Образная форма пословиц

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВЫРАЗИТЕЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЛЕКСИКИ В РУССКИХ ПОСЛОВИЦАХ

  • Авторы
  • Руководители
  • Файлы работы
  • Наградные документы


Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке «Файлы работы» в формате PDF

Введение

У человека есть бесценный дар. Это язык. С помощью слов можно рассказать обо всем, воздействовать на человека. Доброе слово может доставить человеку радость, придать сил, а грубое – принести горе. Благодаря наличию языка человек не только смог выражать свои мысли, но и передавать свой опыт из поколения в поколение. Так зародилось устное поэтическое творчество. Фольклор – это энциклопедия народной жизни.

Первые словесные произведения появились очень давно. Народ накапливал художественный опыт постепенно и создавал новые жанры. Всё это переходило из уст в уста, из поколения в поколение. Каждый рассказчик мог внести в полюбившийся текст что-то своё. Целыми веками жили произведения в народной памяти незаписанными. Только в XVIII веке стали делать первые записи, а в XIX появились лучшие сборники фольклорных произведений.

Пословицы и поговоки имеют самую тесную, непосредственную связь с языком, являясь образными речевыми выражениями, употребляемыми в устной и письмен­ной речи. Особенно удобно было передавать свои жизненные наблюдения и представления в форме кратких и точных выражений. Под пословицей понимают меткое образное изречение назидательного характера, типизирующее самые различные явления жизни и имеющее форму законченного предложения. В пословицах много материала практического характера: житейские советы, пожелания в труде, приветы и др. Пословицы удовлетворяли многие духовные потребности трудового народа: познавательные, интеллектуальные, производственные, эстетические, нравственные. Русский народ уже в глубокой древности был внимателен к слову и использовал его богатые возможности. Яркой иллюстрацией этого являются изучаемые нами пословицы и поговорки.

Цель нашей работы – показать, как используются в пословицах в целях выразительности переносное значение слова, а также синонимы и антонимы. Для достижения цели нам необходимо было решить следующие задачи:

— изучить и проанализировать литературу по данной теме;

— дать характеристику жанров пословицы и поговорки;

— проанализировать подобранные пословицы с позиций выразительности;

— обобщить результаты наблюдений и сделать выводы.

Актуальность исследования заключается в том, что оно позволило постичь художественный опыт русского народа, увидеть его бережное отношение к слову, осознать его талантливость.

Объектом исследования являются пословицы русского народа, а предметом –выразительность устных произведений малых жанров. Использовались следующие методы исследования: сплошной выборки пословиц из сборника, анализ изученной литературы и собранного материала, а также сравнительно-сопоставительный метод.

Теоретической базой нашего исследованиястал самый богатый сборник пословиц В.И. Даля, а также исследование Т.В. Зуевой, книга М.В. Курочкиной, справочная и учебная литература.

Нами выдвигается следующая научная гипотеза: пословицы, особенно те, которые используются в переносном смысле, богаты изобразительно-выразительными средствами. Образность создается за счет использования метафор, эпитетов, олицетворений, сравнений. В целях выразительности в пословицах широко используются синонимы и антонимы.

Структура исследования. Работа состоит из введения, теоретической и практической частей, заключения и списка использованной литературы. Во введении определяются актуальность, цель, задачи, объект, предмет, методы исследования, выдвигается научная гипотеза. В теоретической части говорится об особенностях мышления древнего человека, дается характеристика жанров пословицы и поговорки. Практическая часть представляет собой анализ пословиц и поговорок разного содержания в аспекте выразительности. Сначала выявляем, какие тропы чаще встечаются и почему. Далее рассматриваются выразительные возможности антонимов и синонимов. В заключении подводятся итоги исследования. Работа завершается списком использованной литературы.

  1. Теоретический аспект исследования

Пословицы и поговорки как малые жанры русского фольклора

Мышление древних славян было образным. Древние люди представляли окружающее пространство единым целым, ощущали свое единство с миром природы. Они верили, что добрые духи способны помочь человеку, а от злых нужно стараться скрыть свои истинные намерения, зашифровать свою речь. Изображая окружающий мир, народ поэтизировал его, учил видеть в обычном необычное, в тяжелом крестьянском труде и быте – поэзию. Эта особенность мышления человека отразилась во многих древних жанрах фольклора, в том числе и в пословицах. Пословицы – это краткие, меткие, образные изречения, используемые в устной речи для придания ей глубокого смысла и большей выразительности. Пословицы и поговорки – древнейшие жанры фольклора. Пословица выражает опыт народа, заключённый в небольших выражениях, утверждает проверенный на практике вывод. Она предостерегает от неправильных шагов, даёт советы, хвалит и поощряет, смешит и учит, одним словом – воспитывает.

Пословицы – не старина, не прошлое, а живой голос народа: народ сохраняет в своей памяти только то, что ему необходимо сегодня и потребуется завтра. Когда в пословице говорится о прошлом, оно оценивается с точки зрения настоящего и будущего – осуждается или одобряется в зависимости от того, в какой мере прошлое, отраженное в афоризме, соответствует народным идеалам, ожиданиям и чаяниям. Пословица создается всем народом, поэтому выражает коллективное мнение народа. В ней заключена народная оценка жизни, наблюдения народного ума. Удачный афоризм, созданный индивидуальным умом, не становится народной пословицей, если он не выражает мнение большинства. Наиболее распространенная форма пословиц – наставления. Можно выделить наставления трех категорий: поучения, наставляющие детей и молодежь в добрых нравах, в том числе и правила хорошего тона; поучения, призывающие взрослых к благопристойному поведению, и, наконец, наставления особого рода, содержащие педагогические советы, констатирующие результаты воспитания, что является своеобразной формой обобщения педагогического опыта. Положительные и отрицательные черты личности по пословицам представляются как цели воспитания и перевоспитания, предполагающие всемерное улучшение поведения и характера людей. При этом примечательно, что все народы признают беспредельность человеческих совершенств. Любой человек, как бы он ни был совершенен, может подняться еще на одну ступеньку совершенства. Эта ступенька ведет не только человека, но и человечество к прогрессу. Многие пословицы являются призывами к самосовершенствованию.

Поговорка – простейшее поэтическое произведение, используемое в живой речи; это – не отвлечённая формула идеи произведения, но образный намёк на неё, взятый из самого произведения и служащий его заместителем (напр., «свинья под дубом», или «собака на сене», или «он выносит сор из избы»). Поговорка, в отличие от пословицы, не содержит обобщающий поучительный смысл, является частью суждения и представляет собой устойчивое словосочетание.

Пословица представляет собой логически законченную фразу или образное афористическое изречение. Пословица всегда несет в себе поучительный смысл и в большинстве случаев имеет ритмическую организацию. В.И. Даль понимал пословицу как «суждение, приговор, поучение». В своем «Толковом словаре» он дал следующее определение: Пословица – «краткое изречение, поученье, более в виде притчи, иносказанья, или в виде житейского приговора; пословица есть особь языка, народной речи, не сочиняется, а рождается сама; это ходячий ум народа; она переходит в поговорку или простой оборот речи…» [1]. Пословицы представляют собой обобщенный в кратких образных изречениях жизненный опыт народа. Пословицы могут иметь не только прямое значение, но и переносное. Многозначные пословицы особенно богаты изобразительно-выразительными средствами. Их широкое использование является показателем талантливости их создателя.

Пословицы и поговорки, возникшие как жанр народной поэзии в глубокой древности, живут активной жиз­нью на протяжении многих веков.Пословицы и поговорки – самые распространённые и жизнеспособные жанры устного народного творчества. Пословица – это меткое, образное изречение, вошедшее в речь народа. Близка к пословице поговорка. Источник пословиц – жизнь. Основой пословиц являются в первую очередь наблюдения над жизнью, трудом и бытом, облекающиеся в форму кратких образных изречений, часто с соответствующими рекомендациями. Нужен особый склад ума, наблюдательность, чтобы создавать выражения, которые останутся жить в массах. Пословицы справедливо считают энциклопедией знаний и мудрости русского народа. Народ сам отразил особенности этих жанров в сложенных им пословицах о пословицах:Пословицы не обойти, не объехать. Добрая пословица не в бровь, а прямо в глаз. Старая пословица, да про новое молвится. Пословица несудима.

  1. Практическая часть исследования

Художественное своеобразие пословиц и поговорок

2.1. Тропы в пословицах и поговорках

По композиции пословицы могут быть одночленными, дву­членными и многочленными. Особенно много в русском фольклоре двучленных пословиц. Поэтому В.И. Даль считал двучленность одним из основных признаков этого жан­ра. Например, в пословице Хлеб да вода — крестьянская еда вто­рая часть поясняет первую; в пословице Червь точит дерево, печаль крушит сердце использован прием параллелизма. Многие двучленные пословицы построены на сравнении или антитезе. Часто они имеют строгую, симметричную композицию обеих частей. В пословицах и поговорках используются очень многие худо­жественно-изобразительные средства и приемы фольклора.

Пословицы могут представлять собой прямое высказывание и иносказание. Примером первого может стать пословица «Хоть есть нечего, да жить весело», примером иносказания – «Яблочко от яблони недалеко падает». В русских пословицах для придания образности и выразительности используются разнообразные тропы.

