такие, каких я нигде не видывал: как собаки кусают.

Городничий. Скажите! такой просвещенный гость, и терпит — от кого же? — от каких-нибудь негодных клопов, которым бы и на свет не следовало родиться. Никак, даже темно в этой комнате?

Хлестаков. Да, совсем темно. Хозяин завел обыкновение не отпускать свечей. Иногда что-нибудь хочется сделать, почитать или придет фантазия сочинить что-нибудь, — не могу: темно, темно.

Городничий. Осмелюсь ли просить вас… но нет, я недостоин.

Хлестаков. А что?

Городничий. Нет, нет, недостоин, недостоин!

Хлестаков. Да что ж такое?

Городничий. Я бы дерзнул… У меня в доме есть прекрасная для вас комната, светлая, покойная… Но нет, чувствую сам, это уж слишком большая честь… Не рассердитесь — ей-богу, от простоты души предложил.

Хлестаков. Напротив, извольте, я с удовольствием. Мне гораздо приятнее в приватном доме, чем в этом кабаке.

Городничий. А уж я так буду рад! А уж как жена обрадуется! У меня уже такой нрав: гостеприимство с самого детства, особливо если гость просвещенный человек. Не подумайте, чтобы я говорил это из лести; нет, не имею этого порока, от полноты души выражаюсь.

Хлестаков. Покорно благодарю. Я сам тоже — я не люблю людей двуличных. Мне очень нравятся ваша откровенность и радушие, и я бы, признаюсь, больше бы ничего и не требовал, как только оказывай мне преданность и уваженье, уваженье и преданность.

Явление IX

Те же и трактирный слуга, сопровождаемый Осипом. Бобчинский выглядывает в дверь.

Слуга. Изволили спрашивать?

Хлестаков. Да; подай счет.

Слуга. Я уж давича подал вам другой счет.

Хлестаков. Я уж не помню твоих глупых счетов. Говори, сколько там?

Слуга. Вы изволили в первый день спросить обед, а на другой день только закусили семги и потом пошли все в долг брать.

Хлестаков. Дурак! еще начал высчитывать. Всего сколько следует?

Городничий. Да вы не извольте беспокоиться, он подождет. (Слуге.) Пошел вон, тебе пришлют.

Хлестаков. В самом деле, и то правда. (Прячет деньги.)

Слуга уходит. В дверь выглядывает Бобчинский.

Явление X

Городничий, Хлестаков, Добчинский.

Городничий. Не угодно ли будет вам осмотреть теперь некоторые заведения в нашем городе, как-то — богоугодные и другие?

Хлестаков. А что там такое?

Городничий. А так, посмотрите, какое у нас течение дел… порядок какой…

Хлестаков. С большим удовольствием, я готов.

Бобчинский выставляет голову в дверь.

Городничий. Также, если будет ваше желание, оттуда в уездное училище, осмотреть порядок, в каком преподаются у нас науки.

Хлестаков. Извольте, извольте.

Городничий. Потом, если пожелаете посетить острог и городские тюрьмы — рассмотрите, как у нас содержатся преступники.

Хлестаков. Да зачем же тюрьмы? Уж лучше мы обсмотрим богоугодные заведения.

Городничий. Как вам угодно. Как вы намерены: в своем экипаже или вместе со мною на дрожках?

Хлестаков. Да, я лучше с вами на дрожках поеду.

Городничий (Добчинскому). Ну, Петр Иванович, вам теперь нет места.

Добчинский. Ничего, я так.

Городничий (тихо, Добчинскому). Слушайте: вы побегите, да бегом, во все лопатки и снесите две записки: одну в богоугодное заведение Землянике, а другую жене. (Хлестакову) Осмелюсь ли я попросить позволения написать в вашем присутствии одну строчку жене, чтоб она приготовилась к принятию почтенного гостя?

Хлестаков. Да зачем же?.. А впрочем, тут и чернила, только бумаги — не знаю… Разве на этом счете?

Городничий. Я здесь напишу. (Пишет и в то же время говорит про себя.) А вот посмотрим, как пойдет дело после фриштика да бутылки толстобрюшки! Да есть у нас губернская мадера: неказиста на вид, а слона повалит с ног. Только бы мне узнать, что он такое и в какой мере нужно его опасаться. (Написавши, отдает Добчинскому, который подходит к двери, но в это время дверь обрывается, и подслушивавший с другой стороны Бобчинский летит вместе с ней на сцену. Все издают восклицания. Бобчинский подымается.)

Хлестаков. Что? Не ушиблись ли вы где-нибудь?

Бобчинский. Ничего, ничего-с, без всякого-с помешательства, только сверх носа небольшая нашлепка! Я забегу к Христиану Ивановичу: у него-с есть пластырь такой, так вот оно и пройдет.

Городничий (делая Бобчинскому укорительный знак, Хлестакову). Это-с ничего. Прошу покорнейше, пожалуйте! А слуге вашему я скажу, чтобы перенес чемодан. (Осипу.) Любезнейший, ты перенеси все ко мне, к городничему, — тебе всякий покажет. Прошу покорнейше! (Пропускает вперед Хлестакова и следует за ним, но оборотившись, говорит с укоризной Бобчинскому.) Уж и вы! не нашли другого места упасть! И растянулся, как черт знает что такое. (Уходит; за ним Бобчинский.)

Занавес опускается.

Обновлено: 13.03.2024

1.1. Как Хлестаков выдает свое истинное положение в обществе? Почему этого не замечают чиновники?

1.2. Какова роль в данном фрагменте приема сатирического преувеличения, основанного на сочетании реального и фантастического?

Действие III, явление VI

Те же, Анна Андреевна и Марья Антоновна.

Анна Андреевна. . Я думаю, вам после столицы вояжировка показалась очень неприятною.

Хлестаков. Чрезвычайно неприятна. Привыкши жить, comprenez vous, в свете и вдруг очутиться в дороге: грязные трактиры, мрак невежества. Если б, признаюсь, не такой случай, который меня. (посматривает па Анну Андреевну и рисуется перед ней) так вознаградил за все.

Анна Андреевна. В самом деле, как вам должно быть неприятно.

Хлестаков. Впрочем, сударыня, в эту минуту мне очень приятно..

Анна Андреевна. Как можно-с, вы делаете много чести. Я этого не заслуживаю.

Хлестаков. Отчего же не заслуживаете? Вы, сударыня, заслуживаете.

Анна Андреевна. Я живу в деревне.

Хлестаков. Да деревня, впрочем, тоже имеет свои пригорки, ручейки. Ну, конечно, кто же сравнит с Петербургом! Эх, Петербург! что за жизнь, право! Вы, может быть, думаете, что я только переписываю: нет, начальник отделения со мной на дружеской ноге. Этак ударит по плечу: «Приходи, братец, обедать!» Я только на две минуты захожу в департамент, с тем только, чтобы сказать: «это вот так, это вот так!», а там уж чиновник для письма, этакая крыса, пером только — тр, тр. пошел писать. Хотели было даже меня коллежским асессором сделать, да, думаю, зачем. И сторож летит еще на лестнице за мною со щеткою: «Позвольте, Иван Александрович, я вам, говорит, сапоги почищу». (Городничему) Что вы, господа, стоите? пожалуйста, садитесь!

Городпичий. Чин такой, что еще можно постоять.

Артемий Филиппович. Мы постоим.

Лука Лукич. Не извольте беспокоиться!

Хлестаков. Без чинов, прошу садиться.

Городничий и все садятся.

