Найти и не сдаваться цитата два капитана

Цитаты из книги «Два капитана»

Григорьев — яркая индивидуальность, а Диккенса не читал!

Бороться и искать, найти и не сдаваться.

Все было впереди. Я не знал, что ждет меня. Но я твердо знал, что это навсегда, что Катя — моя, и я — её на всю жизнь.

Если быть — так быть лучшим!

И вдруг происходит то, что казалось невозможным, невероятным. Происходит очень простая вещь, от которой всё становится в тысячу раз лучше-погода, здоровье, дела. Он возвращается…

Наблюдательность обостряется от страданий.

А в соседней комнате сестра перебирает карточки.
«Карточка — смерть, карточка — жизнь».

Где же ты Катя? У нас одна жизнь, одна любовь — приди ко мне Катя! Впереди еще много трудов и забот, война еще только началсь. Не покидай меня! Я знаю, тебе трудно было со мной: ты очень боялась за меня, всю жизнь мы встречались под чужой крышей. А разве я не понимаю, как важен для женщины дом? Может быть, я мало любил тебя, мало думал о тебе… Прости меня, Катя!

Женщина шевельнула губами. Она ничего не сделала, только шевельнула губами. Она была почти не видна за снежным, матовым, мутным стеклом. Но я узнал её. Это была Катя.

Да спасет тебя любовь моя! Да коснется тебя надежда моя! Встанет рядом, заглянет в глаза, вдохнет жизнь в помертвевшие губы! Прижмется лицом к кровавым бинтам на ногах. Скажет, это я, твоя Катя. Я пришла к тебе, где бы ты ни был. Я с тобой, что бы ни случилось с тобой. Пускай другая поможет, поддержит тебя, напоит и накормит — это я, твоя Катя. И если смерть склонится над твоим изголовьем и больше не будет сил бороться с ней, и только самая маленькая, последняя сила останется в сердце — это буду я, и я спасу тебя.

И как видны были в его лице, во всех движениях, даже в том, как он ел, это счастье, эта удача! У него блестели глаза, он держался прямо и вместе с тем свободно. Если б я не была влюблена в него всю жизнь, так уж в это вечер непременно бы влюбилась.

Он взмахнул фуражкой, когда тронулся поезд, и я шла рядом с вагоном и все говрила: «Да, да».
— Будешь писать?
— Да, да!
— Каждый день?
— Да!
— Приедешь?
— Да, да!
— Ты любишь меня?
Это он спросил шепотом, но я догадалась по движению губ.
— Да, да!

Хорошо скользить, когда есть высота.Плохо выравнивать на уровне крыши!
Саня, не нужно собой рисковать, —
Тетушка просит летать пониже.

Юность кончается не в один день — этот день не отметишь в календаре: «Сегодня кончилась моя юность». Она уходит незаметно — так незаметно, что с нею не успеваешь проститься.

— Катя, — сказал я вдруг, — ты меня не любишь?Она вздрогнула и посмотрела на меня с изумлением. Потом она покраснела и обняла меня. Она меня обняла, и мы поцеловались с закрытыми глазами — по крайней мере я, но, кажется, и она тоже, потому что мы одновременно открыли глаза.

Мы съели по яблоку и угостили соседа, маленького, небритого, сине-черного мужчину в очках, который все гадал, кто мы такие: брат и сестра — не похожи! Муж и жена — рановато!

Но о чём бы я не думал — я думал о ней. Я начинал дремать и вдруг с такой нежностью вспоминал её, что даже дух захватывало и сердце начинало стручать медленно и громко. Я видел её отчетливее, чем если бы она была рядом со мною. Я чувствовал на глазах её руку.
«Ну ладно — влюбился так влюбился. Давай-ка, брат, спать», — сказал я себе.

Она была совершенно синяя — над нами горела синяя лампочка, и должно быть поэтому я так осмелел. Мне давно хотелось поцеловать ее, еще когда она только что пришла, замерзшая, раскрасневшаяся, и приложилась к печке щекой. Но тогда это было невозможно. А теперь, когда она была синяя, — возможно. Я замолчал на полуслове, закрыл глаза и поцеловал её в щеку.

То разгорается, то гаснет фонарик, то горе, то радость освещает его колеблющийся свет.

«Милый Пира-Полейкин, — было торопливо написано на голубоватом листке из его блокнота, — обнимаю тебя. Помни, ты веришь».