Довольно часто употребляются в пословицах эпитеты. Этохудожественные определения, которые служат для обрисовки, пояснения, характеристики какого-либо свойства или признака предмета, в том числе и постоянные, характерные для народного творчества. С их помощью что-либо изображается или оценивается. Приведем примеры:

Велика святорусская земля, а везде солнышко.

Матушка Москва белокаменная.

Добрая пословица не в бровь, а прямо в глаз.

Доброе молчанье лучше худого ворчанья.

В основе метафоры лежит неназванное сравнение предмета, действия, явления с каким-либо другим предметом, действием, явлением. Метафора как бы в сжатом, свернутом виде заключает в себе целую картину, позволяет экономно, наглядно обрисовывать предметы или явления.

Без хозяина дом сирота.

Совесть без зубов, а загрызет.

Одному жить – сердце холодить, а на людях и смерть красна.

У отца с матерью за пазухой и на морозе тепло.

В кармане соловьи сви­щут.

Сарафан за кафтаном не ходит.

Один с сошкой, а семеро с ложкой.

Как видим, собенно важна роль метафоры.

Метонимия – вид тропа; употребление названия одного предмета (явления) вместо названия другого предмета или явления на основании внешней или внутренней связи между ними. Данный троп, основанный на смежности, является показателем богатства лексики и применяется для выразительности речи. В качестве примера можно привести примеры паремии, называющие орган вместо функции, которую он выполняет. Человека и его качества заменяют действия и состояния:

Язык мой – враг мой, наперёд ума лепечет.

Язык без костей: скажет и обратно спрячется.

Язык голову кормит.

С глаз долой – из сердца вон.

Глаза – зеркало души.

Рука руку моет.

Во-вторых, назовем пословицы, в которых действие или его результаты заменены наименованием орудия этого действия:

Хлеба ни куска, так в горле тоска.

Деньги к деньгам идут.

Хмель шумит – ум молчит.

На воре шапка горит.

Слово пуще стрелы разит.

Бритва скребет, а слово режет.

В-третьих, в некоторых пословицах идет сравнение одних качеств объекта с другими:

Кровь людская не водица.

Капля такта дороже потоков острословия.

Синекдоха – это разновидность метонимиии, в основе которой лежит отношение части к целому. Если метонимия основывается на своеобразной родственности, то в основе синекдохи лежит только количественный фактор, доведенный до степени противопоставленности (множественное и единственное, часть и целое).

Рассмотрим следующие примеры:

Копейка рубль бережет.

Сарафан за кафтаном бегает.

Пуля – дура, штык – молодец.

Веселая голова живет.

Олицетворения – разновидность метафоры – перенесение признаков и свойств живого существа на неодушевленные предметы. Приведем примеры:

Ветер горы разрушает, слово народы поднимает.

Авоська веревку вьет.

Труд всегда дает, а лень только берет.

Язык до Киева доведет.

Сравнения помогают живо, красочно сопоставлять один предмет с другим. Помогая увидеть предмет с новой, иногда неожиданной стороны, сравнения обогащает, углубляет наши впечатления. В пословицах нередко используются сравнения. Приведем примеры:

Язык – враг мой, прежде ума глаголет.

Неродная матка – как нетопленая хатка.

Чужая душа – что темный лес.

Правда, как оса, колет глаза.

Человек неученый, что топор неточеный.

Неверный друг, что дырявая шуба.

Лейся беда, что с гуся вода.

В приведенных примерах сравнение выражается при помощи слов (как, что). Также оно может быть выражено формой творительного падежа.

Итак, народ широко использовал в целях выразительности тропы. Пословицы и поговорки представляют собой сравнительные или иносказательные высказывания и содержат в себе житейскую мудрость народа. Из этих «росточков» и вырастает народная поэзия.

2.2. Выразительность антонимов и синонимов

Выразительность антонимов и синонимов, давно подмеченная русским народом, также ярко обыграна в пословицах. Антонимы, как известно, бывают общеязыковые (однокоренные и разнокоренные) и контекстуальные. Антонимы используются для создания таких фигур речи, как антитеза и оксюморон. Приведем примеры пословиц, построенных на антитезе:

Умный любит учиться, а дурак учить.

Скупой богач беднее нищего.

Работать день коротать; отдыхать ночь избывать.

Ученье свет, а неученье тьма.

Нет худа без добра.

Сытый голодного, а богатый бедного не знает.

Бог дал родню, а черт вражду.

Не плачь по правде, обживайся с кривдой!

Счастье с несчастьем двор обо двор живут.

Бойся друга, как врага.

На смелого собака лает, а трусливого рвет.

Умная ложь лучше глупой правды.

Корень учения горек, да плод его сладок.

Борода апостольская, а усок дьявольский.

Трусливый друг опаснее врага.

Меньше говори, да больше делай.

На смелого собака лает, а трусливого рвет.

Умный любит учиться, а дурак учить.

Пары антонимов могут быть выражены разными частями речи, иногда таких пар в пословице может быть не одна. В ниже представленных примерах пары представлены существительными и прилагательными. Существительные, по нашим подсчетам, используются в пословицах чаще всего в роли антонимов, в том числе и контекстуальных.

Голова седая, да душа молодая (голова – душа, седая – молодая).Речи как снег, а дела как сажа (речи – дела, снег – сажа).

Язык длинный, мысли короткие (длинный – короткие).

Рубашка беленька, да душа черненька (беленька – черненька).

Волос долог, да ум короток(долог – короток).Ласковый взгляд, да на языке яд (ласковый взгляд – яд).

Ученье – свет, а неученье – тьма (ученье – неученье, свет – тьма).

На языке медок, а на сердце ледок (медок – ледок).Добрый хозяин господин деньгам, а плохой – слуга (добрый – плохой, слуга – господин).

Речи как снег, а дела как сажа (речи – дела, снег – сажа).

В глазах мил, за глаза постыл(в глазах – за глаза, мил – постыл).Красота приглядится, а ум впереди пригодится (красота – ум).Умный не осудит, а глупый не рассудит (умный – глупый).Умный плачет, а глупый скачет(умный – глупый, плачет – скачет).

У прилагательных более употребительной является краткая форма.

Молодо – зелено; старо – да гнило.

Молодо – жидко, старо – круто.

Стар гриб (дуб), да корень свеж.

Молодец красив, да на душу крив.

Рубашка беленька, да душа черненька.

Волос долог, да ум короток.

Антонимические пары первой и второй пословиц – «зелено – гнило» и «жидко – круто» – имеют подобное, но с противоположными оттенками, значение непригодности. «Зелено» – значит слишком молодо, характеризуется отсутствием жизненного опыта, мудрости, практичности и даже ума, также как и «жидко», «с малой концентрацией чего- либо, очень текучий, водянистый; ненастоенный, некрепкий», словом – пока ещѐ непригодно к чему-либо. Слово «гнило» имеет значение своеобразной опять- таки непригодности, бесполезности, также как и слово круто (значение «очерствелости, твердости, жесткости»).

Рассмотрим постепенное изменение качества чего-либо, например, плода – яблока, которое висит на дереве, – относительно определенного промежутка времени: сначала оно зеленое, незрелое – пока еще непригодное к употреблению, затем спелое, сочное, сладкое – его можно потреблять, и, наконец, наступает третья стадия, при условии, что яблоко не было потреблено, – оно гнилое, испорченное, уже ни к чему непригодное. Обратим внимание на пословицу Стар гриб (дуб), да корень свеж. В данном случае интересным становится факт противопоставления целого его же части: гриб (дуб) и его корень – «основа, стержень, фундамент». Пара «стар – свеж» здесь выступает в значении «изношенный, непригодный, пропащий. плохой, испорченный» и соответственно «полезный, пригодный, подходящий». Существует еще несколько пословиц с подобным значением: Стар князь, да душа молода. Сам стар, да душа молода.

Антонимические пары могут быть выражены наречиями:

Молодые по выбору мрут, старые – поголовно.

Старого тянет вниз, молодого – ввысь.

Рожь кормит сплошь, а пшеница по выбору.

Приведем еще примеры, в которых используются в пословицах пары антонимов, выраженные глаголами и наречиями.

Молодой журавль высоко взлетел, да низко сел (взлетел – сел, высоко – низко).Нельзя перескочить, так можно подлезть (нельзя – можно, перескочить – подлезть).В одно ухо влезает, в другое вылезает (влезает – вылезает). Далее понаблюдаем за употреблением пар контекстуальных антонимов, выраженных глаголами, в следующих пословицах:

Молодые бранятся – тешатся, старики бранятся – бесятся.

Старому – стариться, молодому – расти.

Молодой работает, старый – ум дает.

Старое дерево трещит, молодое – летит.

Старый хочет спать, а молодой – играть.

Молод, да по миру ходит; стар – да семью кормит.

Молодец растет, старый горбится.

У молодых время тянется, у стариков бежит.

Кабы снова на свет народиться, знал бы, как состареться.

Ни смолоду молодец, ни под старость старик.

Как смолоду, так и под старость.

Например, обратим внимание на контекстуальную антонимическую пару «трещит – летит». Старое дерево именно «трещит», потому что оно со временем становится сухим, его продуктивность ослабевает, так же и у человека с возрастом утрачивают свою силу некоторые жизненные функции, а молодое – «летит» вверх, т. е. растет, так же как и молодой человек имеет много сил и энергии, он «летает», как будто у него «крылья за спиной вырастают».

