Древнерусские пословицы поучения

Подготовка текста, перевод и комментарии В. В. Колесова

Среди древнерусских поучений, адресованных простому люду, не искушенному в книжной премудрости, особое место занимают краткие увещевательные «Слова», направленные против языческих пороков в среде ранних славянских христиан. Произнесенные на понятном разговорном языке своего времени, русскими по рождению людьми, в своеобразной поэтической форме, лаконично и в народном ритме, они затрагивают нравственные проблемы общего значения и до сих пор сохраняют свою художественную ценность. Их особенность – почти в полном отсутствии цитат из Священного писания, что так характерно для торжественного красноречия, и в той системе эмоциональных доказательств, которые диктуются простой и понятной житейской мудростью умудренного опытом человека.

Слова об излишествах и об языческих клятвах приписываются новгородскому игумену Моисею, умершему в 1187 году; они публикуются по пергаменному сборнику XIV века – ГИМ, Хлудовское собрание, 30-д, в издании: Соболевский А. И. Материалы и заметки по древнерусской литературе. – Известия ОРЯС, т. XVII, кн. 3, с. 77–80 (СПб., 1912).

Слово против пьянства приписывается Григорию, жившему в конце XII века, которого рукописи называют философом (мудрецом). Согласно традиции, его считают епископом Белгорода – городка под Киевом; в домонгольской Руси такой епископ считался вторым в церковной иерархии лицом и обычно заменял митрополита в его отсутствие – это случалось довольно часто и подолгу. В Слове содержится несколько мест, показывающих. что Григорий воспользовался таким случаем и произнес свое непритязательное слово перед прихожанами знаменитой Софии киевской. Издается оно по публикации: Соболевский А. И. Два русских поучения с именем Григория. – Известия ОРЯС, т. XII, кн. 1, с. 254–258 (СПб., 1907).

* * *

ПОУЧЕНИЕ МОИСЕЯ О ЧРЕЗМЕРНОМ ИЗЛИШЕСТВЕ

Бог вложил человеку любое желанье духовных и плотских поступков: сну свое время и мера, желанию пищи и время, и мера, и питью свой срок и умеренность, потребности в женщине время и мера, – стоит ли дальше слова продолжать? Любому желанию время и мера назначены живущему в вере одной, в христианстве. Но если же все те желанья исполнить кто хочет без меры и времени – грех будет в душе, а в теле недуг. Рождается всякий недуг в человеческом теле из желчи. Желчь же свернется от чрезмерной еды и питья, и лежанья, и от женской ласки без меры и срока. Желчи же три в человеке: желта, зелена и черна; от желтой – горячка, зеленая даст лихорадку, от черной же – смерть, то есть кончина души; дьявол тогда возликует о гибели человека. Такого недуга Бог не создал, но сам в себе человек создает тот недуг непотребным поступком без меры и сам осуждает себя на мученье; и коль не покается, то не удержится он от того. А делал бы в нужное время и в меру, и был бы спасен. Пусть каждый, веры достойный, обычая держится так: желанию – время, а на избыток желанья узду налагать воздержания; если же будет желание впору, то делай что хочешь – но в меру, а не безмерно. Насколько больше нас кони, насколько быстрее нас пес, а каждый из этих животных, как видим, в еде и в питье пренебрегает обжорством: хоть не раз понуждаемы будут, не захочет сверх меры принять, – неужели коней тех мы хуже? Если видим: скотина завязла – не отвергаем ее; если же видим друга в постоянном шатанье – лишь посмеемся. Так не поступим же, братья, мы так, дабы не быть осужденным на муку: жизнь коротка, а мучение – долго и бесконечно для грешных.

СЛОВО МОИСЕЯ О ПРИСЯГАХ И КЛЯТВАХ

Пророк говорит: оттого закрылись небеса, не пуская дождь на землю, что люди клянутся Богом и его святыми, и друг друга понуждают на клятвы, и Церковь святую, невесту Христову, оскверняют присягой. Приведя, приносят в жертву сына на глазах матери. Слуги той матери и брата своего по крещенью святому и духу пьют кровь закланного сына той матери. И вот почему все силы небесные объяты ужасом, ведь Бог запрещает понуждать человека на присягу и клятву. Похожа на то и другая причина: жертву приносят языческим богам и болезни лечат колдовством и заклятьем; бессильного демона, называемого трясцей, изгоняют какими-то лживыми знаками; отверженных бесов языческих, на шарах их рисуя, помещают на священном столе во время святой литургии. И тогда содрогается в ужасе множество ангелов, и Бог потому, прогневясь, не пускает на землю дождь, что не велит Бог болезни лечить колдовством и заклятьем, ни бесов просить – на охоту идя, или торгуя, или на царскую милость надеясь. Беда христианам, так поступающим, и мученье страшнее языческого, если того не оставят и не покаются! Ибо век этот короток, а мука долга и бесконечна.

СЛОВО МУДРОГО ЕПИСКОПА БЕЛГОРОДСКОГО

Приблизьтесь все вместе, мужи и жены, церковные и светские, монахи и попы, богатые и бедные, местные и чужеземцы, соберитесь и послушайте меня, хоть я и не пастырь ваш и не знаю, как начать. Ибо всего лишь я нахожусь рядом с пастырем и вместо пастыря оставлен вам я, но ничего для вас вредного не совершу, хоть вижу всех убиваемых и на землю несчастную падающих – и спешу на помощь. Ибо если оберегает милосердие Божье – воскреснут и мертвые, и Бог в них восславится, но если раб действительно любит своего господина, то, видя его в позоре, в пренебрежении, не сочувствует ли он сердцем? И, если другого ничего не может сделать, не выкажет ли он свою поспешность в том, что не сможет видеть столько унижений и бесславья своего господина? Вы же все, сколько вас есть, душу имеете человеческую и еще не совсем звероподобны: если видит, чей дом огнем занимается и когда он совсем уже гибнет, не со рвением ли обеими руками поднимется и спешит, стараясь загасить огонь и пламя? Как же я, не один лишь дом видя, но весь город, не только город, но и окрестности его горящими, полностью сожженными, и не как от огня дерево, но от пламени погибающих, – то не восскорблю ли душою и, насколько есть силы во мне, не попытаюсь ли загасить пламя? Что же это за пламень? Скажите вы мне: не тот ли, которым вы наполняетесь, когда пьете вино и мед или иные напитки безмерно, так что будто от злого огня выгораете? Таков по рождению хмель: согревает и разжигает нутро, как будто душу уничтожающее пламя. Пьяницы ведь царства Божьего не получат – и не так ли уж ясно, что всякий пьяница погибает: и от Бога они отгоняются, и в негасимый вечный огонь посылаемы. Я же, поверьте мне, ужасаюсь, раздумывая, как в вас бесы ликуют и Сатана торжествует в вас и радуется пьянству, чтимому вами; все будто богом неким захвачены им, и детям своим вы велите поклоняться пьянству. И тот лишь считает праздник славным, когда все лежат, будто мертвые спьяну, как идолы, – с разверстыми ртами, но языками безгласными, с очами открытыми, но не видящими, с ногами, которые не могут ходить. Кто по достоинству вас оплачет, столь горестно от пьянства гибнущих? Нет человека несчастнее пьяницы: пьяница жизни своей лишается – для загробной жизни он больше чем умер, но жизни и там не сподобится! О вас хотел бы услышать, как Бог говорит, что «не пребудет Дух мой в людях таких», – так как плоть лишь у пьяниц там, где должен быть дух; дым отгоняет пчел, а пьянство Духа Святого прогонит; пьяница – весь из плоти, весь пороков исполнен и нечистот, пьяница ни о каком благе не помышляет. Боюсь я, верьте мне, что крещенье угнетается вашим пьянством, ибо крещенье святое на святыне основано, в пьянице же святыни нет никакой. Я рыдаю и плачу оттого, что больше Христа вам угоден дьявол, ибо ему доставляете радость. Когда вы упьетесь, тогда вы блудите и скачете, кричите, поете и пляшете, и в дудки дудите, завидуете, пьете чуть свет, объедаетесь и упиваетесь, блюете и льстите, злопамятствуете, гневитесь, бранитесь, хулите и сердитесь, лжете, возноситесь, срамословите и кощунствуете, вопите и ссоритесь, море вам по колено, смеетесь, крадете, бьете, деретесь и празднословите, о смерти не помните, спите много, обвиняете и порицаете, божитесь и укоряете, поносите, – ну как же святому крещенью не тужить из-за вашего пьянства? Да и плясунья женщина – сатанина невеста, супруга дьяволу: когда любой мужчина глядит на такую жену, для мужа ее непристойно то и бесстыдно; образ Божий нося на груди, с женою своею в пляске сойтись! – и вы еще входите в церковь! Так скажите же мне, как вы Бога восславите? Ведь ясно, что пьяного, смрадом рыгающего, Бог так же не любит, как сами гнушаемся мертвого пса мы смердящего. Горе мне! горе мне! как допустил все это Господь Бог в дни, в какие не ждал я, что увижу людей, чтящих деяния беса – и совсем того не стыдящихся, но даже гордящихся! Прекратите, братья, проклятое пьянство, ибо на радость нам дал Бог напитки, а также в угодное время, а не на пьянство. Горе мне! горе мне! зачем Бога, создавшего вас, покидаете и предаетесь пьянству, которое идолов хуже? Скажите мне: чем отличаетесь вы от неверных, когда напиваетесь до опьянения? Они ведь служат созданию, а мед – что такое, не есть ли создание Божье? И говорите: «Тогда только праздник хорош, если на несколько дней мы упьемся!» Подумайте сами, что говорите: ведь, отвлекаясь от праздника, дьяволу вы угождаете! Как очерствил Сатана вашу душу! Но зачем так много я говорю? Покайтесь! откажитесь от такого веселья, что велит напиваться по праздникам, и восплачьте, каясь в ваших излишествах, не то затворится небесное царство. Если, покаясь, не оставите подобных поступков, то будут вас мучить бесконечное время в негасимом огне! Богу нашему слава и власть с Отцом и с Духом Святым и теперь, и всегда, и во веки веков. Аминь.

* * *

ПОУЧЕНИЕ МОИСѢЯ О БЕЗЪВРЕМЕНЬНѢМЬ ПИЯНЬСТВѢ

Богъ вложилъ есть всякое похотѣние человѣку духовнымь и телеснымь дѣломь: спанию время и мѣра, похотѣнию ѣдению время и мѣра, питию врѣмя и мѣра, женоложью похотѣнию врѣмя и мѣра, – что ли боле въ имена писати? Всему есть похотѣнию время и мѣра уречено, живущему въ вѣрѣ честьнѣй, въ крестьяньствѣ. Да аще вся та похотѣния дѣяти будеть безъ времене и без мѣры, то грѣхъ будеть въ души, а недугъ в телеси. Недугъ всь ражаеться въ телеси человѣчи, въ кручинѣ. Кручина же съсядеться от излишнаго пития и ѣдения, и спания, и женоложья, иже без времене и без мѣры. Кручины же три въ человѣцѣ: желта, зелена, черна; да от желтое огньная болѣзнь, а от зеленое зимная болѣзнь, а от черное смерть, рекши души исходъ; дьяволъ же тогда радуеться о погыбели человѣчи. Того же недуга Богъ не створи, нъ самъ в себе стваряеть недугъ безвременьнымь дѣяниемь и безмѣрьннымь, и самъ ся осужаеть на муку; аще ся не покаеть, ни въстягнеться от того. И творилъ бы в подобно время и въ мѣру, и спасенъ бъ былъ. Да всякому вѣрному человѣку держати той норовы: похотѣнию время, а на излишное похотѣние мѣру налагати узду въздержания; аще будеть похотѣние будеть, то твори, его же хощеши, нъ въ мѣру, а не без мѣры. Колико больше суть кони, колико ны вышии есть песъ, и коеждо бо от тѣхъ животныхъ видимъ, ѣдъша или пивша, чересъ сыть не брегуть: аще и тмами нудящеи будуть, не хощеть излише мѣры прияти – не убо ли сихъ и конь хужьши мы? Аще видимъ и скота грязяща, тъ не презримъ, егда ли видимъ друга, всегда погружаема, то посмѣемъся. Нъ мы, братье, не створимъ тако, да не будемъ осужени в муку: вѣкъ бо сий коротокъ, а мука долга и бес конца грѣшьному.