Я не люблю церемоний. Напротив, я даже стараюсь, стараюсь проскользнуть незаметно. Но никак нельзя скрыться, никак нельзя! Только выйду куда-нибудь, уж и говорят: «Вон, говорят, Иван Александрович идет!» А один раз меня даже приняли за главнокомандующего. Солдаты выскочили из гауптвахты и сделали ружьем. После уже офицер, который мне очень знаком, говорит мне: «Ну, братец, мы тебя совершенно приняли за главнокомандующего».

Анна Андреевна. Скажите как!

Хлестаков. С хорошенькими актрисами знаком. Я ведь тоже разные водевильчики. Литераторов часто вижу. С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: «Ну что, брат Пушкин?» — «Да так, брат, — отвечает, бывало, — так как-то все. » Большой оригинал.

Анна Андреевна. Так вы и пишете? Как это должно быть приятно сочинителю! Вы, верно, и в журналы помещаете?

Хлестаков. Да, и в журналы помещаю. Моих, впрочем, много есть сочинений. «Женитьба Фигаро», «Роберт-Дьявол», «Норма». Уж и названий даже не помню. И все случаем: я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: «Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь». Думаю себе: «Пожалуй, изволь, братец!» И тут же в один вечер, кажется, все написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях. Все это, что было под именем барона Брамбеуса, «Фрегат Надежды» и «Московский телеграф». все это я написал.

Хлестаков. Я, признаюсь, литературой существую. У меня дом первый в Петербурге. Так уж и известен: дом Ивана Александровича. (Обращаясь ко всем) Сделайте милость, господа, если будете в Петербурге, прошу, прошу ко мне. Я ведь тоже балы даю.

Анна Андреевна. Я думаю, с каким там вкусом и великолепием даются балы!

Хлестаков. Просто не говорите. На столе, например, арбуз — в семьсот рублей арбуз. Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа, откроют крышку — пар, которому подобного нельзя отыскать в природе. Я всякий день на балах. Там у нас и вист свой составился: министр иностранных дел, французский посланник, английский, немецкий посланник и я. И уж так уморишься, играя, что просто ни на что не похоже. Как взбежишь по лестнице к себе на четвертый этаж, скажешь только кухарке: «На, Маврушка, шинель. » Что ж я вру — я и позабыл, что живу в бельэтаже. У меня одна лестница стоит. А любопытно взглянуть ко мне в переднюю, когда я еще не проснулся. Графы и князья толкутся и жужжат там, как шмели, только и слышно: Иной раз и министр.

Городничий и прочие с робостью встают со своих стульев.

Мне даже на пакетах пишут: «Ваше превосходительство». Один раз я даже управлял департаментом. И странно: директор уехал — куда уехал, неизвестно. Ну, натурально, пошли толки: как, что, кому занять место? Многие из генералов находились охотники и брались, но подойдут, бывало, — нет, мудрено. Кажется, и легко на вид, а рассмотришь — просто черт возьми, после, видят, нечего делать, — ко мне. И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры. можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров! Каково положение? — я спрашиваю. «Иван Александрович, ступайте департаментом управлять!» Я, признаюсь, немного смутился, вышел в халате, хотел отказаться, но думаю: дойдет до государя; ну да и послужной список тоже. «Извольте, господа, я принимаю должность, я принимаю, говорю, так и быть, говорю, я принимаю, только уж у меня: ни, ни, ни! Уж у меня ухо востро! уж я. » И точно: бывало, как прохожу через департамент, — просто землетрясенье, все дрожит и трясется, как лист.

Городничий и прочие трясутся от страха. Хлестаков горячится сильнее.

О! я шутить не люблю; я им всем задал острастку. Меня сам государственный совет боится. Да что в самом деле? Я такой! я не посмотрю ни на кого. я говорю всем: «Я сам себя знаю, сам.» Я везде, везде. Во дворец всякий день езжу. Меня завтра же произведут сейчас в фельд-марш. (Поскальзывается и чуть-чуть не шлепается на пол, но с почтеньем поддерживается чиновниками)

Городпичий (подходя и трясясь всем телом, силится выговорить). А ва-ва-ва. ва.

Хлестаков (быстрым отрывистым голосом). Что такое?

Городпичий. А ва-ва-ва. ва.

Хлестаков (таким же голосом). Не разберу ничего, все вздор.

Городпичий. Ва-ва-ва. шество, превосходительство, не прикажете ли отдохнуть. вот и комната, и все, что нужно.

Следующая цитата

Прочитайте приведенный ниже фрагмент текста и выполните задания В1—В7; С1—С2.

Городничий. Обязанность моя, как градоначальника здешнего города, заботиться о том, чтобы проезжающим и всем благородным людям никаких притеснений.

Хлестаков (сначала немного заикается, но к концу речи говорит громко). Да что же делать. Я не виноват. Я, право, заплачу. Мне пришлют из деревни.

Бобчинский выглядывает из дверей. Он больше виноват: говядину мне подаёт такую твёрдую, как бревно; а суп — он чёрт знает чего плеснул туда, я должен был выбросить его за окно. Он меня морил голодом по целым дням. Чай такой странный: воняет рыбой, а не чаем. Да что ж я. Вот новость!

Городничий (робея). Извините, я, право не виноват. На рынке у меня говядина всегда хорошая. Привозят холмогорские купцы, люди трезвые и поведения хорошего. Я уж не знаю, откуда он берёт такую. А если что не так, то. Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру.

Хлестаков . Нет, не хочу! Я знаю, что значит на — другую квартиру: то есть — в тюрьму. Да какое вы имеете право? Да как вы смеете. Да вот я. Я служу в Петербурге. (Бодрится.) Я, я, я.

Городничий (в сторону). О господи ты боже, какой сердитый! Всё узнал, все рассказали проклятые купцы!

Хлестаков (храбрясь). Да вот вы хоть тут со всей своей командой — не пойду! Я прямо к министру! (Стучит кулаком по столу.) Что вы? Что вы?

Городничий (вытянувшись и дрожа всем телом). Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие. не сделайте несчастным человека.

Хлестаков . Нет, я не хочу! Вот ещё! мне какое дело? Оттого, что у вас жена и дети, я должен идти в тюрьму, вот прекрасно!

Бобчинский выглядывает в дверь и с испугом прячется. Нет, благодарю покорно, не хочу.

Городничий (дрожа). По неопытности, ей-богу по неопытности. Недостаточность состояния. Сами извольте посудить: казённого жалованья не хватает даже на чай и сахар. Если ж и были какие взятки, то самая малость: к столу что-нибудь да на пару платья. Что же до унтер-офицерской вдовы, занимающейся купечеством, которую я будто бы высек, то это клевета, ей-богу клевета. Это выдумали злодеи мои: это такой народ, что на жизнь мою готовы покуситься.

Хлестаков . Да что? Мне нет никакого дела до них. (В размышлении.) Я не знаю, однако ж, зачем вы говорите о злодеях и о какой-то унтер-офицерской вдове. Унтер-офицерская жена совсем другое, а меня вы не смеете высечь, до этого вам далеко. Вот ещё! смотри ты какой. Я заплачу, заплачу деньги, но у меня теперь нет. Я потому и сижу здесь, что у меня нет ни копейки.

Городничий (в сторону). О, тонкая штука! Эк куда метнул! какого туману напустил! Разбери кто хочет! Не знаешь, с какой стороны и приняться. Ну, да уж попробовать на авось. (Вслух.) Если вы точно имеете нужду в деньгах или в чём другом, то готов служить сию минуту. Моя обязанность помогать проезжающим.