В пословицах контекстуальные антонимы используются довольно часто. Например, слово овца не имеет антонима в прямом значении. Но пословица Не считай недруга овцою, считай волком показывает, что слово овца становится антонимом к слову волк. Или возьмем другую пословицу: Не прикидывайся овцою: волк съест. Контекстуальные антонимы всегда соотносятся с общеязыковыми антонимами. Например, в пословице Страшен враг за горами, но страшнее за плечами контекстуальные антонимы за горами и за плечами передают противоположные пространственные признаки и соответствуют антонимам языка далеко – близко. В пословицах Есть словко – как мед сладко, и есть словко – как полынь горько; Речи – мед, а дела как полынь слова«мед» и «полынь»являются контекстуальными антонимами, а «сладко» и «горько» общеязыковыми.

Выделенные слова являются антонимами только в этом контексте:

Кривой– не беда, а горе –криводушный.

Сколько быуткане бодрилась, агусемне быть.

У вас и на улицеквас,а в дом придешь – иводыне найдешь. Гладок,мягок,да на вкусгадок.

Как ни дуйсялягушка,а доволадалеко.

Левой рукоймосолдержи, в правой рукеплетькажи.

Кривой– не беда, а горе –криводушный.

Сколько быуткане бодрилась, агусемне быть.

У вас и на улицеквас,а в дом придешь – иводыне найдешь. Гладок,мягок,да на вкусгадок.

Как ни дуйсялягушка,а доволадалеко.

В пословицах отношения между словами могут быть основаны на оксюмороне:

В огороде бузина, а в Киеве дядька.

Не мешай грибам цвести.

Я ему про Ивана, а он мне про болвана.

Не сгоняй щуку с яиц.

Тише едешь – дальше будешь.

Говорят, в Москве кур доят.

Подальше положишь – поближе возьмешь.

Выразительностью обладают и синонимы. Они привлекали к себе внимание ученых еще в XIX веке. Вот примеры пословиц с синонимами:

Не хвали меня в очи, не брани за глаза.

Бедность не порок, а несчастье.

Запрем калачом, запечатаем пряником.

Свое горе велик желвак; чужая болячка почесушка.

Не проси у богатого, проси у тороватого.

Если необходимо подчеркнуть, выделить смысловые или стилистические различия, которые заключают в себе слова одного синонимического ряда, то используется прием противопоставления синонимов.Вот, например, как раскрывается различие между скупостью и жадностью, клеветой и ложью:

Скупой глядит как бы другому не дать, а жадный глядит, как бы у другого отнять.

Клевета и ложь не одно и то ж.

Ложь бывает и спроста, а клевета всегда с умыслом.

Прием противопоставления синонимов использовался народом не только для подчеркивания различий, но и для демонстрации близости явлений. Также используется прием параллельного употребления синонимов. Каждый из синонимов, отличаясь оттенками значений, позволяет выделить какую-то особенность предмета или явления:

Пришли на Настю беды и напасти.

Печаль не красит, горе не светит.

Лихо жить в нужде, а в горе и того хуже.

Кручина с ног собьет, нужда и вовсе заклюёт.

В поговорках также встречаются антонимы и синонимы. Это, как правило, другие меткие выражения. Например, синонимы: поминай, как звали – и след простыл; куры не клюют – пруд пруди; антонимы: жить душа в душу – как кошка с собакой; чуть свет – на ночь глядя. Подберем поговорки, которые имеют значение«усердно трудиться»: засучив рукава, в поте лица, не покладая рук. Нам встретилось шутливое предложение с использованием поговорок: «Мыне будем бить баклуши,аодним махом и шутясправимся со всеми заданиями, мыне ударим в грязь лицоми докажем, чтомы не лыком шиты,чтои мы не на руку лапоть обуваем».

Как видим, антонимы и синонимы широко используются в русских пословицах и поговорках.В проанализированных примерах используются слова разных частей речи.Антонимы и синонимы могут выступать в пословицах как средство выразительности. Синонимы и антонимы обогащают наш язык, делают его более красочным, разнообразным. А использование пословиц наряду с тропами делает речь народа более точной и выразительной. Мы, овладевая кладезем народной мудрости, получаем новую информацию, восхищаемся мудростью народа и повышаем свою речевую культуру. Также пословицы и поговорки дают разнообразный иллюстративный материал для изучения выразительных возможностей русского языка.

Заключение

Изучив использование в пословицах изобразительно-выразительных средств, мы пришли к выводу, что данный жанр, зародившийся в глубокой древности, прошел длинный путь развития. Народ воплотил в них свой опыт, выразил самые ценные суждения. Отношение к этим изречениям народ отразил в созданных им же пословицах. Отличительными чертами всех фольклорных произведений, в том числе и пословиц, являются устная форма бытования, изменяемость, наличие вариантов. Мы пронаблюдали, как в пословицах отразилось образное мышление его создателя. С течением времени пословицы принимали другой вид, реагируя на изменения в жизни общества и людей. Художественный опыт народа накапливался и позволял создавать самобытные творения. Создавать произведения малого объема, наверное, намного сложнее.

Таким образом, пословицы – жанр живой и подвижный, реагирующий на изменения в общественной жизни и во взаимоотношениях людей. Пословицы и поговорки отражают не только жизненные наблюдения русского народа, его нравсвенные законы, но и его талантливость, оригинальный взгляд на окружающий мир. Выдержав испытания временем, они продолжают украшать нашу речь, придавать ей неповторимое своеобразие и особую выразительность, давать возможность метко и точно охарактеризовать самые разнообразные жизненные проявления.

Исследование художественных особенностей пословиц позволило обратиться к истокам русской культуры, к прошлому, к традициям, сложившимся веками у нашего народа.

Нами проведено анкетирование среди учащихся школы и учителей (приложение 1). Отношение к пословицам и поговоркам у сегодняшних школьников и учителей отражено в анализе анкет (приложение 2). Оно в целом положительное. Пословицы и поговорки востребованы и в наши дни. Они украшают и обогащают нашу речь, делают ее меткой, точной, образной.

Список использованной литературы

  1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов.– М., 2004.

  2. Введенская Л.А. Учебный словарь антонимов русского языка. –

Ростов-на-Дону, 2010.

  1. Даль В.И. Пословицы русского народа. – М., 1997.

  2. Даль В.И.Толковый словарь русского языка. Современная версия. – М., 2002.

  3. Зуева Т.В. Русский фольклор: Словарь-справочник. – М., 2002.

  4. Курочкина М.В. Поэзия слова. – М., 2001

  5. Русские народные загадки, пословицы, поговорки / Сост. Ю.Г.Круглов. – М., 1990.

  6. Русское народное поэтическое творчество: Хрестоматия / Сост. Ю.Г. Круглов. – Л., 1987.

  7. Чернец Л.В. Школьный словарь литературоведческих терминов: Иносказательность в художественной речи. Тропы. Стиховедение. – М., 2002.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Приложение 1.

Анкета

  1. Часто ли вы используете в своей речи пословицы? 1. Очень часто 2. Часто 3. Время от времени 4. Никогда 2) Нужно ли использовать пословицы в речи? 1. Нужно 2. Не обязательно 3. Не нужно 3) Почему нужно использовать пословицы в речи? 4) Почему пословицы оказывают влияние на людей?

Приложение 2.

Анализ анкет

Мы провели анкетирование среди учеников 5-го, 9-го и 10-го классов и школьных учителей.

На вопрос «Часто ли вы используете в своей речи пословицы?» 20% опрошенных ответили «Очень часто», 67% — «Часто», 11% — «Время от времени» и 2% — «Никогда».

«Нужно ли использовать пословицы в речи?». 55% опрошенных считают, что пословицы нужно использовать в речи, 35% опрошенных не считают использование пословиц в речи обязательным, а 10% опрошенных считают, что использовать пословицы в речи не нужно.

Отвечая на вопрос «Почему нужно использовать пословицы в речи?», опрошенные приводили свои варианты ответов. Вот наиболее популярные: «Помогают выразить мнение ярко и образно» (32%), «Делают речь меткой и выразительной» (32%), «Передают опыт поколений» (34%), «Пословицы в речи не нужны» (2%).

Последним был вопрос «Почему пословицы оказывают влияние на людей?». 40% опрошенных ответили «Потому что в них содержится народная мудрость», еще 40% считают «потому что пословицы многому учат», 17% говорят о том, что «пословицы основываются на опыте людей» и 3% считают, что «пословицы не оказывают влияния на людей вообще».

Таким образом, мы попытались понять, интересны ли людям пословицы, часто ли они используют их в речи, прислушиваются ли к мудрым мыслям, заключенным в них. Радует то, что люди используют пословицы в своей речи, прибегают к опыту поколений и прислушиваются к нему. А на вопрос о том, благодаря каким средствам выразительности достигается образность и меткость пословиц, мы ответили, выполняя исследовательскую работу.

Просмотров работы: 9843

Авторские афоризмы и изречения пословичного типа, получившие широкое распространение, принято называть крылатыми словами1.