СЛОВО ОТЦА МОИСѢЯ О РОТАХѢ И О КЛЯТВАХѢ

Пророкъ глаголеть: того ради завяза небо, не пустить дъждя на землю, зане человѣци кленуться Богомъ и его святыми, и другъ друга догонять до клятвы, и Церковь святую невѣсту Христову ротою скверняще. Приводяще, закалають сына предъ матерью. Слугы же тоя матере своего брата, рожьшагося по духу святымь крещениемь, пиють кровь заколенаго сына матери тоя. И того ради вся силы небесныя трепещють страхомь, занеже Господь Богъ не велить догонити человѣка до клятвы и до роты. Тому же подобна и другая вина: жертву приносят бѣсомъ, и недугы лѣчать чарами и наузы; немощнаго бѣса, глаголемато Трясцю, прогонять нѣкыми писмены лживыми; проклятыхъ бѣсовъ елиньскыхъ, пишюще на яблоцѣхъ и покладають на святѣй трапезѣ в годъ святыя литургия. И тогда ужаснуться страхомъ ангельская воиньства, и того ради Богъ гнѣваяся не пущаеть дъждя на землю, занеже не велить Богъ недугъ лѣчить чарами и наузы, ни бѣсъ искати – или на ловы идуще, или куплю дѣюще, или милости от царя хотяще. Горе крестьяномъ тако дѣющи, и мука горши поганыхъ, аще ся не остануть того и придуть на покаяние, то вѣкъ сь коротокъ, а мука долга и бес конца.

ПОУЧЕНИЕ ФИЛОСОФА, ЕПИСКОПА БѢЛГОРОДЬСКАГО

Придете, вси мужи вкупѣ и жены, попови и людье, и мниси, и бѣлци, богати и убозни, домашнии и пришельци, сберитеся и послушайте мене, аще бо нѣсмь пастырь вашь, но не вѣдь откуду рещи. Пастыри бо утроби прилежю, в пастыря бо мѣсто оставленъ есмь вамъ, да ничтоже чюжего творю, аще вся вижю закалаема и на земли оканьни падающа – и теку на помощь: да бы когда варило милосердие Божие и мертви въскреснутъ, и Богъ въ тѣхъ прославится, но который рабъ в истину любить свой господинъ, видя и бе-ществуема, ни во что же мѣнима, не болѣзнуеть ли сердцемъ? И аще иного ничтоже не можеть творити, но обаче покажеть свой успѣхъ, яко не терпѣть зрѣти толька приобидѣния и беславья своего господина? И вы же вси, елико васъ душю имуть челвѣчьскую и нѣсть отинудь звѣрообразни: егда видить коего домъ от пожара оступаемъ, ти яко хотящю ему уже погибнути, не успѣшно ли обѣма рукама востанеть и течеть, тщашеся угасити огня и пламяни? Како убо видя азъ ни едины храмины, но всь градъ, не точью градъ, но и кромѣ града погарающа, вся ижьжена, не яко же огня древо, но от пламяни изгыбающе, то не болю ли душею, елико ми сила есть потьщатися угасити пламень? Кый ли то есть пламянь? Вы рцѣте ми, не то ли, егда пиете вино и медъ, или иное питие чрез сытость и наполняетеся и, то како мните внутрь себе имѣти, не яко от огня нѣкоего изгараеть? Тако бо родомъ хмель: съгрѣвая и распаляя вьнутрьняя, то бо есть убо душа погубьляяй пламяни. Пьяницѣ бо царьствия Божия не приемлють, то не тако ли явѣ есть, яко всякъ пьяница погыбаеть, и от Бога отлучаются, и в негасимый вѣчный огнь посылаеми бывають, Азъ же, убо вѣру имете ми, ужасаюся, помышляя, како васъ бѣси ликують и Сотона во васъ играеть и красуеться пьяньству, во васъ чтему, яко нѣкоторого бога, всимъ имущимъ его; яко и дѣти ваша нудити покланятися пьяньству. И то мните праздникъ великъ, егда вси лежать, яко мертви от пьяньства, яко идоли уста имуше и не ходяще. Кто достойно васъ оплачеть, тако умильно от пьяньства гыбьнущимъ? Нѣсть человѣка оканьнее пьяницѣ: пьяница живота своего лишаеться, и тамъ сущаго здѣ живота паче умерлъ есть, и тамо живота не сподобится! А васъ мню услышати Господу глаголющю, яко «не пребудить Духъ мой въ человѣцѣхъ сихъ», зане плоть суть, гдѣ бо суть духъ во пьяницахъ: дымъ прогонитъ пчелы, а пьяньство Святаго Духа прогонить, пьяница всь плоть есть и всь страстехъ исполненъ; пьяница ничто же блага не помышляеть. Устрашаюся, вѣру имѣти ми, како святое крещение стужаетъ си пияньствомъ вашимъ, крещение бо на святыни почиваеть, а во пьяницѣ святыни отинудь нѣсть. Стужаю си, како паче Христа изволисте дьявола, празники бо его творите дьяволя. Егда бо упивается, тогда блудите, и играете, плищете, поете, пляшете, в сопѣли сопете, завидите, рано пьете, обьѣдаетеся, упиваетеся, блюете, льстите, злопоминаете, гнѣваетеся, лаетеся, хулите, осержаетеся, лжете, горьдите, кощуняете, срамословите, кличете, сваритеся, море вамъ до колѣна, смѣетеся, крадете, бьетеся, деретеся, праздновловите, смерти не поминаете, спите много, осужаете, вадите, божитеся, укаряете, клеплете, – не по истиннѣ ли святое крещение стужитъ си пьяньством вашимъ? А и плясавица есть сатанина невѣста, супружница диавола, всѣмъ мужемъ тѣмъ зрящимъ ее, жена скверно же и скаредно и своему мужу; образъ Божий нося, съ женою своею совокупитися во плясании, – аще и въ церковь въходите! Повѣдите ми, како убо вы Бога прославите? Повѣдите ми, яко пьяного смрадомъ отрыгающа, Богь толма ненавидить, яко же мы пса мертва смердяща гнушаемся! Увы мнѣ! увы мнѣ! како сотвори Господь Богъ тако до дни, в няже не чаяхъ, яко вижу человѣки, чтуща дѣла сатанина – и не стыдящася о томъ, но и паче хвалящеся? Останите, братие, окаяннаго пьяньства, яко на веселие намъ Богъ питие далъ есть, и тожде в подобно время, а не пьяньство. Увы мнѣ! увы мнѣ! яко оставляете Бога сотворившаго васъ и прилѣпяетеся пияньству горше идолъ. Рцете ми, чимъ есте отложени от невѣрныхъ, аще до пьяньства упиваетеся? Они убо служать зданию, а медъ что есть, не здание ли Божие? И глаголете, яко тогда имамъ праздникъ честенъ, егда по многи дни упиваемся. Разумѣйте сами, что глаголите, яко оставльше праздникъ, а диаволу угождаете! Окамени бо душу вашу Сатана! Иже что много глаголю? Покайтеся, и лишитеся таковаго празднования, еже упиватися по праздникомъ, и плачитеся, кающеся о пьяньствѣ вашемъ, яко бо затворяетеся от небеснаго царьства пьяньства ради, аще же не покаетеся, ни останетеся таковаго творения, то мучими будете в бесконечныя вѣки в негасимомъ огни. Богу нашем слава и держава со Отцемъ и Святымъ Духомъ нынѣ и присно и во вѣки вѣкомъ. Аминь.

I

Мудрость народная

Где народ, там и правда

Говорить о народной мудрости — это все равно, что пытаться объять необъятное. За что ни возьмись, какой вопрос ни задай, а у предков всегда найдется мудрый совет, будь то разговор о времени сева, солениях на зиму, рыбалке и охоте, приметах, чести, верности или о душе. Сами того не замечая, мы с раннего детства впитываем память предков с пословицами, поговорками и сказками. Со всем пылом юношеского максимализма стремимся доказать, что правила и традиции, освященные столетиями, не для нас, а став взрослыми, однажды вдруг понимаем, что живем, следуя мудрости отцов и дедов.

Что противопоставить смерти? Чем ценно честное слово? Опасна ли наивность? Читайте и узнаете!

Одна жизнь за всех и за россию

Спроси любого человека, есть ли что-то важнее жизни? И мудрый ответит: да! В истории тому есть множество примеров.

В 1613 году решением Земского собора был избран на царство первый из династии Романовых, Михаил Федорович. Его правление стало окончанием Смутного времени и принесло России долгожданный мир и спокойствие. Но всего этого могло бы не быть, если бы не подвиг Ивана Сусанина, прославивший деревенского старосту в веках.

Наш народ зря не любит говорить, а если сказал, то связал.

Семнадцатилетний Михаил Романов с матерью Марфой в то время жили недалеко от Костромы, в селе Домнино. Узнав о провозглашении его царем, польско-литовский отряд направился туда, пленение или смерть юного властителя — вот что было его целью. Встретивший отряд Иван Сусанин не мог не понимать, что дойди поляки до Домнино, беды не избежать. Иван Сусанин решил, что одна его жизнь — малая плата за жизнь царя и судьбу России, и увел интервентов в противоположную от села сторону. Открыв обман, поляки казнили Сусанина в болотах под Исуповым.

* * *

«Время тогда было ненастное, начинало вечереть, как поляки, сбившись с дороги, встретили близ деревни Деревнищ крестьянина Ивана Сусанина и спросили его о дороге в село Домнино к боярскому двору, где тогда был юный Михаил. Умный Сусанин, подозревая коварство их, решается спасти Богом избранного Михаила, вызывается сам проводить их, и между тем показывая, что будто чего-то ищет, успевает приказать зятю ж своему, чтобы он как можно скорее спешил в Домнино для уведомления Михаила о предстоящей опасности. Сам, помолясь Богу и препоруча себя Его святой деснице, ведет злодеев в противну сторону; притворяясь, что ищет дороги, которую в темноте будто потерял, блуждая с ними по болотам и глубоким оврагам.

Наконец рассчитывая, что Михаил уже мог окольными дорогами удалиться в Кострому, прекращает нетерпеливость поляков объявлением, что он с намерением завел их в противоположную сторону, дабы сим спасти жертву их. <…> Верный Сусанин в селе Исупове принял мученический венец. Михаил же, извещенный зятем Сусанина об угрожавшей ему опасности, уехал окрестными дорогами в Ипатьевский монастырь, куда прибыла и его родительница. Злодеи, не смея следовать к Костроме… удалились к Белоозеру. Во время пребывания в Ипатьевском монастыре Михаил Федорович получил весть об избрании его на престол. <…> Верностью престолу и самопожертвованием для блага Отечества докажем, любезные соотчичи, что и в нас течет кровь Сусаниных и щедроты монархов не втуне изливаются на потомков тех доблестных мужей, которых верность и беспрекословная преданность вместо крепких стен служили твердою оградою жизни родоначальнику ныне благополучно царствующего Дома, Михаилу».