Хлестаков . Дайте, дайте мне взаймы! Я сейчас же расплачусь с трактирщиком. Мне бы только рублей двести или хоть даже и меньше.

Городничий (поднося бумажки) . Ровно двести рублей, хоть и не трудитесь считать.

Иван Александрович Хлестаков, чиновник из Петербурга.

Хлестаков – небогатый дворянин, помещик.

Сведения о происхождении героя.

Родители живут в Саратовской губернии в деревне Подкатиловка.

Осип о Хлестакове.

Манеры, поведение Хлестакова.

Сцена «вранья» Хлестакова перед чиновниками.

Какой странный со мною случай: в дороге совершенно издержался. Не можете ли вы мне дать триста рублей взаймы?

. Почему же? почту за величайшее счастие.

. Вот со мной престранный случай: в дороге совсем издержался. Не можете ли вы мне дать триста рублей взаймы?

Хлестаков. Сделайте милость, Артемий Филиппович, со мной странный случай: в дороге совершенно издержался. Нет ли у вас денег взаймы — рублей четыреста?

. (Вдруг и отрывисто.) Денег нет у вас?Бобчинский

. Денег? как денег? Хлестаков (громко и скоро). Взаймы рублей тысячу.Бобчинский. Такой суммы, ей-Богу, нет. А нет ли у вас, Петр Иванович? Добчинский. При мне-с не имеется, потому что деньги мои, если изволите знать, положены в приказ общественного призрения.

Хлестаков. Да, ну если тысячи нет, так рублей сто.

(смотря в бумажник). Двадцать пять рублей всего. …Добчинский . Нет, право, и в прорехе нет.Хлестаков

. Ну, все равно. Я ведь только так. Хорошо, пусть будет шестьдесят пять рублей. Это все равно. (Принимает деньги.)

Хлестаков. Нет, вы этого не думайте: я не беру совсем никаких взяток. Вот если бы вы, например, предложили мне взаймы рублей триста — ну, тогда совсем дело другое: взаймы я могу взять.

. Изволь, отец наш! (Вынимают деньги.) Да что триста! Уж лучше пятьсот возьми, помоги только.

«Почтмейстер точь-в-точь департаментский сторож Михеев; должно быть, также, подлец, пьет горькую».

«Надзиратель за богоугодным заведением Земляника — совершенная свинья в ермолке».

«Смотритель училищ протухнул насквозь луком».

Общий вывод.

Иван Александрович Хлестаков – мелкий чиновник из Петербурга, которого приняли по ошибке за ревизора.

Недалёкий человек, ленивый, не любящий трудиться, растрачивающий деньги, в том числе и присланные родителями, на различные развлечения, вечно в долгах. В городе оказался потому, что проиграл деньги, ждал, когда же ему вышлет отец, временно остановился в гостинице, в которой уже задолжал.

Из дворянской семьи, поэтому получил в своё время положенное образование, может говорить по-французски, хорошо знает манеры поведения в обществе, может прекрасно флиртовать с дамами.

Хлестаков- легкомысленный человек, не думающий о будущем, живущий сегодняшним днём. Он думает только об удовольствиях.

В то же время это очень трусливый человек ( он боится, что его могут сдать в полицию, так как он задолжал деньги трактиршику).

Однажды он заезжает в город N, где его принимают за ревизора. Воспользовавшись случаем, просит в долг денег у чиновников, каждый раз ведя себя более развязнее и прося всё большую сумму.

Оказавшись в доме городничего, выдумывает, какой он важный чиновник, что приводит в ужас чиновников, так как каждый их них имел свои «грешки».

Ухаживает за женой и дочерью городничего, даже хочет жениться на дочери.

Хлестаков- хороший актёр. Он быстро входит в роль тех людей, которыми себя представляет: то он фельдмаршал, то сочинитель, который с «Пушкиным на дружеской ноге». А как прекрасно сыграна им роль героя-любовника!

Однако в скором времени обман Хлестакова станет известен чиновникам. Почтмейстер по своей привычке прочитал письмо Хлестакова другу Тряпичкину, в котором рассказал о своих приключениях в городе, о том, за кого его приняли. Он дал меткие и точные характеристики всем чиновникам города.

Хлестаков со слугой успели вовремя уехать из города.

Автор поднял важные проблемы общества того времени: невежество чиновников, алчность, душевную пустоту, стремление к обогащению, нежелание трудиться.

«Хлестаковщина» — это набор многих отрицательных качеств: лживость, душевная пустота, болтливость, стремление показаться не тем, кем человек является на самом деле, безответственное отношение к деньгам, своей работе, трусость, безнравственность. Имя Хлестакова стало нарицательным.

Черты Хлестакова присущи всем чиновникам города: грубость, лживость, притязание на образовании при заметном невежестве, карьеризм, душевная пустота, подлость, трусость, честолюбие.

Следующая цитата

хлетакво

Городничий (в сторону). О господи ты боже, какой сердитый! Всё узнал, все рассказали проклятые купцы!

Хлестаков (храбрясь). Да вот вы хоть тут со всей своей командой — не пойду! Я прямо к министру! (Стучит кулаком по столу.) Что вы? Что вы?

Хлестаков. Нет, я не хочу! Вот ещё! мне какое дело? Оттого, что у вас жена и дети, я должен идти в тюрьму, вот прекрасно!

(Бобчинский выглядывает в дверь и с испугом прячется). Нет, благодарю покорно, не хочу.

Городничий (в сторону). О, тонкая штука! Эк куда метнул! какого туману напустил! Разбери кто хочет! Не знаешь, с какой стороны и приняться. Ну, да уж попробовать на авось. (Вслух.) Если вы точно имеете нужду в деньгах или в чём другом, то готов служить сию минуту. Моя обязанность помогать проезжающим.

Хлестаков. Дайте, дайте мне взаймы! Я сейчас же расплачусь с трактирщиком. Мне бы только рублей двести или хоть даже и меньше.

Городничий (поднося бумажки). Ровно двести рублей, хоть и не трудитесь считать.

РЕКОМЕНДАЦИ.

1.Внимательно прочитайте текст, подчеркните главные мысли, которые помогут вам ответить на вопрос.

2.Ответ начинайте, используя фразу вопроса.

Сцена первой встречи Городничего с Хлестаковым в гостинице играет важную роль в сюжете пьесы. Начинается знакомство с героями пьесы, возникает смешная ситуация, вызванная тем, что чиновники не понимают, что Хлестаков не важный чиновник, а Хлестаков не догадывается пока, за кого его принимают. Но именно нелепость данной ситуации позволяет автору ярче раскрыть сущность каждого героя.

Городничий в данной сцене испуган, так как знает о своих грешках. Он пытается показать себя достойным градоначальником, заботящимся о приезжающих в его город, объясняет причину избиения им унтер-офицерской вдовы. В данной сцене прослеживаются важные черты Городничего- безответственное отношение к своим служебным обязанностям, превышение полномочий, взяточничество (ведь он даёт 200 рублей Хлестакову, так как уверен, что за деньги можно купить всё).Как смешны его слова о жаловании («казённого жалованья не хватает даже на чай и сахар»), именно его малым размером он объясняет своё взяточничество. Городничий уверен, что прекрасно разбирается в людях, что его трудно провести, что его изворотливость не подведёт и на этот раз («Эк куда метнул! какого туману напустил!»)

Таким образом, данная сцена – начало смешных, но изображённых сатирически, посещений чиновниками Хлестакова, начало знакомства с героями.