Таким образом, пословицы и поговорки, возникшие как жанр народной поэзии в глубокой древности, живут активной жизнью на протяжении многих веков: одни — без изменений, другие — постепенно изменяясь и переосмысляясь; устаревшие забываются, их место занимают вновь созданные.

Впословицах и поговорках используются очень многие худо- жественно-изобразительные средства и приемы фольклора.

Существуют две основные формы пословиц: иносказание и прямое высказывание. Например: Яблочко от яблони недалеко падает (иносказание);

Хоть есть нечего, да жить весело (прямое высказывание).

Нередко образность пословиц создается посредством метафор, метонимий, синекдох. Например: В кармане соловьи свищут (метафора); Сарафан за кафтаном не ходит (метонимия); Один с сошкой, а семеро с ложкой (синекдоха). Особенно важна роль метафоры.

Так, например, в пословицах часто появляются образы животных и птиц как обозначение людей, их взаимоотношений: Спит лиса, а во сне кур щиплет; Пожалел волк кобылу: оставил хвост да гриву; Не велик кулик, а все-таки птица; От вороны павы не жди.

Другой излюбленный прием народных изречений — употребление собственных имен в значении нарицательных.

Имена собственные могут иметь книжное происхождение (По бороде Авраам, а по делам хам; Фома неверующий — из Библии; Молчалины блаженствуют на свете; Тришкин кафтан — из художественной литературы) или приходят из былин, сказок и проч.

(Кос, как Соловей-разбойник; Баба Яга — костяная нога). Однако чаще всего пословица обращается к общеупотребительным личным именам для рифмы, аллитераций

1 Их публикации: Максимов С.В. Крылатые слова. – М., 1890. (Последнее издание: М., 1955); Михельсон М.И. Меткие и ходячие слова. – СПб., 1894; Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения. – М., 1955.

121

ассонансов. Например: Мели, Емеля, твоя неделя; Люди с базара, а Назар на базар; В людях Илья, а дома свинья; Ерема, Ерема, сидел бы ты дома да точил веретена; Тит, иди молотить.

Пословицы используют сравнения (Неродная матка — как нетопленая хатка; Чужая душа — что темный лес), олицетворения (Хмель шумит ум молчит; Авоська веревку вьет); антитезы (Корень учения горек, да плод его сладок; Борода апостольская, а усок дьявольский), гиперболы (Поповское брюхо из семи овчин шито; Колос от колосу не слыхать и голосу). Весьма часто употребляются устойчивые эпитеты (оценочные или изобразительные): Велика святорусская земля; Матушка Москва белокаменная. Применяются разнообразные формы тавтологии: омонимические (Здоровому все здорово; Играй да не заигрывайся), синонимические (Из огня да в полымя; Из пустого в порожнее).

По композиции пословицы могут быть одночленными, двучленными и многочленными (многосоставными). Особенно много двучленных пословиц, что дало основание В. И. Далю считать двучленность одним из основных признаков этого жанра. Например, в пословице Хлеб да вода — крестьянская еда вторая часть поясняет первую; в пословице Червь точит дерево, печаль крушит сердце использован прием параллелизма. Многие двучленные пословицы построены на сравнении или антитезе. Часто они имеют строгую, симметричную композицию обеих частей.

Приведем также примеры других композиционных форм. Дело

мастера боится; Хозяйкою дом стоит (одночленные); Сбил, сколотил — вот колесо, сел да поехал — ах, хорошо! Оглянулся назад — одни спицы лежат (многочленная).

Пословица ритмична. В ее построении нередко участвует рифма, которая может присутствовать во всех композиционных типах. Рифмуются отдельные слова (Без труда нет плода), отдельные части пословицы (В кабак далеко, да ходить легко; в церковь близко, да ходить склизко) или вся она сплошь (На чужой каравай рта не открывай, а пораньше вставай да свой затевай).

Пословицы разнообразны по форме высказывания. Они могут представлять собой косвенную речь (Велика святорусская земля, а везде солнышко), монолог (Из лука — не мы, из пищали — не мы, а попить да поплясать против нас не сыскать), диалог (Тит, поди молотить! — Брюхо болит. — Тит, поди вино пить! — Ох, дай оболокусъ да как-нибудь доволокусь).

122

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]

  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #

Пословицы как средство создания образности языка.

 На протяжении веков народ выражал в пословицах свои мысли и чувства. В изречениях отражаются национальная история, быт, мировоззрение людей. Самоцветы мудрого житейского опыта, этики, морали учат жить и трудиться, бороться за лучшее в человеке, ценить высокие нравственные качества. В языковом творчестве разных народов особое место занимают пословицы о самом близком и родном человеке — матери. Не случайно самое дорогое в жизни — Родину — называют люди словом МАТЬ: родная земля-матушка, чужая сторона — мачеха; Родину-мать ничем не заменишь; Родину-мать учись защищать.

      Народ издревле почитает мать, что нашло отражение и в устном творчестве: «При солнце тепло, а при матери добро. На свете всё найдёшь, кроме отца и матери».

     Наряду с общеупотребительным, стилистически нейтральным словом мать употребляется ласкательное народно-поэтическое матушка, разговорное мама.

    Рассматривая пословицы, можно проследить изменения в значении слова мать. Часто оно сохраняет свое основное значение — «женщина по отношению к своим детям. Женщина, имеющая детей»: Всякой матери свое дитя мило. Однако употребляется и в переносном значении, обозначая то, что является дорогим, близким, родным: Дорога матушка Москва: за золото не купишь, силой не возьмешь.

     В ряде пословиц слово мать приобретает значение «основа, источник чего-либо»: Дисциплина — мать победы. Повторенье — мать ученья.

    Как правило, слово мать в народных изречениях употребляется в положительном смысле. И это естественно, поскольку связывается в сознании каждого с лучшими человеческими качествами: добротой, нежностью, заботливостью. Но это слово может использоваться и для характеристики отрицательных явлений: Безделье — мать всех пороков.

     Пословицы — творение народа, выражающее проверенную многовековым опытом мораль в образной форме.

     Привлекает внимание разнообразие приемов использования в пословицах лексических и стилистических средств. Прежде всего это художественные определения, которые обогащают наши представления о человеке или предмете, выделяя характерные признаки, особенности. Среди них немало постоянных эпитетов, широко распространенных и в других жанрах устного народного творчества: Тепло, тепло, да не лето; добра, добра, да не мать родна. Жена для совета, тёща для привета, а нет милей родной матушки.

     Выразительны пословицы, в которых слово мать (матушка) само выступает в роли эпитета при неодушевленных существительных: За Москву-мать не страшно умирать; Матушка-рожь кормит всех сплошь.

     Произведения устного народного творчества нередко содержат олицетворение, где неодушевленным предметам приписываются признаки и свойства предметов одушевленных: Родина любимая — мать родимая. Солдату отец — командир, мать — служба. Гречневая каша — матушка наша, а хлебец ржаной — отец наш родной. Здесь дорогие человеку понятия персонифицируются с помощью слова мать (матушка)

      Используется в пословицах и такой вид тропа, как сравнение, заключающееся в сопоставлении двух предметов или явлений по общему признаку. Чаще всего встречаются сравнения со служебным словом КАК: точка в точку, как мать в дочку. Это могут быть и отрицательные сравнения: Тепло, да не как лето, добра, да не как мать.

     Выразительность пословиц усиливается и за счет противопоставлений, контрастов. Такие изречения строятся по принципу антитезы: Птица радуется весне, а младенец — матери. Птица радуется весне, а мать деткам. Сыр калача белее, а мать мачехи милее. Достаток — мать, убожество — мачеха.

Нередко образы, создаваемые в пословицах о матерях, окрашены сочным юмором или тонкой, скрытой насмешкой-иронией. Пословицы высмеивают, тонко обыгрывают человеческие слабости: Хороша дочь Аннушка, хвалит мать да бабушка. У нашей матушки всё печено, а есть нечего.

     Народные изречения решительно осуждают отрицательные черты человека: Детки хороши — отцу-матери венец, детки плохи — отцу-матери конец. Худое дитятко отцу-матери бесчестье, роду-племени позор.

     Слова мать, мама, матушка нередко используются как рифмо- и ритмообразующее средство. Тем самым подчеркивается ключевая роль этих слов в народных изречениях: Как вырастешь с мать, всё будешь знать. Нет такого дружка, как родная матушка.

     Следует отметить лаконичность и выразительность пословиц. Сжато и образно выражая мудрость, жизненный опыт народа, они не только обогащают нашу речь, но и способствуют формированию лучших моральных качеств. Народные изречения — прекрасный языковой материал, который необходимо широко использовать на уроках русского языка.

     Полезны для учащихся следующие задания:

  1. Найти и записать 5-6 пословиц на определенную тему, а потом в классе провести беседу по этому материалу.
  2. Написать сочинение-миниатюру по одной из пословиц: Одна у человека родная мать, одна у человека и родина. Родина-мать — умей за неё постоять. Родина любимая — мать родимая.

Народные изречения обогащают наш язык и мышление, поэтому так важно приобщать учащихся  к безграничному миру народной мудрости.