А. Козловский, «Взгляд на историю Костромы»

Изба черна неспроста

Старинная русская изба всегда удивляла иноземцев. Не барские хоромы, пусть непривычные, но просторные, а именно простые русские курные избы. Многим они казались олицетворением нищеты и забитости: закопченные, неказистые… Почему же наши предки не строили себе домов побольше и посветлее, ведь палаты боярам возводили, а уж в деревне леса на всех хватило бы!

Но все не так просто. В курной, или черной, русской избе печь специально топили так, чтобы дым поднимался под потолок, клубился там, постепенно спускаясь обра тно до волоковых окошек и выходя наружу. Горячий дым не только постоянно подсушивал бревна, не давая им загнивать от влажности, но и осуществлял определенную «консервацию» дерева. Да и дров для обогрева требовалось немного. Потому черные избы просуществовали на Руси почти до середины XIX века.

Б. Кустодиев. Изба. Костромская губерния, 1909–1917

Простой мужик тянуть лямку привык

Ни для кого не секрет, что народ на Руси всегда отличался трудолюбием и долготерпением. Это прекрасные качества! Возьмите любую сказку, разве есть хоть что-то, чего не может сделать простой мужик? Сварить суп из топора, пойти туда, не знаю куда, и найти то, не знаю что, — ему все удается! И пусть эти черты характера не всегда на пользу ему самому, но очевидно, что из любой, даже самой сложной, ситуации всегда найдется выход, надо только проявить смекалку.

О том написано много сказок, спето много песен, и даже когда речь идет о сатире, смеяться вы будете не над этим великим умельцем.

* * *

«И вдруг генерала, который был учителем каллиграфии, озарило вдохновение…

— А что, ваше превосходительство, — сказал он радостно, — если бы нам найти мужика?

— То есть как же… мужика?

— Ну да, простого мужика… какие обыкновенно бывают мужики! Он бы нам сейчас и булок бы подал, и рябчиков бы наловил, и рыбы!

— Гм… мужика… но где же его взять, этого мужика, когда его нет?

— Как нет мужика — мужик везде есть, стоит только поискать его! Наверное, он где-нибудь спрятался, от работы отлынивает!

Мысль эта до того ободрила генералов, что они вскочили, как встрепанные, и пустились отыскивать мужика.

Долго они бродили по острову без всякого успеха, но наконец острый запах мякинного хлеба и кислой овчины навел их на след. Под деревом, брюхом кверху и подложив под голову кулак, спал громаднейший мужичина и самым нахальным образом уклонялся от работы. Негодованию генералов предела не было:

— Спишь, лежебок! — накинулись они на него. — Небось и ухом не ведешь, что тут два генерала вторые сутки с голода умирают! сейчас марш работать!

Встал мужичина: видит, что генералы строгие. Хотел было дать от них стречка, но они так и закоченели, вцепившись в него.

И зачал он перед ними действовать.

Полез сперва-наперво на дерево и нарвал генералам по десятку самых спелых яблоков, а себе взял одно, кислое. Потом покопался в земле — и добыл оттуда картофелю; потом взял два куска дерева, потер их друг об дружку — и извлек огонь. Потом из собственных волос сделал силок и поймал рябчика. Наконец развел огонь и напек столько разной провизии, что генералам пришло даже на мысль: не дать ли и тунеядцу частичку?

Смотрели генералы на эти мужицкие старания, и сердца у них весело играли. Они уже забыли, что вчера чуть не умерли с голоду, а думали: вот как оно хорошо быть генералами — нигде не пропадешь!

— Довольны ли вы, господа генералы? — спрашивал между тем мужичина-лежебок.

Чем легче и вольнее живется на свете какому-нибудь народу, тем сильнее он любит свою родину.

Д. Писарев

— Довольны, любезный друг, видим твое усердие! — отвечали генералы.

— Не позволите ли теперь отдохнуть?

— Отдохни, дружок, только свей прежде веревочку.

Набрал сейчас мужичина дикой конопли, размочил в воде, поколотил, помял — и к вечеру веревка была готова. Этою веревкою генералы привязали мужичину к дереву, чтоб не убег, а сами легли спать».

М. Салтыков-Щедрин, «Как один мужик двух генералов прокормил»

Только добрый и талантливый народ может сохранить величавое спокойствие духа и юмор в любых, и самых трудных, обстоятельствах. Пословицы, поговорки, прибаутки, рождаясь в недрах народных масс, говорят о здоровом, могучем организме.

В. Даль

Не говори «гоп!», пока не перепрыгнешь

Мы с детства слышим истории о могучих богатырях, великих мудрецах, необыкновенных силачах и сказочных красавицах. Со временем человек привыкает отделять сказку от были, ни один взрослый не станет поднимать многотонную скалу, скакать верхом три дня и три ночи или рубить в одиночку просеку в непроходимом лесу. Но ведь так хочется прославить свое имя! И есть люди, которые, стремясь к славе, бахвалятся, обещая сделать то, что им не под силу. Но помни, такое хвастовство не принесет счастья, «наградой» тебе будет только стыд!

* * *

«Синица на море пустилась:

Она хвалилась,

Что хочет море сжечь.

Расславилась тотчас о том по свету речь.

Страх обнял жителей Нептуновой столицы;

Летят стадами птицы;

А звери из лесов сбегаются смотреть,

Как будет Океан и жарко ли гореть.

И даже, говорят, на слух молвы крылатой

Охотники таскаться по пирам

Из первых с ложками явились к берегам,

Чтоб похлебать ухи такой богатой,

Какой-де откупщик, и самый тароватый,

Не давывал секретарям.

Нужно любить то, что делаешь, и тогда труд — даже самый грубый — возвышается до творчества.

М. Горький

Толпятся: чуду всяк заранее дивится,

Молчит и, на море глаза уставя, ждет;

Лишь изредка иной шепнет:

„Вот закипит, вот тотчас загорится!“

Не тут-то: море не горит.

Кипит ли хоть? — и не кипит.

И чем же кончились затеи величавы?

Синица со стыдом всвояси уплыла;

Наделала Синица славы,

А моря не зажгла.

Примолвить к речи здесь годится,

Но ничьего не трогая лица:

Что делом, не сведя конца,

Не надобно хвалиться

И. Крылов, «Синица»

В. Васнецов. Баян, 1910. Вещий Баян слагал песни и сказания о деяниях князей

Нет защиты лучше верности

Как часто люди путают вещи, которые, казалось бы, спутать невозможно. Достоин ли презрения человек, рабски пресмыкающийся перед тем, кто судьбой поставлен выше него? Возможно. Ведь настоящий раб — это не тот, кто не имеет свободы, это человек, не имеющий собственной воли, преклоняющийся перед силой и вряд ли способный принимать решения и совершать поступки.

И как часто крепостных на Руси воспринимали именно такими — не только бесправными, но и безвольными рабами. А ведь русские писатели не раз и не два обращались к образу крепостного, искренне верного и преданного, служащего не за страх, а за совесть. И верность такого слуги, готового пожертвовать даже своей жизнью, — лучшая защита от любых напастей.

* * *

«На другой день я проснулся с головною болью, смутно припоминая себе вчерашние происшествия. <…>

Мне было стыдно. <…> Но Савельича мудрено было унять, когда, бывало, примется за проповедь. „Вот видишь ли, Петр Андреич, каково подгуливать. И головке-то тяжело, и кушать-то не хочется. Человек пьющий ни на что не годен… Выпей-ка огуречного рассолу с медом, а всего бы лучше опохмелиться полстаканчиком настойки. Не прикажешь ли?“

В это время мальчик вошел и подал мне записку от И. И. Зурина. Я развернул ее и прочел следующие строки:

„Любезный Петр Андреевич, пожалуйста, пришли мне с моим мальчиком сто рублей, которые ты мне вчера проиграл. Мне крайняя нужда в деньгах.

Готовый ко услугам

Иван Зурин“.

Делать было нечего. Я взял на себя вид равнодушный и, обратясь к Савельичу, который был и денег, и белья, и дел моих рачитель, приказал отдать мальчику сто рублей. „Как! зачем?“ — спросил изумленный Савельич. „Я их ему должен“, — отвечал я со всевозможной холодностию. „Должен! — возразил Савельич, час от часу приведенный в большее изумление, — да когда же, сударь, успел ты ему задолжать? Дело что-то не ладно. Воля твоя, сударь, а денег я не выдам“.

Я подумал, что если в сию решительную минуту не переспорю упрямого старика, то уж в последствии времени трудно мне будет освободиться от его опеки, и, взглянув на него гордо, сказал: „Я твой господин, а ты мой слуга. Деньги мои. Я их проиграл, потому что так мне вздумалось. А тебе советую не умничать и делать то, что тебе приказывают“.

Бескорыстная преданность больше всего стоит и меньше всего ценится.

И. Шевелев

<…>

Савельич поглядел на меня с глубокой горестью и пошел за моим долгом. Мне было жаль бедного старика; но я хотел вырваться на волю и доказать, что уж я не ребенок. Деньги были доставлены Зурину. Савельич поспешил вывезти меня из проклятого трактира. Он явился с известием, что лошади готовы. С неспокойной совестию и с безмолвным раскаянием выехал я из Симбирска, не простясь с моим учителем и не думая с ним уже когда-нибудь увидеться».

А. Пушкин, «Капитанская дочка»

Высшая и самая характерная черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда ее.

Ф. Достоевский

Мудрые мысли

Искренность — дело трудное и очень тонкое, она требует мудрости и большого душевного такта.

В. Вересаев

Человек, ненавидящий другой народ, не любит и свой собственный.

Н. Добролюбов

В народе, что в туче: в грозу все наружу выйдет.

Народная мудрость

Человек, который не любит свой народ и кому не мил конкретный образ его, не может любить и человечество.

Н. Бердяев

Правда выше жалости.

М. Горький

Справедливость — доблесть избранных натур, правдивость — долг каждого порядочного человека.

В. Ключевский

Из всех родов славы самая лестная, самая великая, самая неподкупная — слава народная.

В. Белинский

Мерило народа не то, каков он есть, а то, что считает прекрасным и истинным, по чем воздыхает.

Ф. Достоевский

Смерти вопреки

Человеческий век короток. Только-только тебя, малыша, водили за руку играть в парк, а вот ты уже встречаешь любимого человека и думаешь о свадьбе, а вот уже и своих детей ведешь на прогулку… Что же можно противопоставить стремительно убегающему времени? А ведь все просто. Народная мудрость гласит: человек жив, пока его помнят. Наши деды и прадеды знали: живи и трудись честно, будь отзывчивым на чужое горе, помогай другим в беде — и память о тебе, а значит, и жизнь твоя будет долгой!

Только так и можно стать «живой» душой, даже если твой земной путь уже закончен.