Следующая цитата

хл

А.И. Константиновский. Иллюстрация к комедии Н.В. Гоголя «Ревизор». 1950 г.

Читайте также:

      

  • Харс йенсен сузи цитата
  •   

  • Омар хайям цитаты о глупости
  •   

  • Играть чтобы жить цитаты
  •   

  • Цитаты из фильмов пробег
  •   

  • Ануар алимжанов возвращение учителя цитаты

Хлестаков, городничий и Добчинский. Городничий, вошед, останавливается. Оба в испуге смотрят несколько минут один на другого, выпучив глаза.

Городничий (немного оправившись и протянув руки по швам). Желаю здравствовать!

Хлестаков (кланяется). Мое почтение…

Городничий. Извините.

Хлестаков. Ничего…

Городничий. Обязанность моя, как градоначальника здешнего города, заботиться о том, чтобы проезжающим и всем благородным людям никаких притеснений…

Хлестаков (сначала немного заикается, но к концу речи говорит громко). Да что ж делать? Я не виноват… Я, право, заплачу… Мне пришлют из деревни.

Бобчинский выглядывает из дверей.

Он больше виноват: говядину мне подает такую твердую, как бревно; а суп — он черт знает чего плеснул туда, я должен был выбросить его за окно. Он меня морит голодом по целым дням… Чай такой странный, воняет рыбой, а не чаем. За что ж я… Вот новость!

Городничий (робея). Извините, я, право, не виноват. На рынке у меня говядина всегда хорошая. Привозят холмогорские купцы, люди трезвые и поведения хорошего. Я уж не знаю, откуда он берет такую. А если что не так, то… Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру.

Хлестаков. Нет, не хочу! Я знаю, что значит на другую квартиру: то есть в тюрьму. Да какое вы имеете право? Да как вы смеете?.. Да вот я… Я служу в Петербурге. (Бодрится.) Я, я, я…

Городничий (в сторону). О господи ты боже, какой сердитый! Все узнал, все рассказали проклятые купцы!

Хлестаков (храбрясь). Да вот вы хоть тут со всей своей командой — не пойду! Я прямо к министру! (Стучит кулаком по столу.) Что вы? Что вы?

Городничий (вытянувшись и дрожа всем телом). Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие… не сделайте несчастным человека.

Хлестаков. Нет, я не хочу! Вот еще? мне какое дело? Оттого, что у вас жена и дети, я должен идти в тюрьму, вот прекрасно!

Бобчинский выглядывает в дверь и в испуге прячется.

Нет, благодарю покорно, не хочу.

Городничий (дрожа). По неопытности, ей-богу по неопытности. Недостаточность состояния… Сами извольте посудить: казенного жалованья не хватает даже на чай и сахар. Если ж и были какие взятки, то самая малость: к столу что-нибудь да на пару платья. Что же до унтер-офицерской вдовы, занимающейся купечеством, которую я будто бы высек, то это клевета, ей-богу клевета. Это выдумали злодеи мои; это такой народ, что на жизнь мою готовы покуситься.

Хлестаков. Да что? мне нет никакого дела до них. (В размышлении.) Я не знаю, однако ж, зачем вы говорите о злодеях или о какой-то унтер-офицерской вдове… Унтер-офицерская жена совсем другое, а меня вы не смеете высечь, до этого вам далеко… Вот еще! смотри ты какой!.. Я заплачу, заплачу деньги, но у меня теперь нет. Я потому и сижу здесь, что у меня нет ни копейки.

Городничий (в сторону). О, тонкая штука! Эк куда метнул! какого туману напустил! разбери кто хочет! Не знаешь, с какой стороны и приняться. Ну да уж попробовать не куды пошло! Что будет, то будет, попробовать на авось. (Вслух.) Если вы точно имеет нужду в деньгах или в чем другом, то я готов служить свою минуту. Моя обязанность помогать проезжающим.

Хлестаков. Дайте, дайте мне взаймы! Я сейчас же расплачусь с трактирщиком. Мне бы только рублей двести или хоть даже и меньше.

Городничий (поднося бумажки). Ровно двести рублей, хоть и не трудитесь считать.

Хлестаков (принимая деньги). Покорнейше благодарю. Я вам тотчас пришлю их из деревни… у меня это вдруг… Я вижу, вы благородный человек. Теперь другое дело.

Городничий (в сторону). Ну, слава богу! деньги взял. Дело, кажется, пойдет теперь на лад. Я таки ему вместо двухсот четыреста ввернул.

Хлестаков. Эй, Осип!

Осип входит.

Позови сюда трактирного слугу! (К городничему и Добчинскому.) А что же вы стоите? Сделайте милость, садитесь. (Добчинскому.)
Садитесь, прошу покорнейше.

Городничий. Ничего, мы и так постоим.

Хлестаков. Сделайте милость, садитесь. Я теперь вижу совершенно откровенность вашего нрава и радушие, а то, признаюсь, я уж думал, что вы пришли с тем, чтобы меня… (Добчинскому.) Садитесь.

Городничий и Добчинский садятся. Бобчинский выглядывает в дверь и прислушивается.

Городничий (в сторону). Нужно быть посмелее. Он хочет, чтобы считали его инкогнитом. Хорошо, подпустим и мы турусы; прикинемся, как будто совсем и не знаем, что он за человек. (Вслух.) Мы, прохаживаясь по делам должности, вот с Петром Ивановичем Добчинским, здешним помещиком, зашли нарочно в гостиницу, чтобы осведомиться, хорошо ли содержатся проезжающие, потому что я не так, как иной городничий, которому ни до чего дела нет; но я, кроме должности, еще и по христианскому человеколюбию хочу, чтобы всякому смертному оказывался хороший прием, — и вот, как будто в награду, случай доставил такое приятное знакомство.

Хлестаков. Я тоже сам очень рад. Без вас я, признаюсь, долго бы просидел здесь: совсем не знал, чем заплатить.

Городничий (в сторону). Да, рассказывай, не знал, чем заплатить? (Вслух.) Осмелюсь ли спросить: куда и в какие места ехать изволите?

Хлестаков. Я еду в Саратовскую губернию, в собственную деревню.

Городничий (в сторону, с лицом, принимающим ироническое выражение). В Саратовскую губернию! А? и не покраснеет! О, да с ним нужно ухо востро. (Вслух.) Благое дело изволили предпринять. Ведь вот относительно дороги: говорят, с одной стороны, неприятности насчет задержки лошадей, а ведь, с другой стороны, развлеченье для ума. Ведь вы, чай, больше для собственного удовольствия едете?

Хлестаков. Нет, батюшка меня требует. Рассердился старик, что до сих пор ничего не выслужил в Петербурге. Он думает, что так вот приехал да сейчас тебе Владимира в петлицу и дадут. Нет, я бы послал его самого потолкаться в канцелярию.

Городничий (в сторону). Прошу посмотреть, какие пули отливает! и старика отца приплел! (Вслух.) И на долгое время изволите ехать?

Хлестаков. Право, не знаю. Ведь мой отец упрям и глуп, старый хрен, как бревно. Я ему прямо скажу: как хотите, я не могу жить без Петербурга. За что ж, в самом деле, я должен погубить жизнь с мужиками? Теперь не те потребности, душа моя жаждет просвещения.