Содержание

  1. Пословица: понятие и основные характеристики
  2. Особенности грамматического строя пословиц
  3. Роль пословиц в коммуникации

Забить и найти эксперта
по РУССКОМУ ЯЗЫКУ

Найти эксперта

Автор статьи

Светлана Остапенко

Эксперт по предмету «Русский язык»

преподавательский стаж — 10 лет

Пословица: понятие и основные характеристики

Среди фольклорных текстов особое место занимают паремии – система нравоучительных жанров, в которых отражена накопленная в течение многовековой истории народная мудрость, в обобщенном и сжатом виде представлен духовный опыт его развития. К фольклорным паремиям относят пословицы, поговорки, притчи.

Пословица – разновидность малых фольклорных паремий, для которой характерны следующие особенности:

  • структурное соответствие сентенции – короткому нравоучительному высказыванию, обобщающему житейские наблюдения;
  • смысловая и структурная законченность, интонационное и ритмическое оформление;
  • дидактичность, поучительность;
  • иносказательный характер и образность;
  • лаконизм, предельная афористичность, точность и меткость формулировок.

Пословицы необходимо отличать от поговорок – метких народных выражений, не передающих законченной мысли, но образно характеризующих какое-либо явление действительности. Например: не мытьем, так катаньем; семь пятниц на неделе; сто верст киселя хлебать; от печки плясать и проч.

В русском фольклоре пословицы объединяются в тематические группы по выражаемому смыслу:

  1. Пословицы о доме и семье, о воспитании детей и супружеских отношениях: В своем дому и стены помогают. Яблочко от яблоньки недалеко падает. Жну и детей учи без людей.
  2. Пословицы о родине: Всякому мила своя сторона. Родная земля – мать, а чужая – мачеха. С родной земли умри – не сходи.
  3. Пословицы о работе и лени: Труд кормит, а лень портит. Поработай до поту, так и поешь в охоту.
  4. Пословицы об учении, книгах и чтении: Незнайка лежит, а знайка далеко бежит. Ученье – свет, а неученье – тьма. Не на пользу книги читать, коли одни вершки хватать. Корень учения горек, а плод его сладок.
  5. Пословицы, характеризующие человека: У скупого среди зимы снега не выпросишь. Ленивому всегда праздник. У страха глаза велики.

Особенности грамматического строя пословиц

Формально пословица представляет собой предложение – повествовательное или побудительное с точки зрения коммуникативной цели: Кто грамоте горазд, тому не пропасть. За одного битого двух небитых дают. Не говори «гоп», не перепрыгнув. Не в свои сани не садись.

«Пословицы: особенности грамматического строя» 👇

Пословицы могут иметь как утвердительную, так и отрицательную семантику, передаваемую при помощи отрицательных частиц: Не учи ученого. Ворон ворону глаз не выклюет. Не плюй в колодец – напиться придется.

С точки зрения грамматической организации пословицы представлены как простыми предложениями, таки сложными. Среди сложных чаще встречаются сложные бессоюзные и сложноподчиненные: Любишь рыбку съесть – люби и в воду лезть. Взялся за гуж – не говори, что не дюж. Кончил дело – гуляй смело.

Среди особенностей предикативной структуры можно отметить наличие составного сказуемого: Каждому мила своя сторона. Бедность не порок. У страха глаза велики.

В целях структурно упорядочения используется синтаксический параллелизм: Кошке – игрушки, мышке – слезки. Красна книга листами, а человек – делами. Красна изба углами, а хозяйка – пирогами; антитеза: Родная сторона – мать, чужая – мачеха. Корень учения горек, да плод его сладок.

Для ритмической организации часто применяется внутренняя рифма: Язык без костей: что хочет, то и лопочет. Что посеешь, то и пожнешь. Не зная броду, не суйся в воду. Мели Емеля – твоя неделя. Ритмизации пословиц также способствуют повторы (лексический и грамматический): Семь раз отмерь – один раз отрежь. Не торопись говорить – торопись делать. Не хвались словами – хвались делами. И честь не в честь, коли нечего есть. Среди овец – молодец, а против молодца – сам овца.

Часто в пословицах встречается эллипсис, неполнота структуры, восполняемая контекстом: птица пеньем, а человек – уменьем. Семеро с сошкой – один с ложкой.

Роль пословиц в коммуникации

Структурные и содержательные особенности пословиц обусловливают их особую роль в коммуникативной практике. Пословиц помогают делать речь образной и яркой, в афористичной и остроумной форме характеризуя какое-явление или человека. Являясь многовековым хранилищем народной мудрости, пословица содержит достаточную ширину обобщений и лукавую иносказательность, что позволяет необидно указать человеку на его недостатки и промахи.

Дидактический потенциал пословиц делают их мощным средством учебно-воспитательного дискурса, способствуя формированию значимых качеств личности.

В художественном тексте пословицы выполняют функцию образной характеристики сюжетной ситуации или героя, помогают глубже проникнуть в авторский замысел. Пословицы используются также в качестве заглавий произведений: «Коготок увяз – всей птичке пропасть» (народная драма Л. Н. Толстого), «Бедность не порок», «За чем пойдешь, то и найдешь», «Не все коту масленица» (пьесы А. Н. Островского).

Пословица украшает речь, придает ей неповторимый колорит, образность и богатство.

Воспользуйся нейросетью
от Автор24

Не понимаешь, как писать работу?

Попробовать ИИ

Министерство
образования и науки

Республики
Казахстан

с.Мерке

СШ №18

Направление:
Языкознание

                             
Секция: русский язык

Тема: «Семантическая структура русских
пословиц и поговорок с метрическими терминами»

                                        
   Выполнил: ученик  8 «» кл. СШ № 18

Ф.И.

                           
Научный руководитель:
Исраилова Г.И.

                                           
учитель русского языка и   литературы

                                              
СШ № 18 с.Мерке

2015г.

ВВЕДЕНИЕ

По своей структуре язык состоит из нескольких ярусов.
Лексико-фразеологический является одним из них. Именно на данном уровне
zcyj отражаются особенности познавательного опыта конкретного этноса, его
материальная и духовная культура. Одно из важнейших составляющих лексико-фразеологического уровня — пословично-поговорочный
фонд языка. Под ним понимают «накопленный веками и передаваемый одним
поколением другому жизненный опыт человечества» [1,49].

Тема нашей научной работы: «Семантическая структура русских
пословиц и поговорок с метрическими терминами».

Пословицы и поговорки исследовались с разных
сторон и на различных уровнях: синтаксическом (Тарланов 1982),  лексико-семантическом
(Пермяков
1970, Жуков 1978, Мелерович 1979,
Архангельский 1964, Мокиенко 1986);
прагматическом
и культурологическом (Телия 1996, Пермяков 1988,
Фахрутдинова
1996).

Объектами изучения становились
пословицы и поговорки с именами собственными, с компонентами цвето- и
светообозначения, исследовались
уникальные
русские концепты (ум, счастье, душа,
кровь,
ремесло и т.п.).    

Объект
изучения
в нашей работе – русские пословицы и поговорки с
метрическими терминами

Предмет изучения — семантическая
структура русских пословиц и поговорок с метрическими терминами.

Актуальным
представляется обращение к неисследованной теме — анализу особенностей
смысловой структуры пословиц с метрологическими терминами. В нашем
распоряжении
оказалась лишь статья СВ. Таракановой [2].

          Новизна
исследования
в
том, что впервые была исследована семантическая структура русских пословиц и
поговорок с метрическими терминами.

Новизна
исследования заключается в первичности  выполненного анализа подобного
характера.

        
Цель работы
— выбрать
пословицы и поговорки  с метрологическими
терминами
и
проанализировать
 их внутреннюю
форму в соотношении с предметно-логическим содержанием.

         Цель
исследования обусловила постановку следующих задач:

 Определить,
какие «приращения смысла» обнаруживают метрические термины в структуре пословиц
и поговорок.

1.       
Выявить некоторые черты культурно-национального мировидения по
данным паремий (пословиц и поговорок).

3.   Установить   структурные   особенности  
пословиц   с   метрическими 
терминами.

4. Определить тип внутренней формы анализируемых  пословиц.

Н.М. Шанский относит пословицы и поговорки к фразеологическим
выражениям — четвертому типу фразеологизмов по степени семантической слитности и мотивированности значения. Эти обороты
(пословицы) «не только
являются семантически членимыми, но и состоят
целиком из слов со свободными значениями» [1, 6].

От всех других видов фразеологических
сочетаний пословица отличается
синтаксической законченностью,
представляет собой грамматически оформленное суждение. «Во фразеологическом
единстве значение целого никогда не равняется сумме значений элементов. Это
качественно новое значение, возникшее в результате своеобразного лексического
соединения слов» [2, 342]. Пословица же
представляет собой разложимое сочетание слов, в
котором значение каждого
слова не меняется от употребления его вне этого сочетания. Но само это значение стало устойчивым в силу своего частого употребления
в ритмичной форме выражения, передающего общественный опыт, народное
наблюдение. Пословица сама по себе имеет прямой смысл, являясь в то же время иносказанием. Сохранение прямого значения каждым
из
слов, входящих в пословицу, обеспечивает ей жизнь в языке. Пословица,
утратившая для носителей языка прямой смысл из-за архаизации или исчезновения
даже одного слова, теряет весь смысл и не может быть употреблена
иносказательно. Пословица отражает действие, т.е. является сказуемым ко многим подлежащим. Таким образом, не
будучи эквивалентом слова, но целого рассказа, описания событий и
представляя собой законченную фразу с прямым значением, пословица не может
считаться фразеологизмом в том узком смысле слова, который выработался в науке
в последние годы в результате исследований отечественных ученых.