«Два капитана» — это приключенческий роман Вениамина Каверина. Эта история о любви, дружбе и поиске исчезнувшего полярника Ивана Татаринова проводит нас через события гражданской войны, первые годы Советского Союза и Великую Отечественную войну. Главный герой романа, Александр Гринев, идет по следам Татаринова, пытаясь восстановить карту его неосуществленной экспедиции на Северный полюс. Сюжет книги заполнен героизмом, упорством и исследовательским духом, делая «Два капитана» классическим образцом советской литературы.

Бороться и искать, найти и не сдаваться!

Пояснение к цитате: 

Читает письмо капитан Татаринова.

Похожие цитаты

One equal temper of heroic hearts,
Made weak by time and fate, but strong in will
To strive, to seek, to find, and not to yield

Пока мы есть, с мечтой нам не расстаться;
Стремленья наши – поиск и борьба…
Бороться и искать,
найти и не сдаваться.

Пояснение к цитате: 

Перевод Алексея Квятковского.

Бороться и искать, найти и обесценить.

Бороться и искать, найти и не сдаваться.

Идея, что за любовь надо обязательно бороться, прочно укоренилась в сознании людей. Искать, завоёвывать, страдать, не сдаваться. Поэтому если большое и светлое чувство приходит просто, его не замечают..

Искать, найти и быстро спрятать.

И это как раз не тот случай, о чём вы сначала думали.. Но все три случая ДОСТОЙНЫ людей их произносивших!

Бороться и искать, найти не сдаваться.

в оригинале: «To strive, to seek, to find, and not to yield «——
Изначально это последняя строчка из стихотворения «Уллис» (1842) за авторством английского поэта Альфреда Теннисона (1809−1892) (в оригинале: «To strive, to seek, to find, and not to yield «).

Читателям из русскоязычных стран при упоминании данного выражения скорее придет на ум роман «Два капитана» (1944) Вениамина Каверина (1902−1989), потому что «Бороться и искать, найти и не сдаваться» является девизом этого приключенческого произведения.

«To strive, to seec, to find and not to yield»
—  Эта фраза была выбита на памятнике погибшему исследователю Арктики Р. Скоту. В. Каверин взял её эпиграфом к своему роману «Два капитана».

Текст оригинала на английском языке
Ulysses

It little profits that an idle king,
By this still hearth, among these barren crags,
Matched with an agd wife, I mete and dole
Unequal laws unto a savage race,
That hoard, and sleep, and feed, and know not me.

I cannot rest from travel: I will drink
Life to the lees: all times I have enjoyed
Greatly, have suffered greatly, both with those
That loved me, and on shore, and when
Through scudding drifts the rainy Hyades
Vexed the dim sea: I am become a
For always roaming with a hungry heart
Much have I seen and cities of men
And manners, climates, councils, governments,
Myself not least, but honoured of them
And drunk delight of battle with my peers,
Far on the ringing plains of windy Troy.
I am a part of all that I have
Yet all experience is an arch wherethrough
Gleams that untravelled world, whose margin fades
For ever and for ever when I move.
How dull it is to pause, to make an end,
To rust unburnished, not to shine in use!
As though to breathe were life. Life piled on life
Were all too little, and of one to me
Little remains: but every hour is saved
From that eternal silence, something more,
A bringer of new and vile it were
For some three suns to store and hoard myself,
And this grey spirit yearning in desire
To follow knowledge like a sinking star,
Beyond the utmost bound of human thought.

This my son, mine own Telemachus,
To whom I leave the sceptre and the isle—
Well-loved of me, discerning to fulfil
This labour, by slow prudence to make mild
A rugged people, and through soft degrees
Subdue them to the useful and the good.
Most blameless is he, centred in the sphere
Of common duties, decent not to fail
In offices of tenderness, and pay
Meet adoration to my household gods,
When I am gone. He works his work, I mine.

There lies the the vessel puffs her sail:
There gloom the dark broad seas. My mariners,
Souls that have toiled, and wrought, and thought
with me—
That ever with a frolic welcome took
The thunder and the sunshine, and opposed
Free hearts, free foreheads—you and I are
Old age hath yet his honour and his
Death closes all: but something ere the end,
Some work of noble note, may yet be done,
Not unbecoming men that strove with Gods.
The lights begin to twinkle from the rocks:
The long day wanes: the slow moon climbs: the deep
Moans round with many voices. Come, my friends,
‘Tis not too late to seek a newer world.
Push off, and sitting well in order smite
The sounding for my purpose holds
To sail beyond the sunset, and the baths
Of all the western stars, until I die.
It may be that the gulfs will wash us down:
It may be we shall touch the Happy Isles,
And see the great Achilles, whom we knew
Though much is taken, much and though
We are not now that strength which in old days
Moved earth and that which we are, we
One equal temper of heroic hearts,
Made weak by time and fate, but strong in will
To strive, to seek, to find, and not to yield.