* * *

«Реестр Собакевича поражал необыкновенною полнотою и обстоятельностию: ни одно из похвальных качеств мужика не было пропущено: об одном было сказано „хороший столяр“, к другому приписано было „смыслит и хмельного не берет“. Означено было также обстоятельно, кто отец, и кто мать, и какого оба были поведения; у одного только какого-то Федотова было написано: „отец неизвестно кто, а родился от дворовой девки Капитолины, но хорошего нрава и не вор“. Все сии подробности придавали какой-то особенный вид свежести: казалось, как будто мужики еще вчера были живы. Смотря долго на имена их, он умилился духом и, вздохнувши, произнес: „Батюшки мои, сколько вас здесь напичкано! что вы, сердечные мои, поделывали на веку своем? как перебивались?“ <…>

Помнить — это все равно что понимать, а чем больше понимаешь, тем более видишь хорошего.

М. Горький

Пробка Степан, плотник, трезвости примерной. А! вот он, Степан Пробка, вот тот богатырь, что в гвардию годился бы! Чай, все губернии исходил с топором за поясом и сапогами на плечах, съедал на грош хлеба да на два сушеной рыбы, а в мошне, чай, притаскивал всякой раз домой целковиков по сту, а может, и государственную зашивал в холстяные штаны или затыкал в сапог, — где тебя прибрало? Взмостился ли ты для большого прибытку под церковный купол, а может быть, и на крест потащился и, поскользнувшись оттуда с перекладины, шлепнулся оземь, и только какой-нибудь стоявший возле тебя дядя Михей, почесав рукою в затылке, примолвил: „Эх, Ваня, угораздило тебя!“, а сам, подвязавшись веревкой, полез на твое место. Максим Телятников, сапожник. Хе, сапожник! пьян, как сапожник, говорит пословица. Знаю, знаю тебя, голубчик; если хочешь, всю историю твою расскажу: учился ты у немца, который кормил вас всех вместе, бил по спине ремнем за неаккуратность и не выпускал на улицу повесничать, и был ты чудо, а не сапожник, и не нахвалился тобою немец, говоря с женой или с камрадом. А как кончилось твое ученье: „А вот теперь я заведусь своим домком“, сказал ты, „да не так, как немец, что из копейки тянется, а вдруг разбогатею“. И вот, давши барину порядочный оброк, завел ты лавчонку, набрав заказов кучу, и пошел работать. Достал где-то в втридешева гнилушки кожи и выиграл, точно, вдвое на всяком сапоге, да через недели две перелопались твои сапоги, и выбранили тебя подлейшим образом. И вот лавчонка твоя запустела, и ты пошел попивать да валяться по улицам, приговаривая: „Нет, плохо на свете! Нет житья русскому человеку: все немцы мешают“».

Н. Гоголь, «Мертвые души»

Романтизм есть вечная потребность духовной природы человека: ибо сердце составляет основу, коренную почву его существования, а без любви и ненависти, без симпатии и антипатии человек есть призрак.

В. Белинский

К. Маковский. Крестьянский обед в поле, 1871. Во время уборочных работ крестьяне проводили в поле весь день

Голос души — песня

Что является самым честным отражением человеческой души? Отражением, в котором невозможно солгать, в котором видно все оттенки и полутона и которое будет понятно каждому вне зависимости от возраста и социального положения? Конечно, песня!

Не зря на Руси всегда любили петь. На свадьбах и похоронах, на крестинах и юбилеях, в горе и в радости — песня всегда поддержит и поможет, примирит и объединит. В песне открывается душа, и этот язык не требует перевода.

* * *

«Яков помолчал, взглянул кругом и закрылся рукой. Все так и впились в него глазами, особенно рядчик, у которого на лице, сквозь обычную самоуверенность и торжество успеха, проступило невольное, легкое беспокойство. Он прислонился к стене и опять положил под себя обе руки, но уже не болтал ногами. Когда же наконец Яков открыл свое лицо — оно было бледно, как у мертвого; глаза едва мерцали сквозь опущенные ресницы. Он глубоко вздохнул и запел… Первый звук его голоса был слаб и неровен и, казалось, не выходил из его груди, но принесся откуда-то издалека, словно залетел случайно в комнату. Странно подействовал этот трепещущий, звенящий звук на всех нас; мы взглянули друг на друга, а жена Николая Иваныча так и выпрямилась.

Музыка есть сокровищница, в которую всякая национальность вносит свое, на общую пользу.

П. Чайковский

За этим первым звуком последовал другой, более твердый и протяжный, но все еще видимо дрожащий, как струна, когда, внезапно прозвенев под сильным пальцем, она колеблется последним, быстро замирающим колебаньем, за вторым — третий, и, понемногу разгорячаясь и расширяясь, полилась заунывная песня. „Не одна во поле дороженька пролегала“, — пел он, и всем нам сладко становилось и жутко. Я, признаюсь, редко слыхивал подобный голос: он был слегка разбит и звенел, как надтреснутый; он даже сначала отзывался чем-то болезненным; но в нем была и неподдельная глубокая страсть, и молодость, и сила, и сладость, и какая-то увлекательно-беспечная, грустная скорбь. Русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нем и так и хватала вас за сердце, хватала прямо за его русские струны. Песнь росла, разливалась. Яковом, видимо, овладевало упоение: он уже не робел, он отдавался весь своему счастью; голос его не трепетал более — он дрожал, но той едва заметной внутренней дрожью страсти, которая стрелой вонзается в душу слушателя, и беспрестанно крепчал, твердел и расширялся. <…>

Он пел, совершенно позабыв и своего соперника, и всех нас, но, видимо, поднимаемый, как бодрый пловец волнами, нашим молчаливым, страстным участьем. Он пел, и от каждого звука его голоса веяло чем-то родным и необозримо широким, словно знакомая степь раскрывалась перед вами, уходя в бесконечную даль

И. Тургенев, «Певцы»

По степени большего или меньшего уважения к труду и по уменью оценивать труд… соответственно его истинной ценности — можно узнать степень цивилизации народа.

Н. Добролюбов

Романтика и реализм

Не раз и не два за свою жизнь мы сталкиваемся с выбором: проявить практичность или разрешить себе немножко помечтать. Реалисты всегда твердо стоят на земле, планируют все наперед, не строят воздушных замков, а успешно обустраивают хозяйство, в котором все привычно и прочно налажено. Романтики смотрят на мир сквозь розовые очки, витают в облаках и идут вперед, ведомые, порой, смутными мечтаниями, а не четкими представлениями о том, чего хотят добиться. Какой подход к жизни будет правильным? Как ни странно, оба. Славянская душа всегда умела сочетать в себе романтику и практичность, и оттого всегда наш народ жил по-настоящему мудро, возделывая землю, но не забывая о звездах.

* * *

«Я в этот день пошел на охоту часами четырьмя позднее обыкновенного и следующие три дня провел у Хоря. Меня занимали новые мои знакомцы. Не знаю, чем я заслужил их доверие, но они непринужденно разговаривали со мной. Я с удовольствием слушал их и наблюдал за ними. Оба приятеля нисколько не походили друг на друга. Хорь был человек положительный, практический, административная голова, рационалист; Калиныч, напротив, принадлежал к числу идеалистов, романтиков, людей восторженных и мечтательных. Хорь понимал действительность, то есть: обстроился, накопил деньжонку, ладил с барином и с прочими властями; Калиныч ходил в лаптях и перебивался кое-как. Хорь расплодил большое семейство, покорное и единодушное; у Калиныча была когда-то жена, которой он боялся, а детей и не бывало вовсе. Хорь насквозь видел г-на Полутыкина; Калиныч благоговел перед своим господином. Хорь любил Калиныча и оказывал ему покровительство; Калиныч любил и уважал Хоря. Хорь говорил мало, посмеивался и разумел про себя; Калиныч объяснялся с жаром, хотя и не пел соловьем, как бойкий фабричный человек… Но Калиныч был одарен преимуществами, которые признавал сам Хорь, например: он заговаривал кровь, испуг, бешенство, выгонял червей; пчелы ему дались, рука у него была легкая, Хорь при мне попросил его ввести в конюшню новокупленную лошадь, и Калиныч с добросовестною важностью исполнил просьбу старого скептика. Калиныч стоял ближе к природе; Хорь же — к людям, к обществу; Калиныч не любил рассуждать и всему верил слепо; Хорь возвышался даже до иронической точки зрения на жизнь. Он много видел, много знал, и от него я многому научился. <…>

Но Хорь не все рассказывал, он сам меня расспрашивал о многом. Узнал он, что я бывал за границей, и любопытство его разгорелось…

Романтическая настроенность не позволяет человеку быть лживым, невежественным, трусливым и жестоким. В романтике заключена облагораживающая сила.

К. Паустовский

Калиныч от него не отставал; но Калиныча более трогали описания природы, гор, водопадов, необыкновенных зданий, больших городов; Хоря занимали вопросы административные и государственные. Он перебирал все по порядку: „Что, у них это там есть так же, как у нас, аль иначе?.. Ну, говори, батюшка, — как же?..“ — „А! ах, Господи, твоя воля!“ — восклицал Калиныч во время моего рассказа; Хорь молчал, хмурил густые брови и лишь изредка замечал, что, „дескать, это у нас не шло бы, а вот это хорошо — это порядок“».

И. Тургенев, «Хорь и Калиныч»

Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть, при жизни нашей, пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы.

Петр I Великий

Кто летом на леднике живет?

Современному человеку трудно представить себе жизнь без холодильника. А ведь до начала XIX века его просто не существовало. Как же наши предки — да что там, наши деды! — хранили еду?

Конечно, раньше пищу готовили только на день, все съедалось, ничего не пропадало. Фрукты, ягоды и грибы сушили, мясо солили, рыбу коптили, но ведь корову не попросишь дать молока не больше литра! Потому в любом доме в деревне имелся не только погреб, но и ледник. По сути, это был тоже погреб, пол которого устилали соломой или стружкой. Зимой с реки привозили нарубленные глыбы льда, укладывали их на подстилку, а сверху закрывали толстым слоем дерна и соломы. В таком «холодильнике» все прекрасно сохранялось.

И. Айвазовский. Ледорубы на замерзшей Неве в Санкт-Петербурге, 1877

Преданность больше жизни

Легко отдать жизнь за Отчизну, если идешь в атаку на врага. Легко любить Родину в обыденной жизни. А если на родной земле талант не ценен, а на чужбине его привечают? Легко ли тогда отказаться от признания, славы, почета и подарков?

Но таково свойство славянской души — думать не о себе, а о пользе для Отчизны. И пусть это покажется глупостью, но, на самом деле, это истинная мудрость — любить свою Родину, беззаветно, безгранично, не ожидая ничего взамен.

* * *

«Взяли англичане левшу на свои руки, а русского курьера назад в Россию отправили. Курьер хотя и чин имел и на разные языки был учен, но они им не интересовались, а левшою интересовались, — и пошли они левшу водить и все ему показывать. Он смотрел все их производство: и металлические фабрики и мыльно-пильные заводы, и все хозяйственные порядки их ему очень нравились, особенно насчет рабочего содержания. Всякий работник у них постоянно в сытости, одет не в обрывках, а на каждом способный тужурный жилет, обут в толстые щиглеты с железными набалдашниками, чтобы нигде ноги ни на что не напороть; работает не с бойлом, а с обучением и имеет себе понятия. <…>

Левша на все их житье и на все их работы насмотрелся, но больше всего внимание обращал на такой предмет, что англичане очень удивлялись. Не столь его занимало, как новые ружья делают, сколь то, как старые в каком виде состоят. Все обойдет и хвалит, и говорит:

— Это и мы так можем.

А как до старого ружья дойдет, — засунет палец в дуло, поводит по стенкам и вздохнет:

Есть высокое наслаждение в верности. Может быть — самое высокое. И даже пусть о твоей верности не знают. И даже пусть не ценят.