         Материалом исследования послужили пословицы и поговорки, собранные В.И. Далем, а также паремийный сборник,
составленный Ю.Г.
Кругловым. Всего проанализировано 87 паремий.

       
Методы исследования,
использованные в нашей работе:
аналитический, описательный, сопоставительный.

Основной метод
исследования — метод   компонентного анализа, который
дает возможность «полно представить весь объем значения
и смысловую
структуру языковых единиц, проследить, как
происходит изменение значения данной единицы, и установить смысловые связи
между разными значениями одной единицы, а также между разными единицами» [2,
12].

Практическая
значимость
работы заключается в том, что ее материалы могут использоваться в преподавании на факультативах
всредней школе.

Структура
работы.

Работа состоит из введения, двух глав, методической части, заключения и списка
использованной литературы.


Фразеология и языковая картина мира

1.1
Фразеология — необходимое звено в усвоении языка

История
русского литературного языка от пушкинской поры и до нашего времени — это, как
известно, путь непрерывного обогащения литературного языка словами и
выражениями, почерпнутыми из живого разговорного языка народа. Одним из
источников обогащения национальной фразеологии является язык писателей. Речевое
творчество писателя, как и языковое творчество народа, многообразно и
многосторонне. На протяжении всей истории развития национальной культуры из
произведений как видных мастеров слова, так иногда и из произведений разных
писателей в литературный язык входили образные выражения, языковые
сравнительные обороты, меткие характеристики и уподобления. Одни из них быстро
исчезали из языка, другие же вошли во фразеологический фонд национального
языка.

Прежде, чем приступить к основной проблеме, мы хотим
обратиться к научным исследователям современного русского языка и выяснить, как
там решается вопрос о языковом статусе пословиц и поговорок, т.к. таких единиц
было много выделено в процессе выбора материала. По мнению ученого
Н.М.Шанского, «пословицы и поговорки следует рассматривать в качестве фраземных
знаков – фразеологических выражений» [1,23].

Мы в своем исследовании будем пословицы и поговорки
анализировать как фразеологические выражения. «Фразеологизмы отражают национальную
специфику языка, его самобытность, богатый исторический опыт народа. Изучение
фразеологии составляет необходимое звено в усвоении языка, в повышении культуры
речи»[2,45].

История русского языка со временем выявляет те
слагаемые, которые образуют высококачественный сплав, называемый современным
русским литературным языком, но для этого необходима предварительная
интенсивная разработка фразеологических материалов. Одной из сторон подобной
разработки является раскрытие взаимоотношения языка художественной литературы с
общенациональным литературным языком.   

Необработанная стихия народной речи под пером писателя
преобразуется в литературный язык. Писатель подмечает удачное, меткое слово в
переносном или необычном значении, он придает ему новый смысл, который может
закрепиться в общем употреблении. Наконец, писатель создает такие обороты и
смысловые формулы, которые свободно высвобождаются из текста его произведения и
начинают жить самостоятельно, представляя собой выразительное богатство
национального языка и пополняя его идиоматический запас.

Непосредственно сбор материалов по русской фразеологии
в России начался в дореволюционное время, однако до сих пор единого
общепринятого мнения о том, что такое фразеологизм или фразеологическая единица
языка нет, следовательно, нет и единства взглядов на то, каков состав таких
единиц в языке.

Фразеология как самостоятельная лингвистическая
дисциплина в русском языке возникла сравнительно недавно, в пятидесятых годах
нашего века. Ее развитие связано с работами крупного советского языковеда В. В.
Виноградова, который определил задачи изучения фразеологических единиц,
установил основные их типы и тем самым заложил основы фразеологии. За последние
годы эта дисциплина получила небывалое развитие. «Трудно найти область языкознания,
где было бы высказано столько разноречивых суждений по самым важным
теоретическим вопросам, сколько мы встречаем во фразеологии» [3,26]..

«Фразеология (от греч. Phrasis от род.п. phraseos
– выражение и
logos – слово, учение) – 1) раздел языкознания, изучающий
фразеологический состав языка в его современном состоянии и историческом
развитии; 2) совокупность фразеологизмов данного языка, то же, что
фразеологический состав» [4,296].

Предметом фразеологии как раздела языкознания является
исследование природы фразеологизмов и их категориальных признаков, а также
выявление закономерностей функционирования их в речи.

Фразеология изучает специфику фразеологизмов как
знаков вторичного образования, в частности – как продукта особого вида
вторичной номинации – косвенной, представленной различного рода
синтагматическим взаимодействием слов – компонентов в процессах переосмысления
и формирования нового значения исходного сочетания или отдельного слова.    

Фразеология изучает также особенности знаковой функции
фразеологизмов, их значения, структурно – семантическую специфику,
проявляющуюся в основных признаках фразеологичности, исследует природу
лексических компонентов фразеологизмов, их синтаксическое и морфологическое
строение, характер синтаксических связей с другими единицами языка и формы
реализации в речи, природу ограничений  в модификациях, возможных для свободных
аналогов фразеологизма.

Особой задачей фразеологии является изучение системных
связей как между фразеологизмами (что соотносится с проблемой «фразеологической
подсистемы» языка), так и  между фразеологизмами и общеязыковой системой
значимых единиц – главным образом, словами.

Разработка проблем системности связана с описанием
особых языковых сущностей, обладающих специфичной структурно – семантической
организацией, с изучением типов их значения, в частности, значения
идентифицирующего или характеризующего типа (в их разновидностях). С анализом
явления фразеологических полисемии, омонимии, вариантности, с выявлением
грамматических классов фразеологизмов и с раскрытием их синтаксической функций 
исследуется специфика функционально – стилистической дифференциации
фразеологизмов, а также соотношения нейтральных для языка  лексических способов
номинации и экспрессивно окрашенных наименований фразеологического характера.
Особой задачей  фразеологии является изучение процессов формообразования в их
номинативном и коммуникативно – функциональном аспектах, а также описание
фразеологической деривации – образования новых значений фразеологизма.

Фразеология внутренне связана с лексикологией,
синтаксисом и словообразованием, поскольку структура фразеологизма совпадает со
структурой сочетаний слов или предложений, а значение – со значением
лексическим.

Фразеология в соответствие с различием
фразелогизмов-идиом, фразеологических сочетаний и устойчивых фраз (пословиц,
крылатых выражений и других фразеологизмов-предложений) многими исследователями
делится на фразеологию в узком  смысле, изучающую только строго устойчивые
сочетания слов, и фразеологию в широком смысле, изучающую  и устойчивые фразы
разных структурных типов, обладающие различными семиотичными функциями (единицы
фольклора, фрагменты художественных текстов, формулы приветствий и т.п.).
Понимание фразеологии в широком смысле восходит к трудам В. В. Виноградова и
М.Н.Шанского.

1.2 О
лингвистической сущности фразеологических единиц

Прежде, чем
говорить о наиболее частотных фразеологизмах в  современном русском языке,
необходимо четко определить, что является объектом фразеологии. У многих
исследователей существуют различные точки зрения на этот вопрос. В состав фразеологизмов
русского языка одни ученые включают все устойчивые сочетания слов, другие
считают фразеологизмами только определенную группу устойчивых сочетаний.
Некоторые ученые включают во фразеологию языка пословицы, поговорки, крылатые
слова, даже афоризмы. Для обозначения фразеологизма как единицы языка,
используется множество терминов: фразеологическое выражение, фразеологическая
единица, фразеологический оборот речи, устойчивое сочетание слов, устойчивая
фраза, фразеологизм, идиома, идиоматизм, фразема и др. эти определения даны в
«Словаре лингвистических терминов»  АхмановойО.С. [5, 180].

С.И. Ожегов в
работе «О крылатых словах» пишет: «Зыбкость, неопределенность и многообразие в
понимании объекта фразеологических исследований сопряжены с такой запутанностью
терминологии, какой нет, вероятно, ни  в одном разделе лингвистики» [6,37].

У М.М. Копыленко
определение фразеологии сформулировано так: «Необходимость определить
фразеологию как науку о сочетаемости лексем» [7,56]. В данном случае автор
подразумевает под понятием лексема звуковую оболочку слова. Итак, у некоторых
исследователей есть мнение, что объектом фразеологии являются все реально
возможные словосочетания независимо от качественных различий между ними. Другие
ученые признают только те разряды и группы словосочетаний, которые выделяются
определенным своеобразием.

М.Т. Тарцев
утверждает, что словосочетание является фразеологизмом, только «…если оно имеет
собственное окружение, не вытекающее из валентных отношений слов –
компонентов». В свободных сочетаниях обычно «один из компонентов в прямом
номинативном или свободном значении, причем данный компонент сохраняет свою
самостоятельность как семантически, так и грамматически» [8,7-8].

Словосочетание –
фразеологизм, таким образом, рассматривается как сочетание слов, утративших
свое «лексическое» значение. Часто фразеологизм рассматривается как слово,
которое структурно организовано в виде словосочетания.