Русский перевод
Улисс

Немного пользы в том, что, царь досужий,
У очага, среди бесплодных скал,
Я раздаю, близ вянущей супруги,
Неполные законы этим диким,
Что копят, спят, едят, меня не зная.
Мне отдых от скитаний, нет, не отдых,
Я жизнь мою хочу испить до дна.
Я наслаждался, я страдал — безмерно,
Всегда, — и с теми, кем я был любим.
И сам с собой, один. На берегу ли,
Или когда дождливые Гиады
Сквозь дымный ток ветров терзали море, —
Стал именем я славным, потому что,
Всегда с голодным сердцем путь держа,
Я знал и видел многое, — разведал
Людские города, правленья, нравы,
И разность стран, и самого себя
Среди племен, являвших мне почтенье,
Я радость боя пил средь равных мне,
На издававших звон равнинах Трои.
Я часть всего, что повстречал в пути.
Но пережитый опыт — только арка,
Через нее непройденное светит,
И край того нетронутого мира,
Чем дальше путь держу, тем дальше тает.
Как тупо-тускло медлить, знать конец,
В закале ржаветь, не сверкать в свершенье.
Как будто бы дышать — уж значит жить.
Брось жизнь на жизнь, все будет слишком мало.
И сколько мне моей осталось жизни?
Лишь краешек. Но каждый час спасен
От вечного молчания, и больше —
Весть нового приносит каждый час.
Копить еще какие-то три солнца, —
Презренно, — в кладовой хранить себя,
И этот дух седой, томимый жаждой,
Вслед знанью мчать падучею звездой
За крайней гранью мысли человека.
Здесь есть мой сын, родной мой Телемах,
Ему оставлю скипетр я и остров, —
Возлюбленный, способный к различенью,
Неторопливой мудростью сумеет
В народе угловатости сровнять
И привести к благому ровным всходом.
Он безупречен, средоточно-четок,
Обязанности общие блюдя
И в нежности ущерба не являя,
Богов домашних в меру он почтит,
Когда меня здесь более не будет.
Свое свершает он, а я мое.

Вот порт. На корабле надулся парус.
Замглилась ширь морей. Мои матросы,
Вы, что свершали, бились, размышляли
Со мною вместе, с резвостью встречая
И гром и солнце, — противопоставить
Всему умея вольное лицо, —
Мы стары, я и вы. Но в старых годах
Есть честь своя и свой достойный труд.
Смерть замыкает все. Но благородным
Деянием себя отметить можно
Перед концом, — свершением, пристойным
Тем людям, что вступали в бой с богами.
Мерцая, отступает свет от скал,
Укоротился долгий день, и всходит
Медлительно над водами луна.
Многоголосым гулом кличет бездна.
Плывем, друзья, пока не слишком поздно
Нам будет плыть, чтоб новый мир найти.
Отчалим и, в порядке строгом сидя,
Ударим по гремучим бороздам.
Мой умысел — к закату парус править,
За грань его, и, прежде чем умру,
Быть там, где тонут западные звезды.
Быть может, пропасть моря нас проглотит,
Быть может, к Островам дойдем Счастливым,
Увидим там великого Ахилла,
Которого мы знали. Многих нет,
Но многие доныне пребывают.
И нет в нас прежней силы давних дней,
Что колебала над землей и небо,
Но мы есть мы. Закал сердец бесстрашных,
Ослабленных и временем и роком,
Но сильных неослабленною волей
Искать, найти, дерзать, не уступать.

Перевод К.Д. Бальмонта
1833

Одно из лучших стихотворений Теннисона, которое в России известно лишь по последней строчке :(
Эта строка была девизом героя известного романа Вениамина Каверина «Два капитана«: 
Бороться и искать, найти и не сдаваться (в оригинале: To strive, to seek, to find, and not to yield).

Альфред Теннисон

[перевод Г. Кружкова]


УЛИСС

(ULYSSES)

Odysseus and Sirenes

Что пользы, если я, никчёмный царь
Бесплодных этих скал, под мирной кровлей
Старея рядом с вянущей женой,
Учу законам этот тёмный люд? –
Он ест и спит и ничему не внемлет.
Покой не для меня; я осушу
До капли чашу странствий; я всегда
Страдал и радовался полной мерой:
С друзьями – иль один; на берегу –
Иль там, где сквозь прорывы туч мерцали
Над пеной волн дождливые Гиады.
Бродяга ненасытный, повидал
Я многое: чужие города,
Края, обычаи, вождей премудрых,
И сам меж ними пировал с почётом,
И ведал упоенье в звоне битв
На гулких, ветреных равнинах Трои.