А. Солженицын

— Это, — говорит, — против нашего не в пример превосходнейше.

Англичане никак не могли отгадать, что такое левша замечает, а он спрашивает:

— Не могу ли, — говорит, — я знать, что наши генералы это когда-нибудь глядели или нет?

Ему говорят:

— Которые тут были, те, должно быть, глядели.

— А как, — говорит, — они были: в перчатке или без перчатки?

— Ваши генералы, — говорят, — парадные, они всегда в перчатках ходят; значит, и здесь так были.

Левша ничего не сказал. Но вдруг начал беспокойно скучать. Затосковал и затосковал и говорит англичанам:

— Покорно благодарствуйте на всем угощении, и я всем у вас очень доволен и все, что мне нужно было видеть, уже видел, а теперь я скорее домой хочу.

Никак его более удержать не могли. По суше его пустить нельзя, потому что он на все языки не умел, а по воде плыть нехорошо было, потому что время было осеннее, бурное, но он пристал: отпустите.

— Мы на буреметр, — говорят, — смотрели: буря будет, потонуть можешь; это ведь не то, что у вас Финский залив, а тут настоящее Твердиземное море.

— Это все, равно, — отвечает, — где умереть, — все единственно, воля Божия, а я желаю скорее в родное место, потому что иначе я могу род помешательства достать.

Его силом не удерживали: напитали, деньгами наградили, подарили ему на память золотые часы с трепетиром, а для морской прохлады на поздний осенний путь дали байковое пальто с ветряной нахлобучкою на голову. Очень тепло одели и отвезли левшу на корабль, который в Россию шел».

Н. Лесков, «Левша»

Народ — не только сила, создающая все материальные ценности, он — единственный и неиссякаемый источник ценностей духовных…

М. Горький

Слово верное дарит имя доброе

В прежние времена принято было верить честному слову. Договаривались ли между собой сваты о приданом и свадьбе, заключали ли сделку купцы, отпускали ли в долг соседу зерна или соли — данное слово заменяло любые расписки. Легко ли держать его, слово честное? Но честь — понятие на все времена, нарушить свое обещание — означало утратить доброе имя, а им дорожили пуще всего. Ведь нет чести — нет доверия, а если о тебе добрая молва, любой придет тебе на помощь. И потому слово держали, даже если это сулило беду, хоть и верили всегда, что честному будет и награда.

* * *

«На другой день поутру, как у спускового барабана народ собрался, приказчик заводской подошел. Все, конечно, шапки сняли, молчат, а Степан подходит и говорит:

— Видел я вечор Хозяйку Медной горы, и заказывала она тебе сказать. Велит она тебе, душно́му козлу, с Красногорки убираться. Ежели ты ей эту железную шапку спортишь, так она всю медь на Гумешках туда спустит, что никому не добыть.

У приказчика даже усы затряслись.

— Ты что это? Пьяный али ума решился? Какая Хозяйка? Кому ты такие слова говоришь? Да я тебя в горе сгною!

— Воля твоя, — говорит Степан, — а только так мне велено.

— Выпороть его, — кричит приказчик, — да спустить в гору и в забое приковать! <…>

Глядит, а Хозяйка тут, перед ним.

Только правда, как бы она ни была тяжела, — легка.

А. Блок

— Молодец, — говорит, — Степан Петрович. Можно чести приписать. Не испужался душно́го козла. Хорошо ему сказал. Пойдем, видно, мое приданое смотреть. Я тоже от своего слова не отпорна.

А сама принахмурилась, ровно ей это нехорошо. <…> Потом Степану говорит:

— Ну, женишок, пойдем смотреть мое приданое.

И вот, пошли. Она впереди, Степан за ней. Куда она идет — все ей открыто. <…>

Сели это они на табуреточки, малахитница и спрашивает:

— Видал мое приданое?

— Видал, — говорит Степан.

— Ну, как теперь насчет женитьбы?

А Степан и не знает, как отвечать. У него, слышь-ко, невеста была. Хорошая девушка, сиротка одна. Ну, конечно, против малахитницы где же ей красотой равняться! Простой человек, обыкновенный. Помялся-помялся Степан, да и говорит:

— Приданое у тебя царям впору, а я человек рабочий, простой.

— Ты, — говорит, — друг любезный, не вихляйся. Прямо говори, берешь меня замуж али нет? — И сама вовсе принахмурилась.

Ну, Степан и ответил напрямки:

— Не могу, потому другой обещался.

Молвил так-то и думает: огневается теперь.

А она вроде обрадовалась.

— Молодец, — говорит, — Степанушко. За приказчика тебя похвалила, а за это вдвое похвалю. Не обзарился ты на мои богатства, не променял свою Настеньку на каменну девку. <…> Вот, — говорит, — тебе подарочек для твоей невесты, — и подает большую малахитову шкатулку. А там, слышь-ко, всякий женский прибор. Серьги, кольца и протча, что даже не у всякой богатой невесты бывает».

П. Бажов, «Сказы» («Медной горы Хозяйка»)

Честь — одна и та же у женщин и мужчин, девушек, замужних женщин, стариков и старух: «не обманывай», «не воруй», «не пьянствуй»; только из таких правил, относящихся ко всем людям, слагается кодекс «чести» в правдивом смысле слова.

Н. Чернышевский

Вера в добро

Безграничная кротость — одна из загадок русской души. Но именно уверенность в конечной победе добра, в не случайности божественного промысла, в полном принятии всего происходящего и непротивлении злу насилием — источник внутренней гармонии человеческой души.

* * *

«Все они потом как в тумане представлялись Пьеру, но Платон Каратаев остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго и круглого. <…>

Попав в плен и обросши бородою, он, видимо, отбросил от себя все напущенное на него, чуждое, солдатское, и невольно возвратился к прежнему, крестьянскому, народному складу.

— Солдат в отпуску — рубаха из порток, — говаривал он. Он неохотно говорил про свое солдатское время, хотя не жаловался, и часто повторял, что он всю службу ни разу бит не был. Когда он рассказывал, то преимущественно рассказывал из своих старых и, видимо, дорогих ему воспоминаний „христианского“, как он выговаривал, крестьянского быта. Поговорки, которые наполняли его речь, не были те, большей частью неприличные и бойкие поговорки, которые говорят солдаты, но это были те народные изречения, которые кажутся столь незначительными, взятые отдельно, и которые получают вдруг значение глубокой мудрости, когда они сказаны кстати.

Неверие в человеке — есть несчастье, есть болезнь роковая.

М. Пришвин

<…> Привязанностей, дружбы, любви, как понимал их Пьер, Каратаев не имел никаких; но он любил и любовно жил со всем, с чем его сводила жизнь, и в особенности с человеком — не с известным каким-нибудь человеком, а с теми людьми, которые были перед его глазами. Он любил свою шавку, любил товарищей, французов, любил Пьера, который был его соседом; но Пьер чувствовал, что Каратаев, несмотря на всю свою ласковую нежность к нему (которою он невольно отдавал должное духовной жизни Пьера), ни на минуту не огорчился бы разлукой с ним. И Пьер то же чувство начинал испытывать к Каратаеву».

Л. Толстой, «Война и мир»

Помогай ближнему

Кому не известна пословица: «Моя хата с краю, я ничего не знаю». Чем не мудрость? Живи тихо, никого не трогай, в чужие дела нос не суй, занимайся своими проблемами — зачем тратить силы на других?

Но жизнь раз за разом доказывает обратное: если можешь помочь, помоги, не ожидая ответной помощи. Делай добро, если это в твоих силах, просто потому, что можешь, и увидишь, оно обязательно вернется! Потому что славяне всегда жили так, всем миром, а иначе, наверное, и невозможно.

* * *

«С Ермилом денег не было,

Уж сам ли он сплошал,

Схитрили ли подьячие,

А дело вышло дрянь!

Повеселел Алтынников:

„Моя, выходит, мельница!“

„Нет! — говорит Ермил,

Подходит к председателю. —

Нельзя ли вашей милости

Помешкать полчаса?“

— Что в полчаса ты сделаешь? —

„Я деньги принесу!“

— А где найдешь? В уме ли ты?

Верст тридцать пять до мельницы,

А через час присутствию

Конец, любезный мой! —

„Так полчаса позволите?“

— Пожалуй, час промешкаем!..

<…>

В минуту трудную всегда ценнее золота поддержка.

Г. Александров

…Пришел Ермило (в городе

Тот день базарный был),

Стал на воз, видим: крестится,

На все четыре стороны

Поклон, — и громким голосом

Кричит: „Эй, люди добрые!

Притихните, послушайте,

Я слово вам скажу!“

Притихла площадь людная,

И тут Ермил про мельницу

Народу рассказал:

<…>

Коли Ермила знаете.

Коли Ермилу верите,

Так выручайте, что ль!..“

И чудо сотворилося:

На всей базарной площади

У каждого крестьянина,

Как ветром, полу левую

Заворотило вдруг!

Крестьянство раскошелилось,

Несут Ермилу денежки,

Дают, кто чем богат.

<…>

Ермило брал — не брезговал

И медным пятаком.

Еще бы стал он брезговать,

Когда тут попадалася

Иная гривна медная

Дороже ста рублей!

Уж сумма вся исполнилась,

А щедрота народная

Росла: „Бери, Ермил Ильич,

Отдашь, не пропадет!“

Ермил народу кланялся

На все четыре стороны,

В палату шел со шляпою,

Зажавши в ней казну».

Н. Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо»

Когда народ кого не любит, полки его и деньги — прах.

Г. Державин

Простота ума сильней

Как ни велика была разница между образованным барином и его холопом, а сколько примеров искренней привязанности между ними сохранила для нас история! Зачастую крепостной «дядька» был единственным человеком, кому барин мог довериться, не ожидая подлости и предательства.

Да и сами крестьяне, которым хватало мудрости, чтобы не лезть в барские распри, благодаря своей житейской хитрости часто выручали хозяев из трудных ситуаций, находя выход там, где господа разглядеть его не могли. Ведь простые пути часто самые верные.

* * *

«За Лизою ходила Настя; она была постарше, но столь же ветрена, как и ее барышня. Лиза очень любила ее, открывала ей все свои тайны, вместе с нею обдумывала свои затеи; словом, Настя была в селе Прилучине лицом гораздо более значительным, нежели любая наперсница во французской трагедии. „Позвольте мне сегодня пойти в гости“, — сказала однажды Настя, одевая барышню. „Изволь; а куда?“ — „В Тугилово, к Берестовым. Поварова жена у них имянинница, и вчера приходила звать нас отобедать“.

<…>

„Барин, сказывают, прекрасный: такой добрый, такой веселый. Одно не хорошо: за девушками слишком любит гоняться. Да, по мне, это еще не беда: со временем остепенится“. — „Как бы мне хотелось его видеть!“ — сказала Лиза со вздохом.

Где силой взять нельзя, там надобна ухватка.