С другой стороны,
существует точка зрения, согласно которой фразеологизмы состоят из слов в их
обычном понимании. Так, И.С. Торопцев пишет, что «составные части фразеологизма
не должны отождествляться со словами»[9,45]. А.И. Молотков определяет
фразеологизм следующим образом: во-первых, компоненты фразеологизма не являются
словами не только потому, что у них нет лексического значения, но и по форме,
во-вторых, компоненты фразеологизма утратили различные грамматические
категории, присущие их «генетическому источнику» – слову (категории падежа,
числа и т.д.). Ученый говорит, «что компонент сохранил лишь звуковой образ
слова, его звуковую оболочку» [10,26].  Фразеологизм, по его определению, это
выражение, имеющее лексическое значение, состоящее не из слов, а из
компонентов, которые утратили признаки слова.

В области наиболее
частотных фразем в разговорной речи в различных языках появились работы А.
Исаева, Л.И. Ройзензона, Я. Раджабова и др.

Частотная
фразеология составляет примерно 70% фразеологического состава любого языка.
Особенно богата фразеология с компонентами, называющими органы чувств,
посредством которых человек воспринимает действительность, познает ее и самого
себя в ней, — словами голова, рука, глаз, нос, нога, сердце, ухо и др.

Такой удельный вес
фразеологизмов, включающих элементы соматики, во фразеологическом составе языка
объясняется тем, что слова, называющие части человеческого тела, относятся к
древнейшим пластам лексики языка. Исторически соматические фразеологизмы, как и
фразеологизмы других семантических групп, возникли главным образом
«отпочковавшись» (по выражению Телия В.Н.) от многозначного слова: развитие
фразеологизма идет параллельно с развитием основных переносных значений слов в
результате их метафорического или метонимического употребления[11,8].  
Возникновение фразеологизмов связано как с грамматической структурой данного
языка, так и экстралингвистическими сущностями.

В любом языке
большую часть составляют устойчивые выражения, компоненты которых обозначают
части тела человека или животного, например: высунув язык, подставлять ножку, с
глазу на глаз, рука об руку, повесить нос, ломать голову и многие другие.

1.3
Функциональные особенности  фразеологических единиц в языке

Наиболее
употребимые фразеологизмы часто передают психологическое состояние человека,
так как именно они содержат в своем компонентном составе названия частей тела,
органов чувств. Фразеологизмы со значением эмоционального состояния имеют, по
мнению Гака В.Г, общий компонент значения «испытывать какое-либо
состояние» или «быть в каком-либо состоянии»[12,80]. Как
известно, эмоции могут быть отрицательными и положительными: так к
фразеологическим единицам со значением отрицательного  состояния относятся те,
которые выражают страх, тоску, тревогу, стыд и смущение,  а также многие другие
эмоции. К положительному состоянию можно отнести радость, успокоение и т.п.

В разных ситуациях
некоторые фразеологизмы могут иметь несколько различные семантические оттенки,
например:

Глаза на
лоб полезут / полезли
у кого? (прост.):

1)    состояние
крайнего удивления;

2)    кто-либо
испытывает страх, пугается.

Или другой
фразеологизм:

Разводить
/ развести руками

1)    крайне
удивляться;

2)    быть
беспомощными перед кем-либо или чем-либо

Интересно, что
фразеологизмов, выражающих тревожное, тяжелое состояние человека больше, чем
тех, которые передают хорошее настроение.

Можно привести
множество фразеологических единиц, демонстрирующих досаду (портить
кровь, трепать нервы), презрение (ногтя не стоит, попадать на зубок,
скалить зубы), угрозу (не сносить головы, придержать язык, зарубить на
носу), негодование (с сердцем, в сердцах), беспокойство (лица
нет, голова закружилась), испуг (волосы стали дыбом, язык отнялся), смущение
(прятать глаза, язык не поворачивается) и т.д.  

Между
отрицательными и положительными состояниями находится равнодушие, безразличие:
и (даже) ухом (глазом, усом, носом) не ведет / не повел, и (даже) бровью не шевельнул,
то есть «не обратил никакого внимания, никак не прореагировал на
что-либо».

Некоторые
фразеологизмы в измененном контексте из отрицательно окрашенных преобразуются
во фразеологизмы, выражающие эмоциональный подъем; можно привести пример:

1)    от
волненья голова закружилась;

2)    от счастья
голова закружилась.

Часто
экспрессивные соматические фразеологизмы произносящие сопровождают
соответствующими жестами, мимикой. Всем известен жест «разведение
рук», который обычно внешне демонстрирует удивление или беспомощность.
Многие фразеологические единицы связаны с образами, передающими физиологические
ощущения и «соотносимы со зрительной, слуховой, кожно-мышечной,
обонятельно-вкусовой и вестибулярной системами». К таким фразеологизмам
можно отнести: язык отнялся, не верить ушам своим и др.

Имеет значение и
тот факт, что от греческого «
soma» Ф.Е. обозначает «тело»,
что не имеет отношения к нервной системе или психике.

Выводы

Итак, «фразеологический
оборот –
это воспроизводимая значимая единица языка из двух и более ударных
компонентов словного характера, целостная по своему значению и устойчивая в
своем составе и структуре» [1,158].

Основным свойством фразеологического оборота, коренным
образом отграничивающим его от свободного сочетания слов, является воспроизводимость.
Фразеологизмы не  создаются в процессе общения, а воспроизводятся как
готовые целостные единицы.

В
современном понимании предмета фразеологии существует два направления, мы об
этом уже говорили, итак:

первое — узкое направление: к фразеологии относятся только
идиоматические выражения и фразеологические единства (этого подхода к
фразеологии придерживаются такие ученые, как В. П. Жуков, Б. А. Ларин, И. А.
Молотков, А. И. Федоров и др.);

       
второе — широкое направление: к фразеологии относят любое
воспроизводимое устойчивое сочетание, т. е. сюда попадают пословицы,
поговорки, присловия, крылатые слова, афоризмы, составные термины, сложные
союзы, сложные предлоги, описательные и аналитические обороты речи
(этого
подхода к фразеологии придерживаются А. И. Ефимов, Е. М. Галкина-Федорук, Н. М.
Шанский и др.).

  В данной работе, выбирая, классифицируя
фразеологизмы, делая определенные выводы, автор придерживается именно широкого
подхода к фразеологии.

2 Структурно –
семантические особенности  русских паремий с мерами длины и веса

2.1 Смысловая структура пословиц и поговорок
с терминами веса

             Пословицы и поговорки живут в народной речи
веками, в краткой,
меткой и образной
форме отражая не только историю общества, но и историю
слов. Именно в пословицах и поговорках сохранились
названия старинных
единиц измерения,
которые в современном языке в своем прямом значении
забыты
или считаются историзмами.

«Названия старинных
мер веса представляют лишь незначительную в
количественном отношении тематическую группу терминов»[13,12].
В России с
петровских времен наиболее распространенными
считались следующие меры
веса: берковец
— самая крупная мера по современной метрической системе,
равная 163,8 кг; пуд — равный 16,38 кг; фунт
равный 409,5 г.; золотник
равный
4,26 г. Переход к метрической системе в России начал осуществляться с
конца XIX века, но завершился повсеместно лишь к середине XX века. В настоящее время из указанных выше мер используются лишь пуд
и фунт,
сфера распространения
которых достаточно узкая — устная разговорная речь
людей старшего поколения. Разумеется, этот переход к
метрической системе не
мог сразу отразиться
на лексическом составе пословиц и поговорок в силу
известного
их консерватизма.

Со словом пуд, поскольку оно служило для
обозначения крупной меры
веса,
традиционно связывалось представление о чем-то большом, крупном, тяжелом: «У
него в кулаке пуд» [14,12]; пуд означал количество — «много»: «Пуд мыла изведешь,
а родинки не смоешь» [14,13]. Это и послужило
основанием
для различного рода переносов.

Человека узнаешь, когда с ним пуд соли ложкой
расхлебаешь.     

Хлебать — «есть (жидкое), черпая ложкой» [15,92]; ложка -«приспособление
для зачерпывания жидкой рассыпчатой пищи» [15, 34]; Пуд обозначал крупную меру
веса, следовательно, много времени нужно чтобы
израсходовать всю соль. Пуд употреблялся в значении
«много», а пословица
имеет смысл — «хорошо
узнать кого-либо после долгого знакомства, общения».
Её содержание не эксплицируется словами, входящими в
состав паремий.
Внутренняя форма пословицы базируется на
образном представлении. По своей
структуре
пословица представляет сложноподчиненное предложение с
придаточным условным, носит обобщенно-личный характер.
Тот же
содержательный смысл обнаруживается в пословицах «чтобы узнать человека, надо с ним пуд соли съесть», «Друга узнать — вместе пуд соли съесть».

У него в кулаке пуд.

Кулак — «кисть руки со сжатыми пальцами» [15, 286].
Так говорят о человеке с сильными руками. Пуд
приобретает значение «крупный, тяжелый».

Мотивировка значения — образная, метафорическая.
Предложение двусоставное
(с точки зрения Г.А.
Золотовой), так как сообщает о квалифицирующем признаке субъекта.

Не худо, что
просвира в полпуда.

Просвира — «белый круглый хлебец,
употребляющийся в обрядах православного богослужения» [15,270]. Большие
просвиры свидетельствовали о хорошем материальном положении, зажиточности
кого-либо. Образная мотивировка значения, основана
на гиперболе. Первое предложение безличное,
второе — придаточное
изъяснительное.