Городничий (в сторону). Славно завязал узелок! Врет, врет — и нигде не оборвется! А ведь какой невзрачный, низенький, кажется, ногтем бы придавил его. Ну, да, постой, ты у меня проговоришься. Я тебя уж заставлю побольше рассказать! (Вслух.) Справедливо изволили заметить. Что можно сделать в глуши? Ведь вот хоть бы здесь: ночь не спишь, стараешься для отечества, не жалеешь ничего, а награда неизвестно еще когда будет. (Окидывает глазами комнату.) Кажется, эта комната несколько сыра?

Хлестаков. Скверная комната, и клопы такие, каких я нигде не видывал: как собаки кусают.

Городничий. Скажите! такой просвещенный гость, и терпит — от кого же? — от каких-нибудь негодных клопов, которым бы и на свет не следовало родиться. Никак, даже темно в этой комнате?

Хлестаков. Да, совсем темно. Хозяин завел обыкновение не отпускать свечей. Иногда что-нибудь хочется сделать, почитать или придет фантазия сочинить что-нибудь, — не могу: темно, темно.

Городничий. Осмелюсь ли просить вас… но нет, я недостоин.

Хлестаков. А что?

Городничий. Нет, нет, недостоин, недостоин!

Хлестаков. Да что ж такое?

Городничий. Я бы дерзнул… У меня в доме есть прекрасная для вас комната, светлая, покойная… Но нет, чувствую сам, это уж слишком большая честь… Не рассердитесь — ей-богу, от простоты души предложил.

Хлестаков. Напротив, извольте, я с удовольствием. Мне гораздо приятнее в приватном доме, чем в этом кабаке.

Городничий. А уж я так буду рад! А уж как жена обрадуется! У меня уже такой нрав: гостеприимство с самого детства, особливо если гость просвещенный человек. Не подумайте, чтобы я говорил это из лести; нет, не имею этого порока, от полноты души выражаюсь.

Хлестаков. Покорно благодарю. Я сам тоже — я не люблю людей двуличных. Мне очень нравятся ваша откровенность и радушие, и я бы, признаюсь, больше бы ничего и не требовал, как только оказывай мне преданность и уваженье, уваженье и преданность.


Действие 2, Явление 8. Пьеса, комедия «Ревизор» Н. Гоголь
Сцена встречи Хлестакова с Городничим.

Читайте лучшие произведения русской и мировой литературы онлайн.

Книги — корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению.
Фрэнсис Бэкон

Без чтения нет настоящего образования, нет и не может быть ни вкуса, ни слова, ни многосторонней шири понимания; Гёте и Шекспир равняются целому университету. Чтением человек переживает века.
Александр Герцен

Анализ эпизода «Первая встреча городничего и Хлестакова»

Эпизод «Первая встреча городничего и Хлестакова» (По явлению 8-му 2-го действия комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»), является основным в ходе развития действия произведения.

Участниками данного эпизода являются городничий и Хлестаков. Читатель может наблюдать довольно комичный эпизод, где происходит первое знакомство городничего с Хлестаковым. Каждый из героев испуган, создавшейся ситуацией. Хлестаков думает, как выкрутиться, где взять деньги, для того, чтобы расплатиться с трактирщиком, отдать долги и не попасть в тюрьму. А городничий, приняв Хлестакова за важного чиновника, всячески пытается скрыть все недостатки, царящие в городе, создать видимость гармонии и всеобщего благополучия, не дать возможности ни одному человеку в городе поведать ревизору о должностных нарушениях. Герои боятся друг друга, и каждый из них пытается выкрутиться из сложившейся ситуации.

О поведении героев в данном эпизоде можно судить по тому, как они говорят. Речь Хлестакова содержит смешные угрозы , он отрывисто произносит фразы, в которых только и звучит: « ..я не виноват…я, право заплачу…». «Дайте, дайте мне взаймы, я сей час же расплачусь с трактирщиком.». Речь же городничего звучит испуганно, наполнена извинениями « Извините, я, право, не виноват», «Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие… не сделайте несчастным человека». Он всячески хочет задобрить Хлестакова, думая, что это ревизор.

Немаловажную роль в пьесе играют и авторские ремарки. Н.В. Гоголь при помощи этих ремарок хочет показать мысли и чувства героев. Показать истинное лицо каждого из них. Например, как чувствует себя городничий, когда встречает, по его мнению, важного человека: он то робеет, то стоит вытянувшись и дрожа всем телом, то произносит какие- то слова в сторону. Хлестаков же, не понимая того, что его принимают за важного человека, вначале кланяется, говорит заикаясь, но затем мы можем наблюдать, что он становится более уверенным, более наглым.

Наблюдая за поведением героев, можно заметить, как меняется их поведение в ходе развития действия. Хлестаков вначале эпизода очень испуган, он думает, что городничий явился забрать его в тюрьму за неуплату. Однако, лишь поняв, что дело не в этом, мгновенно перестраивается и осторожно начинает требовать своего: «Дайте, дайте мне взаймы, я сей час же расплачусь с трактирщиком. Мне бы только рублей двести или хоть даже и меньше». Всё больше начинает врать, и городничий это понимает, но продолжает верить, что перед ним ревизор. Городничий более осторожен. Он ведёт себя почтительно с Хлестаковым, трепещет перед ним. Потом он начинает думать, как можно подступиться к мнимому ревизору, как сделать так, чтобы он не заметил того, что происходит в городе.

Эмоциональную атмосферу в этом эпизоде, на мой взгляд, создают художественные средства это: восклицательные предложения, фразеологизмы  ( какие пули отливает), сравнения ( клопы как собаки кусают).

Основная мысль данного эпизода заключена в том, чтобы показать, насколько лживы и лицемерны бывают люди, что они способны пойти на обман, чтобы достичь благополучия.

Роль данного эпизода, где происходит впервые личная встреча Хлестакова и городничего, — очень важна для понимания содержания произведения, она связана с другими сюжетными линиями. Из этого эпизода мы узнаем о положении дел в городе и можем представить себе страх высшего чиновника перед ревизором, нам также становится известно истинное лицо Хлестакова и известна ситуация, в которую он попал.

Именно этот эпизод играет важную роль в раскрытии авторского замысла. Н.В. Гоголь хотел показать, что в жизни мы можем встретить таких же городничих и Хлестаковых, только автор их изобразил комично.

Материал из Викицитатника

Ревизор (комедия)

Обложка первого издания «Ревизора»
Статья в Википедии
Тексты в Викитеке
Медиафайлы на Викискладе
Новости в Викиновостях

Цита́ты из коме́дии Никола́я Васи́льевича Го́голя «Ревизо́р» (1835—1836)

  • На зеркало неча пенять, коли рожа крива. (эпиграф)

Цитаты[править]

Городничий[править]

  • Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор.
  • Я как будто предчувствовал: сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы. Право, этаких я никогда не видывал: чёрные, неестественной величины! Пришли, понюхали — и пошли прочь.
  • Не по чину берёшь.
  • Большому кораблю — большое плавание!
  • Да и странно говорить: нет человека, который не имел бы за собою каких-нибудь грехов.
  • Я должен вам заметить и об учителе по исторической части. Он учёная голова — это видно, и сведений нахватал тьму, но только объясняет с таким жаром, что не помнит себя. Я раз слушал его: ну, покамест говорил об ассириянах и вавилонянах — ещё ничего, а как добрался до Александра Македонского, то я не могу вам сказать, что с ним сделалось. Я думал, что пожар, ей-богу! Сбежал с кафедры и, что силы есть, хвать стулом об пол. Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать? — последняя фаза стала крылатой, используется как ироничный комментарий к чьей-либо чрезмерной увлечённости чем-то — полемикой, спором и т. п.[1]
  • Также заседатель ваш… он, конечно, человек сведущий, но от него такой запах, как будто бы он сейчас вышел из винокуренного завода — это тоже нехорошо.
  • А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!
  • Умный человек — или пьяница, или рожу такую состроит, что хоть святых выноси.
  • Дай только, Боже, чтобы сошло с рук поскорее, а там-то я поставлю уж такую свечу, какой ещё никто не ставил: на каждую бестию купца наложу доставить по три пуда воску.
  • Пусть каждый возьмёт в руки по улице… чёрт возьми, по улице — по метле! И вымели бы всю улицу, что идёт к трактиру, и вымели бы чисто!
  • Оно чем больше ломки, тем больше означает деятельность градоправителя.
  • Да если спросят, отчего не выстроена церковь при богоугодном заведении, на которую год назад была ассигнована сумма, то не позабыть сказать, что начала строиться, но сгорела. Я об этом и рапорт представлял. А то, пожалуй, кто-нибудь, позабывшись, сдуру скажет, что она и не начиналась.
  • Да если проезжающий чиновник будет спрашивать службу, довольны ли, чтоб отвечали «Всем довольны, Ваше Благородие!» А который будет недоволен, то ему после дам такого неудовольствия!..
  • Да сказать Держиморде, чтобы не слишком давал воли кулакам своим; он, для порядка, всем ставит фонари под глазами — и правому и виноватому.
  • Да не выпускать солдат на улицу безо всего: эта дрянная гарниза наденет только сверх рубашки мундир, а внизу ничего нет.
  • В Саратовскую губернию! А? и не покраснеет! О, да с ним нужно ухо востро.
  • О, тонкая штука! Эк куда метнул! какого туману напустил! разбери кто хочет! Не знаешь, с которой стороны и приняться. Ну, да уж попробовать не куды пошло! Что будет, то будет, попробовать на авось.
  • Нужно быть посмелее. Он хочет, чтобы считали его инкогнитом. Хорошо, подпустим и мы турусы[2]: прикинемся, как будто совсем и не знаем, что он за человек.
  • Славно завязал узелок! Врёт, врёт — и нигде не оборвётся! А ведь какой невзрачный, низенький, кажется ногтем бы придавил его. Ну, да постой, ты у меня проговоришься. Я тебя уж заставлю побольше рассказать!
  • А вот посмотрим, как пойдет дело после фриштика[3] да бутылки толстобрюшки! Да есть у нас губернская мадера: неказиста на вид, а слона повалит с ног. Только бы мне узнать, что он такое и в какой мере нужно его опасаться.
  • Уж и вы! Не нашли другого места упасть! И растянулся, как чёрт знает что такое.
  • Эк как каркнула ворона! (Дразнит его.) «Был по приказанию!..» Как из бочки, так рычит.
  • Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я её высек; она врёт, ей-богу, врёт. Она сама себя высекла!
  • Что, самоварники, аршинники, жаловаться? Архиплуты, протобестии, надувайлы мирские, жаловаться?
  • «Мы, говорит, и дворянам не уступим». Да дворянин… ах ты, рожа! — Дворянин учится наукам: его хоть и секут в школе, да за дело, чтоб он знал полезное.
  • Ещё мальчишка, «Отче наша» не знаешь, а уж обмериваешь; а как разопрёт тебе брюхо да набьёшь себе карман, так и заважничал! Фу ты, какая невидаль! Оттого, что ты шестнадцать самоваров выдуешь в день, так оттого и важничаешь? Да я плевать на твою голову и на твою важность!
  • Вот ты теперь валяешься у ног моих. Отчего? — оттого, что моё взя́ло; а будь хоть немножко на твоей стороне, так ты бы меня, каналья, втоптал по самую грязь, ещё бы и бревном сверху навалил.
  • (бьёт себя по лбу) Как я, нет, как я, старый дурак! Выжил глупый баран из ума!
  • Вон он теперь по всей дороге заливает колокольчиком! Разнесёт по всему свету историю. Мало того что пойдёшь в посмешище — найдётся щелкопёр, бумагомарака, в комедию тебя вставит. Вот что обидно! Чина, звания не пощадит, и будут все скалить зубы и бить в ладоши.
  • Я бы всех этих бумагомарак! У, щелкопёры, либералы проклятые! Чёртово семя! Узлом бы вас всех завязал, в муку бы стёр вас всех да чёрту в подкладку! В шапку туды ему!..
  • Чему смеётесь? — Над собою смеётесь!

Хлестаков[править]

  • У меня лёгкость необыкновенная в мыслях.
  • Так немножко прошёлся, думал, не пройдёт ли аппетит — нет, чёрт возьми, не проходит.
  • Жаль, что Иохим[4] не дал напрокат кареты, а хорошо бы, черт побери, приехать домой в карете, подкатить этаким чёртом под крыльцо к какому-нибудь соседу помещику, с фонарями, а Осипа сзади, одеть в ливрею… Воображаю, как бы все переполошились: «кто такой, что такое?» А лакей входит: (вытягиваясь и представляя лакея) «Иван Александрович Хлестаков из Петербурга, прикажете принять?»
  • Ну, ну, ну… оставь, дурак! Ты привык там обращаться с другими: я, брат, не такого рода! Со мной не советую…
  • Боже мой, какой суп! Я думаю, ещё ни один человек в мире не едал такого супу: какие-то перья плавают вместо масла.
  • Это топор, зажаренный вместо говядины.
  • Чай такой странный: воняет рыбой, а не чаем.
  • Ведь мой отец упрям и глуп, старый хрен, как бревно. Я ему прямо скажу: как хотите, я не могу жить без Петербурга. За что ж, в самом деле, я должен погубить жизнь с мужиками? Теперь не те потребности; душа моя жаждет просвещения.
  • …Я бы, признаюсь, больше бы ничего и не требовал, как только оказывай мне преданность и уваженье, уваженье и преданность.
  • Я люблю поесть. Ведь на то живешь, чтобы срывать цветы удовольствия.
  • Привыкши жить, comprenez vous[5], в свете — и вдруг очутиться в дороге: грязные трактиры, мрак невежества.
  • С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: «Ну что, брат Пушкин?» — «Да так, брат, — отвечает, бывало, — так как-то все…» Большой оригинал.
  • …а там уж чиновник для письма, эдакая крыса, пером только: тр… тр… пошёл писать[6].
  • Моих, впрочем, много есть сочинений: «Женитьба Фигаро»[7], «Роберт-Дьявол»[8], «Норма»[9]. Уж и названий даже не помню. И всё случаем: я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: «Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь». Думаю себе, пожалуй, изволь, братец! И тут же в один вечер, кажется, всё написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях. Всё это, что было под именем барона Брамбеуса[10], «Фрегат Надежды» и «Московский телеграф»[11]… всё это я написал.
  • На столе, например, арбуз — в семьсот рублей арбуз. Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа; откроют крышку — пар, которому подобного нельзя отыскать в природе![12]
  • Там у нас и вист свой составился: министр иностранных дел, французский посланник, английский, немецкий посланник и я.
  • И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры… можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!
  • Меня завтра же произведут сейчас в фельдмарш…
  • Вздор — отдохнуть. Извольте, господа, я готов отдохнуть. Завтрак у вас, господа, хорош… Я доволен, я доволен. (С декламацией.) Лабардан! Лабардан![13]
  • Я, кажется, всхрапнул порядком. Откуда они набрали таких тюфяков и перин? Даже вспотел.
  • Со мной престранный случай: в дороге совершенно издержался. Нет ли у вас денег взаймы, рублей четыреста?