И. Крылов

„Да что же тут мудреного? Тугилово от нас не далеко, всего три версты: подите гулять в ту сторону или поезжайте верхом; вы верно встретите его. Он же всякой день, рано по утру, ходит с ружьем на охоту“. — „Да нет, не хорошо. Он может подумать, что я за ним гоняюсь. К тому же отцы наши в ссоре, так и мне все же нельзя будет с ним познакомиться… Ах, Настя! Знаешь ли что? Наряжусь я крестьянкою!“ — „И в самом деле; наденьте толстую рубашку, сарафан, да и ступайте смело в Тугилово; ручаюсь вам, что Берестов уж вас не прозевает“. <…>

На другой же день приступила она к исполнению своего плана, послала купить на базаре толстого полотна, синей китайки и медных пуговок, с помощью Насти скроила себе рубашку и сарафан, засадила за шитье всю девичью, и к вечеру все было готово. Лиза примерила обнову и призналась пред зеркалом, что никогда еще так мила самой себе не казалась. Она повторила свою роль, на ходу низко кланялась и несколько раз потом качала головою, на подобие глиняных котов, говорила на крестьянском наречии, смеялась, закрываясь рукавом, и заслужила полное одобрение Насти. Одно затрудняло ее: она попробовала было пройти по двору босая, но дерн колол ее нежные ноги, а песок и камушки показались ей нестерпимы. Настя и тут ей помогла: она сняла мерку с Лизиной ноги, сбегала в поле к Трофиму-пастуху и заказала ему пару лаптей по той мерке. На другой день, ни свет ни заря, Лиза уже проснулась. Весь дом еще спал. Настя за воротами ожидала пастуха. Заиграл рожок и деревенское стадо потянулось мимо барского двора. Трофим, проходя перед Настей, отдал ей маленькие пестрые лапти и получил от нее полтину в награждение. Лиза тихонько нарядилась крестьянкою, шепотом дала Насте свои наставления касательно мисс Жаксон, вышла на заднее крыльцо и через огород побежала в поле».

А. Пушкин, «Барышня-крестьянка»

Смекалка — черту не чета!

Зачастую жизнь ставит перед нами задачи, которые решить трудно, а подчас и вовсе невозможно. Но русский народ всегда славился не только силой, но и редкой смекалкой. Можно сколь угодно потешаться над русским медведем, но, попав в ловушку, он обязательно найдет выход, да такой, что и не приснился бы кому другому.

И часто именно смекалка помогала нашим предкам не только выжить, но и озадачить и нагнать страху на своих врагов. Если не можешь забраться на гору, придумай, как ее обойти!

* * *

«Это случилось в те далекие времена, когда на Киевскую Русь часто нападали степные народы. Одни из них, печенеги, однажды пришли к Белгороду, но приступом взять не смогли. Окружили они тогда город и взяли в осаду. Долго продолжалось осадное положение. Наступил голод. Обессилевшие люди пришли в такое отчаяние, что собрались уже сдаться печенегам. Собрали они вече и сказали: „Разве лучше нам так умереть? — сдадимся печенегам — кого пусть оставят в живых, а кого умертвят; все равно помираем уже от голода“. Тогда встал один старый человек и дал умный совет. Он предложил не сдаваться врагам, а постараться их перехитрить. Старик дал задание с каждого двора собрать хотя бы по одной горсти овса, пшеницы или отрубей. Когда все это было собрано, женщины сделали болтушку, выкопали колодец, поставили в него кадь и налили туда болтушку.

Умному свистни, а он уже смыслит.

Русская пословица

На следующий день пригласили в город нескольких печенегов на переговоры. Увидев, как русские люди достают из колодца пищу и едят ее, печенеги очень удивились. А горожане сказали: „Разве можете перестоять нас? Если будете стоять и десять лет, то что сделаете нам? Ибо имеем мы пищу от земли“. Печенеги решили, что белгородцев кормит сама земля. А значит, не перестоять им русских. Так и ушли враги от стен города ни с чем».

«Сказание о белгородском киселе»

Жить по велению души

С детства человек растет, имея перед глазами образец того, как должно строить свою жизнь, — это семья. Человека учат, что правильные, хорошие дети подражают родителям, выбирая ту же дорогу в учебе, в работе, в отношениях. Но не секрет и то, что в любой семье может появиться тот, кто не хочет идти проторенным путем. Этот бунтарь сделает все наоборот, оставит дом, уйдет на край света, и это тоже будет правильно, потому что каждый должен жить по велению своей души. Главное, не ошибиться в выборе.

* * *

«Челкаш начал наводить Гаврилу на мысль о деревне, желая немного ободрить и успокоить его. Сначала он говорил, посмеиваясь себе в усы, но потом, подавая реплики собеседнику и напоминая ему о радостях крестьянской жизни, в которых сам давно разочаровался, забыл о них и вспоминал только теперь, — он постепенно увлекся и вместо того, чтобы расспрашивать парня о деревне и ее делах, незаметно для себя стал сам рассказывать ему:

— Главное в крестьянской жизни — это, брат, свобода! Хозяин ты есть сам себе. У тебя твой дом — грош ему цена — да он твой. У тебя земля своя — и того ее горсть — да она твоя! Король ты на своей земле!.. У тебя есть лицо… Ты можешь от всякого требовать уважения к тебе… Так ли? — воодушевленно закончил Челкаш. <…>

Конец ознакомительного фрагмента.

И в прошлом и сегодня, как никогда актуальны старинные русские пословицы и поговорки. Несмотря на постоянное изменение уклада нашей жизни, высказывания прошлого не только не теряют своей актуальности, но порой приобретают более весомое значение. К тому же, невольно обращаешь внимание на то, что порой дать точное определение или оценку тому или иному событию иначе, чем посредством пословицы, просто не возможно.

С другой стороны, помнить и не забывать свою историю — одна из важнейших задач для любого народа. Пусть сказанное звучит несколько пафосно и громогласно, однако это действительно так. Тем более, что нам действительно есть на что обратить внимание и чем гордиться.

Поэтому не будем долго затягивать с вступлением и описанием — практически всем нам итак понятно о чём идёт речь, когда мы слышим русские пословицы и поговорки. Следует лишь дополнительно оговориться, предлагаемое почерпнуто из собраний Российской Государственной Библиотеки и конечно же, представленные ниже русские пословицы не ограничиваются изложенным. В данном случае, по мнению авторов сайта, выбраны лишь наиболее яркие и значимые выражения.

Русские пословицы и значение их также не будем рассматривать, поскольку это не совсем благодарное дело — разъяснять смысл того, что несёт в себе пословица или поговорка; каждый должен сам соотнести смысл сказанного в соответствии со своим воспитанием и мировосприятием.

Старинные русские пословицы и поговорки опубликованные до 1770 года (и не только)

В данном тексте намеренно не включены наиболее известные русские пословицы и поговорки, типа: «Пока рак на горе свистнет…» или «В тихом омуте …» — подобное нам уже знакомо. А вот многие, не менее сочные и значимые, определённо обойдены вниманием.

Русские пословицы и поговорки от А до Я:

Баня, вторая мать.

Без Грамматики за Математику не принимаются.

Без клина плахи не расколешь.

Без пастуха овцы, не стадо.

Без рассужденья не твори осужденья.

Берегись от бед, пока их нет.

Битому псу хотя плеть покажи.

Ближняя собака скорей укусит.

Богатство человека от смерти не избавит.

Бодливой корове не дал Бог рогов.

Боль врача ищет.

Брюхо как злодей, старого добра не помнит.

Был бы хлеб, а зубы сыщутся.

Был со всем, а стал ни с чем.

Быть было беде, да случились деньги на бедре.

Беглому одна дорога, а погонщику сто.

Беды не по лесу ходят, по людям.

Бежал от волка, да попал медведю в зубы.

Белые руки чужие труды любят.

Взойдёт солнце и перед нашими воротами.

Взяв руками, не отдают ногами.

Видом орёл, а умом тетерев.

Во всяком хлебе мякина есть.

Воздух словами не наполнишь.

Волк овец не соберёт.

Вольно тому шалить, кто с молоду не бит.

Вор не всегда крадёт, да всегда его берегись.

Всему бывает перемена.

Всем добро, да не всякому на пользу.

Всякий гриб берут, да не всякий в лукошко кладут.

Вместе тесно, а врозь грустно.

Вскочил, как пузырь от дождя.

В ком добра нет, в том и правды мало.

В ком есть стыд, в том и совесть.

В людях Илья, а дома — свинья.

Вперёд не забегай, а от людей не отставай.

В чужом доме не указывают.

Выигрыш с проигрышем на одних санях ездят.

В чём молодой похвалится, в том старый покается.

В хороший год, хорош и приплод.

В окно всего света не увидишь.

Примечание. Даже не представляю себе, например, как возможно правильно преподнести русские пословицы на английском языке? Ведь они воспринимаются не логическими рассуждениями, а в буквальном смысле, наитием.

В один день две радости не живут.

Выше лба очи не растут.

Где нищий не бывал, там по две милостыни дают.

Глаза что ложки, не видят ни крошки.

Глаза завидущи, а руки загребущи.

Глупый умного, а пьяный трезвого не любят.

Гляди под ноги: хоть ничего не найдёшь, так головы не разобьёшь.

Горшок котлу завидует, а оба закопчены.

Запряг прямо, а поехал криво

Гость не вольный человек, где посадят, там и сидит.

Говорит прямо, а делает криво.

Гол что бубен.

Дал Бог много, да хочется большего.

Два медведя в одной берлоге не живут.

Для того свинья чужим голосом запела, что чужого хлеба поела.

Доброе молчанье лучше пустого болтания.

Догадка лучше разума.

Долго б терпеть — не беда, было б чего ждать.

Долог у коровы язык, да не велят говорить.

Дома — как хочу, а в людях — как велят.

Дошли до того, что нет ничего.

Дурака учить, что мёртвого лечить.

Дурак не глядит на кулак.

Если бы не закон, не было бы преступников.

Жаловался всем, да ни кто не слушает.

Бывает и меньшее лучше большего.

За мухой не нагоняешься с обухом.

Запасливый нужды не терпит.

Земля любит навоз, лошадь овёс, а воевода принос.

Знает и крестьянин, что пень не боярин.

Иголка меленькая, да больно колет.

И зубы есть, да нечего есть.

Из вины твоей не шубу шить.

Из одной муки хлеб не испечёшь.

И муха набивает брюхо.

Запорожцы, как дети: коли мало — съедят, коли много — тоже не оставят.

Укатали коня крутые горки.

На Руси от голода ещё ни кто не умирал.

Есть что слушать, да нечего кушать.

Женою доброй и муж честен.

Женская лесть хотя и без зубов, да съест.

Жены стыдиться — детей не видать.

Живая собака лучше мёртвого льва.

Живёт за рекой, а к нам не ногой.

Живому могилы нет.

Зависть прежде нас родилась.

Задор берёт, да мочи нет.

За малое судиться, большое потерять.

Замок для дурака, а печать для умного.

Запас мешку не порча.

Запряг прямо, а поехал криво.

Зарылся что свинья в навозе.

За худые слова слетит и голова.

За чем пойдёшь, то и найдёшь.

Зачем к Варваре, когда есть всё в амбаре.

За что пытают,за то и вешают.

Сделав добро, не кайся.

Зоб полон, а глаза голодны.

Из одного дерева икона и лопата.

Из худого хорошего не сделаешь.

Иной хлеб достаётся горбом, а иной горлом.

Сделав худо, не жди добра.

И от ума сходят с ума.

Сходить бы в гости, да ни кто не зовёт.

Примечание. Русские пословицы самые известные, и не сильно распространённые в нашем обиходе, настолько гармонично вхожи в нашу жизнь, что даже не требуют специального заучивания. Они и так живут в общении без дополнительной принудительной подпитки.Чтобы они оставались с нами и в дальнейшем, следует просто не позволять их хоронить или пытаться заменить на заграничные постулаты.

Каков привет, таков ответ.

Кто гостю рад, тот и собачку его накормит.