Я сам – лишь часть своих воспоминаний:
Но всё, что я увидел и объял,
Лишь арка, за которой безграничный
Простор – даль, что всё время отступает
Пред взором странника. К чему же медлить,
Ржаветь и стынуть в ножнах боязливых?
Как будто жизнь – дыханье, а не подвиг.
Мне было б мало целой груды жизней,
А предо мною – жалкие остатки
Одной; но каждый миг, что вырываю
У вечного безмолвья, принесёт
Мне новое. Позор и стыд – беречься,
Жалеть себя и ждать за годом год,
Когда душа изныла от желанья
Умчать вслед за падучею звездой
Туда, за грань изведанного мира!
Вот Телемах, возлюбленный мой сын.
Ему во власть я оставляю царство;
Он терпелив и кроток, он сумеет
С разумной осторожностью смягчить
Бесплодье грубых душ и постепенно
Взрастить в них семена добра и пользы.
Незаменим средь будничных забот,
Отзывчив сердцем, знает он, как должно
Чтить без меня домашние святыни:
Он выполнит своё, а я – своё.

Передо мной – корабль. Трепещет парус.
Морская даль темна. Мои матросы,
Товарищи трудов, надежд и дум,
Привыкшие встречать весёлым взором
Грозу и солнце – вольные сердца!
Вы постарели, как и я. Ну что ж;
У старости есть собственная доблесть.
Смерть обрывает всё; но пред концом
Ещё возможно кое-что свершить,
Достойное сражавшихся с богами.

Вон замерцали огоньки по скалам;
Смеркается, восходит месяц; бездна
Вокруг шумит и стонет. О друзья,
Ещё не поздно открывать миры, –
Вперёд! Ударьте вёслами с размаху
По звучным волнам. Ибо цель моя –
Плыть на закат, туда, где тонут звёзды
В пучине Запада. И мы, быть может,
В пучину канем – или доплывём
До Островов Блаженных и увидим
Великого Ахилла (меж других
Знакомцев наших). Нет, не всё ушло.
Пусть мы не те богатыри, что встарь
Притягивали землю к небесам.
Мы – это мы; пусть время и судьба
Нас подточили, но закал всё тот же.
И тот же в сердце мужественный пыл –
Дерзать, искать, найти и не сдаваться!

P.S. Мне попадался в сети  перевод этого стихотворения, но текст перевода был неполным, к тому же неокончательным вариантом перевода «Улисса«. Данный вариант перевода взят из книги: Григорий Кружков «Избранные переводы. В 2-х томах«. Т. 1 — М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2009.

Хотя заключительная строка этого перевода отличается от «канонического» девиза «Двух капитанов«, но данный вариант перевода «Улисса»  мне понравился больше, чем предыдущий.

Материал из Викицитатника

Логотип Википедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Два капитана.

«Два капита́на» — детский приключенческий фильм Евгения Карелова по одноимённому роману Вениамина Каверина, снятый в 1976 году. Состоит из шести серий. Премьера на телевидении состоялась 26 февраля 1977 года.

Цитаты[править]

  •  — Каждый хочет оторвать лакомый кусок. Но можно ли назвать этот кусок обеспечивающим явлением — это ещё вопрос. (Саня Григорьев)
  •  — «Одна мысль, одна мысль терзает меня: та, что снаряжение экспедиции я поручил Николаю.» (Капитан Татаринов в письме жене)
  •  — Бороться и искать, найти и не сдаваться!
  •  — Палочки должны быть попендикулярны! (Гаер Кулий)
  •  — Она умерла из-за него. Пускай же он живёт, если может… (Николай Антонович)
  •  — Напьюсь, что станете делать?
     — Прогоню. (Ромашов и Катя)
  • — Иван Павлович, я её люблю! Мне всё равно, пусть об этом говорит вся школа.
  • — Горько мне думать о всех делах, которые я мог бы совершить, если бы мне не то, что помогли, а хотя бы не мешали.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Сочинение на тему мое лето с пословицами
  • Цитаты про студенческие годы великих людей
  • Пословица марток оставит без порток что значит
  • Что отражается в пословицах и поговорках
  • Пословицы со словами купить продать