Цитаты из письма Хлестакова — Тряпичкину[править]

  • Спешу уведомить тебя, душа Тряпичкин, какие со мной чудеса.
  • На дороге обчистил меня кругом пехотный капитан, так что трактирщик хотел уже было посадить в тюрьму; как вдруг, по моей петербургской физиономии и по костюму весь город принял меня за генерал-губернатора.
  • …И я теперь живу у городничего, жуирую[14], волочусь напропалую за его женой и дочкой; не решился только, с которой начать, — думаю, прежде с матушки, потому что, кажется, готова сейчас на все услуги.
  • Городничий глуп, как сивый мерин.
  • Почтмейстер точь-в-точь департаментский сторож Михеев, должно быть, также, подлец, пьёт горькую.
  • Надзиратель над богоугодным заведением Земляника — совершенная свинья в ермолке.
  • Смотритель училищ протухнул насквозь луком.
  • Судья Ляпкин-Тяпкин — в сильнейшей степени моветон[15].

Осип, слуга Хлестакова[править]

  • Чёрт побери, есть так хочется, и в животе трескотня такая, как будто бы целый полк затрубил в трубы.
  • Разговаривает все на тонкой деликатности, что разве только дворянству уступит; пойдешь на Щукин[16] — купцы тебе кричат: «Почтенный!»
  • Наскучило идти — берёшь себе извозчика и сидишь себе как барин, а не захочешь заплатить ему — изволь: у каждого дома есть сквозные ворота, и ты так шмыгнешь, что тебя никакой дьявол не сыщет.
  • Добро бы было в самом деле что-нибудь путное, а то ведь елистратишка[17] простой!
  • Он не посмотрел бы на то, что ты чиновник, а, поднявши рубашонку, таких бы засыпал тебе, что б дня четыре ты почёсывался.
  • На пустое брюхо всякая ноша кажется тяжела.
  • И верёвочка в дороге пригодится.

Ляпкин-Тяпкин[править]

  • Нет, этого уже невозможно выгнать: он говорит, что в детстве мамка его ушибла, и с тех пор от него отдаёт немного водкою.
  • Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзыми щенками. Это совсем иное дело.
  • Россия… да… хочет вести войну, и министерия-то, вот видите, и подослала чиновника, чтобы узнать, нет ли где измены.
  • А деньги в кулаке, да кулак-то весь в огне.
  • О Боже, вот уж я и под судом! И тележку подвезли схватить меня!
  • Ну, город наш!

Артемий Филиппович[править]

  • О! Насчёт врачеванья мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше, — лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрёт, то он и так умрёт, если выздоровеет, то он и так выздоровеет. Да и Христиану Ивановичу затруднительно было б с ними изъясняться: он по-русски ни слова не знает.
  • С тех пор как я принял начальство, — может быть, вам покажется даже невероятным, — все как мухи, выздоравливают. Больной не успеет войти в лазарет, как уже здоров; и не столько медикаментами, сколько честностью и порядком.
  • Больным велено габерсуп[18] давать, а у меня по всем коридорам несёт такая капуста, что береги только нос.
  • И неостроумно: «Свинья в ермолке». Где ж свинья бывает в ермолке?

Лука Лукич[править]

  • Вот ещё на днях, когда зашел было в класс наш предводитель, он скроил такую рожу, какой я никогда ещё не видывал. Он-то её сделал от доброго сердца, а мне выговор: зачем вольнодумные мысли внушаются юношеству.
  • Не приведи Бог служить по ученой части! Всего боишься: всякий мешается, всякому хочется показать, что он тоже умный человек.
  • А у меня, подлец, выпонтировал[19] вчера сто рублей.
  • Я, признаюсь, так воспитан, что, заговори со мною одним чином кто-нибудь повыше, у меня просто и души нет, и язык как в грязь завязнул.
  • Оробел, ваше бла… преос… сият… (В сторону.) Продал проклятый язык, продал!
  • Ей-богу, и в рот никогда не брал луку.

Бобчинский и Добчинский[править]

  • Пошли к Почечуеву, да на дороге Петр Иванович говорит: «Зайдем, говорит, в трактир. В желудке-то у меня… с утра я ничего не ел, так желудочное трясение». Да-с, в желудке-то у Петра Ивановича… «А в трактир, говорит, привезли теперь свежей сёмги, так мы закусим».
  • Недурной наружности, в партикулярном платье, ходит этак по комнате, и в лице этакое рассуждение… физиономия… поступки, и здесь (вертит рукою около лба) много, много всего.
  • Э! — сказали мы с Петром Ивановичем.
  • Нет, больше шантрет[20]. И глаза такие быстрые, как зверьки, даже в смущенье приводят.
  • Сто лет и куль червонцев!
  • Продли, Бог, на сорок сроков!
  • Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство, — живёт в таком-то городе Петр Иванович Бoбчинский. Так и скажите: живёт Петр Иванович Бобчинский. […] Да если этак и государю придётся, то скажите и государю, что вот, мол, ваше императорское величество: в таком-то городе живёт Петр Иванович Бобчинский.

Диалоги[править]

  • Хлестаков. Что там такое?
    Слуга. Суп и жаркое.
  • Городничий. А Прохоров[21] пьян?
    Частный пристав. Пьян.
    Городничий. Как же вы это допустили?
    Частный пристав. Да бог его знает. Вчерашнего дня случилась за городом драка, — поехал туда для порядка, а возвратился пьян.
  • Городничий. Кажется, эта комната несколько сыра?
    Хлестаков. Скверная комната, и клопы такие, каких я нигде не видывал: как собаки кусают.
    Городничий. Скажите! Такой просвещённый гость, и терпит — от кого же? — От каких-нибудь негодных клопов, которым бы и на свет не следовало родиться.
  • Анна Андреевна. Оно тебе будет гораздо лучше, потому что я хочу надеть па́левое[22]; я очень люблю палевое.
    Марья Антоновна. Ах, маменька, вам нейдёт палевое!
    Анна Андреевна. Мне палевое нейдёт?
    Марья Антоновна. Нейдёт, я что угодно даю, нейдёт: для этого нужно, чтобы глаза были совсем тёмные.
    Анна Андреевна. Вот хорошо! А у меня глаза разве не тёмные? Самые тёмные. Какой вздор говорит! Как же не тёмные, когда я и гадаю про себя всегда на трефовую даму?
    Марья Антоновна. Ах, маменька! Вы больше червонная дама.
  • Хлестаков. Как называлась эта рыба?
    Артемий Филиппович (подбегая). Лабардан-с.[13]
    Хлестаков. Очень вкусная. Где это мы завтракали? в больнице, что ли?
    Артемий Филиппович. Так точно-с, в богоугодном заведении.
  • Анна Андреевна. Так, верно, и «Юрий Милославский»[23] ваше сочинение?
    Хлестаков. Да, это моё сочинение.
    Марья Антоновна. Ах, маменька, там написано, что это господина Загоскина сочинение.
    Анна Андреевна. Ну вот: я и знала, что даже здесь будешь спорить.
    Хлестаков. Ах да, это правда, это точно Загоскина; а вот есть другой «Юрий Милославский», так тот уж мой.
    Анна Андреевна. Ну, это, верно, я ваш читала. Как хорошо написано!
  • Городничий. Знаете ли вы, семь чертей и одна ведьма вам в зубы…
    Анна Андреевна. Ах, Боже мой, какие ты, Антоша, слова отпускаешь!
    Городничий (с неудовольствием). А, не до слов теперь! Знаете ли, что тот самый чиновник, которому вы жаловались, теперь женится на моей дочери?
  • Хлестаков. Отчего ж далеко? Всё равно и близко.
    Марья Антоновна. Отчего ж близко? Всё равно и далеко.
  • Анна Андреевна. Ну этого не может быть, Антоша. Он же обручился с Машенькой.
    Городничий (в сердцах.) Обручился? Кукиш с маслом — вот тебе обручился! Лезет мне в глаза с обручением!..