Курочка по зёрнышку клюёт, тем и живёт.

К коже ума не пришьёшь.

Лапти плетут, а концы хоронить не умеют.

Легче счастье найти, нежели удержать.

Лёжа пиши не добудешь.

Личиком гладок, а делами гадок.

Лучше пить воду в радости, чем мёд в кручине.

Лучше жену иметь пьяную, нежели упрямую.

Малая искра города поджигает, а сама прежде всех погибает.

Мал язык, да всем телом владеет.

Москва стоит на болоте, ржи в ней не молотят, а больше деревенского едят.

Мужик да собака всегда на дворе, а баба да кошка всегда в избе.

Мужик простой, как кисель густой.

На испорченном не много переедешь.

Нам бы хоть чёрт, лишь бы яйца нёс.

На своей кляче куда хочу туда и скачу.

Не бей в чужие ворота плетью, не ударили б в твои дубиною.

Не бойся истца, бойся судьи.

Не всякий хлеб пашет, да всякий его ест.

Не поминай лихом, а добром как хочешь.

Не по летам бьют, по рёбрам.

Не прав медведь, что корову съел. Не права и корова, что в лес зашла.

Не смейся слепому и хромому, чтоб самому не быть такому.

Не спрашивай старого, спрашивай бывалого.

Не учи рыбу плавать.

Заключение

Естественно, предложенные старинные русские пословицы и поговорки не ограничиваются представленным выше набором. Вполне очевидно, имеется множество других оригинальных и поучительных выражений.

В связи с чем, сохраняется традиционное предложение: Пожалуйста, не стесняйтесь добавлять свои изыскания и опыт — оставляйте их в комментариях или направляйте по форме обратной связи. Мы обязательно добавим ваши находки в тот пост или сделаем продолжение.

Используемая литература:

  • Барсов, Антон Алексеевич (1730-1791). Собрание 4291 древних российских пословиц. — [Москва] : Печ. при Имп. Моск. ун-те, 1770
  • Щербатов, Михаил Михайлович (1733-1790). История российская от древнейших времян. / Сочинена князь Михайлом Щербатовым. — Санктпетербург : При Имп. Акад. наук, 1770-1791
  • Комов, Иван Михайлович (1750-1792). О земледелии. — Москва : Типография Пономарева, 1788
  • Словарь Академии Российской. — Санктпетербург : При Имп. Акад. наук, 1789-1794. — 4°. Ч. 1. От А до Г. — 1789

Другие не слишком навязчивые новости, а так же познавательные и порой интересные события станут доступны сразу после подписки на нашем канале в Дзен и канале в Ютуб

Библиографическое описание:


Чекризова, А. С. Древнерусские поучения: специфика жанра / А. С. Чекризова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 21 (207). — С. 425-427. — URL: https://moluch.ru/archive/207/50709/ (дата обращения: 14.03.2024).



В данной статье на основе анализа древнерусской литературы XI-XIII вв. рассматриваются специфические особенности жанра поучения, а также раскрывается содержание некоторых поучительных произведений.

Ключевые слова: поучение, древнерусская литература, христианство, жанры

Первые поучения на Руси были переводами произведений светил греческой литературы Иоанна Златоуста, Василия Великого и Григория Богослова и появились еще в X веке [2, с. 127]. В XI в. образцами поучительной литературы служат известные тогда на Руси Соломоновы притчи и книга Иисуса сына Сирахова [1, с. 290]. Этот жанр прочно вошел в древнерусскую литературу и стал ценнейшим источником знаний о моральном облике русского человека.

Поучения носят нравоучительный характер, служат для передачи системы ценностей и жизненного опыта. В них древнерусские авторы изображают идеальную модель поведения человека.

Важной особенностью поучений является наличие в них конкретного адресата или адресатов — часто используются обращения: дети мои, чадо, братья, князь и т. п. Так, достаточно часто встречаются поучения отца к сыну или детям. К подобного рода произведениям относится знаменитое «Поучение» Владимира Мономаха XII в. и «Слово некоего отца к сыну своему», входящее в Изборник 1076 г. Это неудивительно, так как родительское наставление с точки зрения христианской морали имело большой авторитет. Примером тому служит Древнейший свод, в котором один из авторов под 1054 г. устами умирающего Ярослава поучает князей уважать друг друга и помнить, что они сыновья одного отца и матери [1, с. 290].

Нередко к жанру поучения прибегали и представители духовенства. В своих работах они обращались к представителям власти, к братии или к простому народу. Поучения к князьям писались в торжественной манере, к простому люду наоборот — простым языком и имели более дидактический характер. Так или иначе, все произведения подобного рода на первый план ставили христианские добродетели: смирение, доброту, прощение, богобоязненность и т. д.

Для того, чтобы составить более полное представление о жанре, следует рассмотреть некоторые из наиболее известных произведений.

Самый яркий представитель жанра — это, очевидно, «Поучение» Владимира Мономаха, в котором он, рисуя образ идеального русского правителя, стремится донести до князей мысль о необходимости взаимного соблюдения феодальных порядков. Одна из главных идей «Поучения» состоит в том, что каждый князь должен довольствоваться своей землей и не посягать на чужую [6, с. 148]. Свои идеи Мономах подкрепляет сентенциями из Священного Писания и Шестоднева, а также примерами из собственной жизни. Таким образом, мы видим пример использования в политических целях христианских канонов.

Не менее известны поучения крупного церковного идеолога Киевской Руси, игумена Киево-Печерского монастыря Феодосия Печерского, созданные в XI в. Он первым поднимает проблему спасения души через аскезу — подавление в человеке его плотского естества, отказа от земного, греховного. В поисках истинного предназначения души Феодосий задается вопросами: «И та слышасте нам, убогым, кацемь достоить должным быти?! Не сердце в нас горить?!… Не въслед ли похотей своих идохом?!.».. [3, с. 153]. Пишет Феодосий с характерным для христианской литературы самоуничижением — называет себя грешным и ленивым: «Азъ, грѣшный и лѣнивый, погрѣбый талантъ свой в земли, а не придѣлавъ имъ ничтоже.».. [7, с.443]. Обращаясь к инокам своей обители, он просит их не лениться, бережно относиться к своим обязанностям, помогать нищим и соблюдать заповеди Божии.

В то же время был создан еще один выдающийся памятник древнерусской поучительной литературы — «Поучение архиепископа Луки к братии», написанное новгородским епископом Лукой Жидятой. Сохранился он в составе Новгородской IV летописи под 1058 г. [4, с. 362]. Поучение создавалось в условиях двоеверия, царившего на Руси, и призвано дать новгородцам наставления, касающейся новой веры. Все еще сохранявшиеся языческие воззрения мешали становлению христианства, поэтому Лука осуждает «бесовские» пристрастия народа, подкрепляет их цитатами из Библии. Как и во многих древнерусских поучениях, автор просит соблюдать заповеди.

Другое поучение XI в. — «Поучение о казнях божиих», дошедшее до нас в составе Повести временных лет под 1068 г. Авторство, к сожалению, установить не удалось. Данное произведение повествует о вспыхнувшем в Киеве недовольстве после поражения русских князей на Альте. Нашествие чужеземцев, по мнению автора, является наказанием за грехи [9, с. 109].

Поучительная литература Древней Руси XII в. связана также с именем епископа Кирилл Туровского. Двойственность человеческого бытия — вот главная тема его произведения «Притча о душе и теле». Поднимая один из самых насущных вопросов того времени, автор рассуждает о земном и небесном, телесном и духовном аспектах существования. Особое внимание Кирилл просит уделять чтению святых книг, чтобы «Божьим насытясь словом, вечной жизни несказанного блаженства достичь» [5, с. 142].

Не менее интересны древнерусские поучения, адресованные простому народу. Краткие, лаконичные произведения, разговорным языком дающие наставления, осуждающие язычество и людские пороки. В отличие от т. н. торжественного красноречия в поучениях к простому люду редко встречаются цитаты из Священного Писания, а все нравоучения подкрепляются обычной житейской мудростью.

Таково, например, произведение белгородского епископа Григория, написанное, вероятно в XII в. Поучение направлено против пьянства и обращено ко всему народу. В XIII в. создает свое поучение русский проповедник Серапион Владимирский. В краткой и понятной форме автор наставляет народ против язычества, умоляет отступиться от «неверных дел». Серапион призывает людей каяться, ходить в церковь и жить согласно заповедям. Проповедник в своих рассуждениях опирается также на народную литературу — сказания и легенды [8, с. 402].

Литература:

  1. Бугославский, С. А. Поучение Владимира Мономаха // История русской литературы: В 10 т. — Л., — 1941. — Т.1. — С. 289–297.
  2. Владимиров П. В. Древняя русская литература Киевского периода. XI-ХШ вв. — Киев, 1900. — 479 с.
  3. Златоструй. Древняя Русь. X-XIII вв. / А. Г. Кузьмин, А. Ю. Карпова. — М., 1990. — 302 [2] с.
  4. Камчатов А. М. Хрестоматия по истории русского литературного языка. — М., 1989. — 622 с.
  5. Кирилл Туровский. Притча о человеческой душе и теле // Библиотека литературы Древней Руси. — СПб., 1997. — Т.4. — С. 142–158.
  6. Лихачев, Д. С. Великое наследие // Избранные работы: В 3 т. — Л., 1987. — Т. 2. — 496 с.
  7. Феодосий Печерский. Слово утешительное к братии о душевной пользе //Библиотека литературы Древней Руси. — СПб., 1999. — Т.1. — С. 443–444.
  8. Черторицкая, Т. В. Красноречие Древней Руси. (XI-XVII вв.) / Т. В. Черторицкая. — М.: Сов. Россия, 1987. — 448 с.
  9. Шахматов, А. А. Повесть временных лет и ее источники // Труды Отдела древнерусской литературы — Л., 1940. — Т. 4. — С. 9–150.

Основные термины (генерируются автоматически): поучение, древнерусская литература, произведение, XI-XIII, подобный род, поучительная литература, простой люд, простой народ, Русь, Священное Писание.


Устное народное творчество. Пословицы и поговорки. Древнерусская литература. Из похвалы князю Ярославу и книгам, «Поучение Владимира Мономаха»

План урока

  • В мире пословиц и поговорок
  • История древнерусской литературы
  • Из похвалы князю Ярославу и книгам
  • «Поучение Владимира Мономаха»

Цели урока

  • Знать особенности народных пословиц и поговорок, выражение в них духа народного языка, особенности поучения как жанра литературы
  • Уметь определять прямой и переносный смысл пословиц и поговорок, определять черты древнерусской литературы

Разминка

  • Что такое устное народное творчество?
  • Каким синонимом можно назвать устное народное творчество?
  • На какие роды делится литература?
  • Чем отличается фольклор от художественной литературы?

В мире пословиц и поговорок

Пословицы и поговорки живут в народной речи века. Зародились они в глубокой древности. Поговорка ярко называет, рисует какое-то явление, например: «Гол как сокол», «Как сыр в масле катается», «Надулся, как мышь на крупу», «Мягко стелет, да жестко спать», «Нашла коса на камень».



Пословица
 – это краткое мудрое изречение, имеющее поучительный смысл, заключающее в себе законченную мысль, житейскую мудрость.



Рис. 1. А. Ремнев. Рыжая. 2004.

Пословица, в связи с жизненной ситуацией, высказывает некое суждение, мораль: «Любишь кататься – люби и саночки возить», «За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь», «Нет дыма без огня», «Худой мир лучше доброй ссоры». Некоторые из них дошли до нас в произведениях древнерусской литературы XI–XII веков: в «Слове о полку Игореве», «Повести временных лет». Собирание пословиц началось в XVI веке, а может и раньше, но записи того времени до нас не дошли. Первые рукописные сборники, дошедшие до нас, относятся к XVII–XVIII векам. Большинство составителей этих сборников неизвестны.

«Кто ее сочинил – неведомо никому; но все ее знают и ей покоряются. Это сочинение и достояние общее, как и самая радость и горе, как выстраданная целым, поколением опытная мудрость, высказавшаяся таким приговором», – говорил русский писатель Владимир Иванович Даль.

Характерные черты пословиц:

  • обобщение
  • нравоучительный и назидательный характер

В пословицах и поговорках проявляется наблюдательность, воплощается мудрость не одного человека и даже не одного поколения. О ее ценности свидетельствуют, например, такие «пословицы о пословицах»: «Старинная пословица не мимо молвится», «Добрая пословица не в бровь, а прямо в глаз», «На рынке пословицу не купишь». 

О «подвижности», «живости» жанра свидетельствует хотя бы тот факт, что одно и то же действие или состояние может получать в пословицах совершенно разную оценку. Характерный пример: «Терпенье и труд все перетрут», с одной стороны, и «Работа не волк – в лес не убежит» – с другой.

Поговорка отличается от пословицы тем, что она – часть суждения; поговорка – это яркое, меткое народное выражение. Например, «Легок на помине», «Чужими руками жар загребать», «За словом в карман не лезет».



Поговорка
 – словосочетание, отражающее какое-либо явление жизни, один из малых жанров фольклора. Часто имеет юмористический характер. В отличие от пословицы, не содержит обобщающий поучительный смысл и не является законченным предложением.


Поговорка – жанр устного народного творчества: вошедшее в речевой обиход меткое образное выражение, заключающее в себе эмоциональную оценку того или иного явления. В отличие от пословицы не является законченным выражением и не имеет поучительного смысла. Может быть частью пословицы («У бабы семь пятниц на неделе» – «семь пятниц на неделе»), самостоятельным словосочетанием, придающем речи выразительность («не робкого десятка»).

Некоторые пословицы и поговорки уже утратили свое конкретное значение. Например, «вынести сор из избы». Сор, действительно, не выносили из избы, ведь мифологический человек не разделял себя и свою часть, а выбрасывать себя за порог – подвергать опасности, отдавать «чужому» миру. Сор собирался и выбрасывался в печь. Реалии ушли в прошлое, а поговорка и сейчас достаточно распространена.

В отличие от мудрого изречения, созданного народом, существуют пословицы, авторство которых точно известно. Их называют афоризмами.



Афоризмы
 – это авторские пословицы.

Платон мне друг, но истина дороже.   

  Аристотель

Глядя вниз, радугу никогда не увидишь.

Чарли Чаплин


Таблица 1. Общее и различное у пословиц и поговорок

Пословица

Поговорка

ОБЩЕЕ

Краткость рассуждения

Выражение народной мудрости, накопленной веками

Обладают рифмой и ритмом

РАЗЛИЧИЯ

Пословица является законченным суждением

Поговорка лишь его часть

Всегда несет четкий дидактический характер

Средство характеристики человека в устной форме

Одно слово обычно заменяется образом

В чем особенности языка пословиц?

  • краткость
  • поучение
  • иносказание
  • лексика, связанная с народным трудом и бытом
  • точность и выразительность
  • двухчастная композиция и противопоставление
  • ритм и рифма

Докажите, что пословицы и поговорки имеют не только прямой, но и переносный смысл. Приведите примеры таких пословиц и поговорок.

В чем особенности языка пословиц?


История древнерусской литературы

Письменная русская литература возникла давно. Она древнее французской, английской, немецкой. К концу Х – началу ХI веков устное народное творчество достигло своего совершенства. Четко различались его разножанровые формы: пословицы, поговорки, загадки, сказки, былины, обрядовая поэзия и другие. Все это послужило возникновению древнерусской литературы.

Её появление связано с возникновением славянской азбуки и крещением Руси (988 год). Потому что первая письменная литература связана с христианством и монастырями, которые были центрами знаний и образования. Древнерусской литература традиционно считается в период с XI по XVII век. Она традиционно связана с византийской (христианство) и болгарской (Кирилл и Мефодий, создатели славянской азбуки) литературными традициями.

С конца X века можно говорить о появлении определенной системы образования на Руси – «книжного учения». Христианство сыграло прогрессивную роль в становлении культуры Древней Руси. Киевская Русь выдвигается в число передовых государств Европы. В 30–40-е годы XI столетия в Киеве уже много искусных переводчиков, которые «перелагают» книги непосредственно с греческого языка на «словенский». Сын Ярослава Всеволод владеет пятью иностранными языками, его сестра Анна, став французской королевой, оставляет собственноручную подпись «Анна регина», в то время как ее царственный супруг вместо подписи ставит крестик.

Жанры древнерусской литературы

В древнерусской литературе определилась система жанров. Жанры в древнерусской литературе выделялись по иным признакам, чем в литературе нового времени. Главным в их определении было «употребление» жанра, «практическая цель», для которой предназначалось то или иное произведение. Так, об истории мира рассказывали хронографы, об истории отечества – летописи. Существовала обширная литература нравоучительных биографий – жития святых. Большое распространение имели сборники коротких рассказов о жизни монахов. Такие сборники назывались патериками.



Летопись
– повествование о событиях исторической важности, расположенных «по летам», то есть в хронологической последовательности.


Хронограф
 – памятник древней письменности, содержащий историческую хронику страны.


Житие́
– (в переводе с церковно-славянского — «жизнь») жанр церковной литературы, в котором описывается жизнь и деяния святых.


Особое место среди образцов мирских жанров занимают «Поучение» Владимира Мономаха, «Слово о полку Игореве», «Слово о погибели Русской земли» и «Слово Даниила Заточника». Они свидетельствуют о высоком уровне культурного развития, достигнутом Древней Русью в XI–первой половине XIII веков.

Из похвалы князю Ярославу и книгам


Рис. 3. Портрет из Царского титулярника. 1672.

В древнерусской литературе сохранилось много похвал книгам. Книги ценились высоко, потому что были редки и мало кому доступны. 

Авторство «Повести временных лет» приписывают некоему монаху Нестору. Она передала будущим поколениям легенды о том, как Олег, поставив корабли на колеса, подвел их с попутным ветром к Царьграду, как прибил щит над вратами Царьграда, как принял смерть от своего коня и т.д. Значение «Повести временных лет» было велико. Среди жанров «Повести…» есть сказания, предания, хождения, поучения, притчи и т.д.



Похвала
 – это особый жанр древнерусской литературы. Произведения такого жанра создавались в честь выдающихся людей.


Ярослав Мудрый (около 978–1054 годов), сын Владимира I Крестителя, был великим князем киевским с 1019 года. Он победил Святополка Окаянного и изгнал его из Киева. Русские люди чтут память князя Ярослава: он победил печенегов и поляков и обезопасил южные и западные границы Руси, прекратил междоусобную вражду между сыновьями Владимира Святославича и собрал русские земли воедино.

Отрывок из «Повести временных лет»

Велика ведь бывает польза от учения книжного: книгами наставляемы и поучаемы на путь покаянья, ибо от слов книжных обретаем мудрость и воздержанье. Это ведь реки, наполняющие вселенную, это источники мудрости; в книгах ведь неизмеримая глубина; ими мы в печали утешаемся; они – узда воздержанья. Велика есть мудрость. Если прилежно поищешь в книгах мудрости, то найдешь великую пользу душе своей…


Как вы полагаете, прав ли безымянный автор текста: «Велика ведь бывает польза от учения книжного»? Докажите свою точку зрения примерами из книг, кинофильмов, реальной действительности.


«Поучение Владимира Мономаха»

Владимир Мономах, великий князь Киевский, был сыном Всеволода Ярославича и византийской царевны, дочери императора Константина Мономаха.

Сочинения Владимира Мономаха написаны в XI–начале XII века и известны под названием «Поучение». Они входят в состав Лаврентьевской летописи.



Поучение
 – жанр древнерусской литературы, церковная проповедь, правила жизни.



Рис. 4. Великий князь Владимир II Всеволодович Мономах. Портрет из Царского титулярника. 1672.

«Поучение» — это своеобразное собрание сочинений князя, включающее само Поучение, автобиографию и письмо Мономаха князю Олегу Святославичу. Поучение явилось политическим и нравственным завещанием князя, адресованным не только его сыновьям, но и широкому кругу читателей.

В начале «Поучения» Мономах дает ряд моральных наставлений:

  • не забывайте Бога;
  • гордости не имейте в сердце и уме;
  • старых людей уважайте;
  • «на войну выйдя, не ленитесь, лжи остерегайтесь, напоите и накормите просящего…»;
  • «Убогих не забывайте, подавайте сироте и вдовицу рассудите сами, а не давайте сильным губить человека»;
  • «Старых чтите, как отца, а молодых, как братьев. Более всего чтите гостя»;
  • «Не пропустите человека, не приветив его, и доброе слово ему молвите».

«Поучение» – это не только свод бытовых нравственных советов, но и политическое завещание князя. Оно выходит за узкие рамки семейного документа и приобретает большое общественное значение.

Владимир Мономах выдвигает задачи общегосударственного порядка, считая обязанностью князя заботу о благе государства, о его единстве. Междоусобные распри подрывают экономическое и политическое могущество государства, только мир приводит к процветанию страны. Поэтому в обязанность правителя входит сохранение мира.

Автор «Поучения» выступает перед нами как высокообразованный книжный человек, эрудированный, прекрасно разбирающийся в литературе своего времени, что видно по многочисленным цитатам, которые он приводит. Автор предстает перед читателем как человек, в котором воплотился идеал князя, пекущегося о славе и чести родной земли.


  1. Когда возникла древнерусской литература?
  2. Какой город Руси стал книжным центром?
  3. Какие советы из «Поучения Владимира Мономаха» актуальны и для современного человека?
  4. Как называется жанр древнерусской литературы, который сообщает, описывает события, пого́дно фиксирует исторические события?

Долгие годы, передаваясь из уст в уста, из поколения в поколение, звучали в народе сказки и былины, пословицы и поговорки, песни и потешки, загадки и частушки, утешая, веселя.

Сохранить эту мудрость помогла письменность и возникновение древнерусской литературы. Книжные памятники не только запечатлели эту мудрость, но и сохранили культуру. Вот как писал об этом Д.С. Лихачев: «Повесть временных лет» явилась «не просто собранием фактов русской истории и не просто историко-публицистическим сочинением, а цельной, литературно изложенной историей Руси… Можно смело утверждать, что никогда, ни прежде, ни позднее, вплоть до XVI века, русская историческая мысль не поднималась на такую высоту ученой пытливости и литературного умения».


Контрольные вопросы

1. Докажите на примере следующих пословиц и поговорок, что они имеют не только прямой, но и переносный смысл:

  • Мал золотник, да дорог.
  • Близок локоть, да не укусишь.
  • Молчанье – золото.
  • Слышал звон, да не знает, где он.

2. Согласны ли вы с тем, какую пользу видит древни летописец в книгах? Почему?


Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Коми пословицы и поговорки о медведях
  • Свидание в саду онегина и татьяны цитаты
  • Поздравить ларису с днем рождения своими словами красиво
  • Что означает пословица много шума из ничего
  • Книга пища для ума пословица