Цитаты о пьесе[править]

  •  

…Мой смех вначале был добродушен; я совсем не думал осмеивать что-либо с какой-нибудь целью, и меня до такой степени изумляло, когда я слышал, что обижаются и даже сердятся на меня целиком сословия и классы общества, что я наконец задумался. «Если сила смеха так велика, что её боятся, стало быть, её не следует тратить непустому». Я решился собрать всё дурное, какое только я знал, и за одним разом над ним посмеяться — вот происхождение «Ревизора»! Это было первое моё произведение, замышленное с целью произвести доброе влияние на общество, что, впрочем, не удалось: в комедии стали видеть желанье осмеять узаконенный порядок вещей и правительственные формы, тогда как у меня было намерение осмеять только самоуправное отступленье некоторых лиц от форменного и узаконенного порядка. —

  •  

…«Ревизор»… ― фарс, который нравится именно тем, что в нем нет ни драмы, ни цели, ни завязки, ни развязки, ни определённых характеров. Язык в нём неправильный, лица ― уродливые гротески, а характеры ― китайские тени, происшествие ― несбытное и нелепое, но всё же вместе уморительно смешно, как русская сказка о тяжбе ерша с лещом, как повесть о Дурне, как малороссийская песня: Танцовала рыба с раком, А петрушка с пастернаком, А цыбуля с чесноком… Не подумайте, чтобы такие создания было легко писать, чтобы всякой мог писать их.[24]

  — Николай Чернышевский, «Очерки гоголевского периода русской литературы», 1856
  •  

А во время постановки «Ревизора» хорошо играли колонисты, но к концу спектакля обратили меня в злую фурию, потому что даже мои крепкие нервы не могли выдержать таких сильных впечатлений:
Аммос Фёдорович: Верить ли слухам, Антон Семёнович? К вам привалило необыкновенное счастье?
Артемий Филлипович: Имею честь поздравить Антона Семёновича с необыкновенным счастьем. Я душевно обрадовался, когда услышал. Анна Андреевна, Мария Антоновна!
Растаковский: Антона Семёновича поздравляю. Да продлит бог жизнь и новой четы и даст вам потомство многочисленное, внучат и правнучат. Анна Андреевна, Марья Антоновна!
Коробкин: Имею честь поздравить Антона Семёновича.
Хуже всего было то, что на сцене в костюме городничего я никакими способами не мог расправиться со всеми этими извергами. Только после немой сцены, за кулисами, я разразился гневом:
— Чёрт бы вас побрал, что это такое? Это издевательство, что ли, это нарочно?
На меня смотрели удивлённые физиономии, и почтмейстер — Задоров спрашивал:
— В чём дело? А что случилось? Всё хорошо прошло.
— Почему вы все называли меня Антоном Семёновичем?
— А как же?.. Ах да… Ах ты, чёрт! Антон Антонович городничий же.
— Да на репетициях вы же правильно называли!
— Чёрт его знает… то на репетициях, а тут как‑то волнуешься…[25]

  — Антон Макаренко, «Педагогическая поэма», 1935
  •  

«Олимпийцы» [представители педагогического «Олимпа»] презирают технику. Благодаря их владычеству давно захирела в наших педвузах педагогически‑техническая мысль, в особенности в деле собственно воспитания. Во всей нашей советской жизни нет более жалкого технического состояния, чем в области воспитания. И поэтому воспитательское дело есть дело кустарное, а из кустарных производств — самое отсталое. Именно поэтому до сих пор действительной остаётся жалоба Луки Лукича Хлопова из «Ревизора»:
«Нет хуже служить по учёной части, всякий мешается, всякий хочет показать, что он тоже умный человек»[25]

  — Антон Макаренко, «Педагогическая поэма», 1935

Примечания[править]

  1. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений / составитель В. В. Серов — М.: «Локид-Пресс», 2005.
  2. Пустить турусы — склонять к чему россказнями, подлещаться (Словарь русского языка Даля)
  3. Фриштик (от нем. Frühstück) — завтрак.
  4. Иохим — известный в Петербурге каретный мастер. Также Иохим — квартирный хозяин Гоголя. По преданию, Иохим надоедал Гоголю вопросом об уплате за квартиру, и Гоголь пригрозил своему хозяину, что вставит его имя в комедию, если Иохим не отстанет.
  5. Comprenez vous (фр.) — понимаете ли.
  6. Сам Хлестаков являлся коллежским регистратором, который переписывал бумаги
  7. «Женитьба Фигаро» — опера Вольфганга Амадея Моцарта.
  8. «Роберт-Дьявол» — известная средневековая легенда, положенная в основу анонимного французского рыцарского романа XIII века. Присвоив себе авторство народной легенды, Хлестаков демонстрирует высшую степень вранья.
  9. Норма — опера, лирическая трагедия в двух актах Винченцо Беллини.
  10. Барон Брамбеус — Сенковский, Осип (Юлиан) Иванович, востоковед, полиглот, писатель, редактор, коллекционер.
  11. «Московский телеграф» — энциклопедический журнал. Издавался с 1825 года.
  12. Существует мнение, что таким образом Хлестаков описал первые консервы. (Выписка из журнала «Русский архив» за 1821 г.)
  13. 1 2 Лабардан — свежепросольная треска.
  14. Жуи́ровать (от фр. jouir) — развлекаться, вести весёлую жизнь.
  15. Мовето́н (от фр. mauvais ton — дурной тон) — поведение, манеры и поступки, не принятые в хорошем обществе; невоспитанность.
  16. Щукин двор — один из рынков в Петербурге XIX века.
  17. Елистратишка — искажённое слово «регистраторишка».
  18. Габерсуп (от нем. Hafer — овёс) — овсяный суп.
  19. Выпонтировал — выиграл в карты.
  20. Шантрет — искажённое слово «шатен».
  21. Прохоров — фамилия актёра, не явившегося ни на одну репетицию «Ревизора». И. И. Сосницкий, исполнявший роль городничего, как-то спросил: «А где Прохоров?», и ему ответили: «Опять запьянствовал». Гоголю так понравился этот разговор, что он тут же вставил несколько реплик в текст комедии.
  22. Палевый цвет — бледно-жёлтый с розоватым оттенком. Один из самых модных цветов того времени.
  23. «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году» — исторический роман русского писателя М. Н. Загоскина; один из самых популярных романов России в XIX веке.
  24. Н. Г. Чернышевский, Собрание сочинений в пяти томах. Том 3. Статьи по философии и эстетике. — М., «Правда», 1974.
  25. 1 2 Антон Макаренко. Педагогическая поэма.. — Педагогика, 1981. — ISBN 1154

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Приятный слова девушке в стихах красивые
  • Красивые слова девушке от родителей
  • Друг научит а не друг проучит смысл пословицы
  • Красивые слова для названия заведения
  • Пророк мухаммед цитаты про женщин