Пуд мыла извели, а родимого пятнышка у сестры не смыли.

Пуд мыла изведешь, а родинки не смоешь.

Извести — «то же, что истратить» [15,221];
родинка — «врожденное пятнышко на коже человека, обычно немного
возвышающееся» [15, 328]; смыть — «мытьем удалить, свести» [15,678]. Так
говорят о бесплодных хлопотах, когда изменить что-либо нельзя. Пуд имеет
значение «много». Прямая мотивировка значения. Содержание пословицы сводится к
совокупности значений лексических компонентов. Структурная модель
-неопределенно-личное предложение и обобщенноличное.

В паремийном сборнике В.И. Даля много
пословиц с компонентом пуд, который
противопоставляется золотнику — мере веса меньшей величины. Они
объединены
общей структурно-семантической моделью и ассоциируются с отвлеченными
понятиями: горе, беда, здоровье, болезнь, доля, недоля, худое и т.п.

Здоровье выходит пудами, а входит золотниками.

Здоровье
«правильная, нормальная деятельность организма; то или иное состояние
организма» [15,212]. Золотник — «русская мера веса, равная 1/96 фунта или 4,26 г» [15,216]. Пословица говорит о том, что легко потерять
здоровье и трудно восстановить его. Здесь у пуда развивается
метафорическое
значение   «разом»,   а   у   золотника   —  
«медленно,   понемногу».   Образная мотивировка
значения. Структура пословицы представляет собой бинарную
оппозицию, в
которой противопоставляется термин — термину.

Беда приходит пудами, а уходит золотниками.

Беда — «то
же, что несчастье» [15,39] (47, 39). Золотник меньше, чем пуд. Значение
пословицы: «несчастье приходит разом, неожиданно, а уходит медленно». В
пословице противопоставляется термин — термину. Образная мотивировка значения. Пуд
приобретает значение «разом», «много», золотник — «медленно,
понемногу». Структура пословицы
представляет собой бинарную
оппозицию, в которой противопоставляется
термин — термину.

Недоля пудами, счастье золотниками.

Недоля — — «несчастье, беда, неудача» [15,513]; счастье — «чувство и состояние
полного, высшего удовлетворения; успех, удача». О том, что кому-либо не везет в
жизни больше, чем везет. Пословица построена по принципу синтаксического
параллелизма. Противопоставляются термин — термину и нетермин — нетермину:
недоля — счастье. Прямая мотивировка значения сочетается с образной.

Болезнь ходит пудами, а выходит золотниками. Болезнь
«расстройство здоровья, нарушение правильной деятельности организма» [15,53]; пуд
— «в большом количестве, много»; золотник -«медленно, понемногу». О
том, что легко потерять здоровье, но трудно восстановить его.
Противопоставляется термин — термину. Прямая и образная мотивировка значения.

Поскольку золотниками в старину измерялся вес ценных металлов (золота, серебра и т.п.), то вполне логичным было
развитие у слова переносного
значения:
не только «нечто маленькое», но и «ценное». Это подтверждает
компонентный
анализ.

Среди пословиц с термином золотник ключевой
является «Мал золотник, да дорог». Она дополняется различными противочленами,
которые
расширяют её смысловое содержание и сообщают новые оттенки
значения мерам веса.

Мал золотник, да дорог.

Мал — «небольшой по размеру» [15,308]; дорог — «продаваемый или покупаемый по
высокой цене»
[15,68]. Так говорят
«о ком, о чем-нибудь
незначительном с виду, но ценном».
Противопоставляются характеристики термина. Золотник имеет два значения:
«маленький», «ценный». Но эти значения не сводятся к совокупности значений
лексических компонентов пословицы. Второе
значение, переносное, представлено здесь имплицитно.

Мал золотник, да дорог, велика Федора — да
дура.

Мал — «небольшой по размеру» [15,308]; дорогой — «продаваемый или покупаемый по
высокой цене, а также (о цене) высокий»
[15,161]; велика «небольшая в размере или в возрасте» [15,68]; дура
— «глупый человек ж.р.» [15,167]. Незначительное с виду, но ценное, в
отличие от большого, но бесполезного. Противопоставляются термин — термину и их
характеристики (мал — велика). Образная мотивировка значения.

Мал золотник, да золото весят, велик верблюд, да воду
возит.

Весят — взвесить — «определить вес кого —
чего-нибудь» [15,71]; верблюд — «жвачное
животное с одним или двумя жировыми горбами»
[15,69]; возить — «то же, что везти (но
обозначает действие, совершающееся не в одно время,
не за один прием или не в одном направлении»
[15,85]. Семантическая структура пословицы та же,
что и в примерах, приведенных выше: «незначительный с виду, но ценный,
значительный по величине, но не по внутренней
сути»[16,12]. Противопоставляются характеристики термина и нетермина.
Вторая
часть ассоциируется с понятиями «значительный — незначительный» (золото весят —
воду возит), что усиливает противопоставление. Противопоставляются качественно — измерительные характеристики.
Образная
мотивировка значения.

Переносные значения терминов в составе пословиц и поговорок реализуются в основном путем противопоставления,
такие пословицы можно
отнести к
антитетическим. Лишь некоторые, связанные с наименованием фунт,
реализуются
в составе идиоматических оборотов.

        К пословицам можно
отнести сочетания слов: Не фунт изюму – в значении «не пустяк, не
шутка»; Узнать почем фунт лиха или Почем фунт лиха — в значении
«познать тяжелые испытания, несчастье»; Вот так фунт или Вот так фунт
с походом
— «выражения, употребляемые при удивлении, разочаровании» [15,503

Один фунт храбрости стоит бочки счастья.

Храбрость
«мужество и решительность в поступках, отсутствие страха перед опасностью» [15,798]; бочка
— «русская мера жидкостей, равная сорока
ведрам» (около 480 л.) [15,55];
счастье — «чувство и состояние полного, высшего удовлетворения» [15,720].
Смысл пословицы: «быть счастливым хорошо, а храбрым — лучше».
Противопоставляется термин веса термину объема жидких или сыпучих тел. Фунт имеет
значение — «мало», бочка -«много». Образная мотивировка значения.

2.2
 Смысловая структура пословиц и поговорок с терминами длины

Древнерусские меры длины, как отмечалось в первой главе, были рождены практикой и оказались очень удобными:
человек имел их при себе и
рядом с собой; ноготь (толщина ногтя),
палец (ширина пальца), емья и корх (ширина кулака), пядь (расстояние между концами раскинутых
большого и
указательного пальцев), ладонь, длань и пясть (ширина
ладони), локоть (расстояние от локтя
до конца пальцев), лапоть (ступня ноги, обутой в лапоть),
шаг и
карачка (растянутый широкий шаг), рука (размах рук), обоимище (длина обхвата широко расставленными, сцепленными
в кольцо руками).

В наши дни используются система мер длины,
введенная в России (в необязательном
порядке) законом от 4 июня 1899 года, проект которого был
разработан Д.И.
Менделеевым. Старинные же названия мер длины стали историзмами. Но не исчезли
бесследно, получив вторую жизнь в составе устойчивых
словосочетаний, они обогатили фразеологические формы русского
языка.

«Путевыми мерами» древней Руси были верста и поприще, которые
считались самыми крупными единицами измерения длины. Как и все меры прошлых времен, они имели довольно широкую
амплитуду измерительных
колебаний. В древности верста насчитывала
около 1000 саженей — ею пользовался, например, игумен Даниил, отмеривший свои
«Хождения» по святым местам «в великих
верстах». Затем верста колебалась в размерах около
750 саженей, а
в позднейшее время сузилась до 500 саженей, т.е. до 1066 м. Как раз такая —
почти километровая — верста, собственно, и помнится каждому русскому по художественной литературе прошлого
века
[17,88].

Конкуренция слов верста и поприще
привела к окончательному вытеснению
второго слова на периферию нашего языка. Прежде же это были метрические
синонимы с различным стилистическим звучанием.

Слово верста до сих пор сохраняет свой обиходный колорит и
воспринимается как народная обобщенная характеристика довольно значительного
отрезка пути.

Для друга семь верст не околица.

Друг — «тот, кто связан с кем-нибудь дружбой» [15,166];
околица «изгородь вокруг всего
селения или только при въезде из него; окружающая
местность,
округа; окольная дорога» [15,409]. О том, что для близкого человека мы готовы
сделать все. Образная мотивировка значения, которая реализуется в назывном
предложении.

Такое же значение имеет пословица: «Для милого семь верст не
околица».

Наговорил
семь верст до небес — и все лесом.

Наговорил — «говоря произнести, сообщить
много чего-нибудь» [15.342]; небеса
«видимая над землей атмосфера — пространство в форме свода,
купола» [15,369];
лес — «множество деревьев, растущих на большом пространстве»[15,295]. Так
говорят о человеке любящем приврать. Образная
мотивировка значения.
Содержание не эксплицируется семантикой слов, входящих в пословицу.

За семь верст киселя хлебать.

Кисель
«студенистое, жидкое кушанье» [15,252]; хлебать — «есть (жидкое), черпая
ложкой» [15,793]. Значение «без особой нужды отправляться в дорогу». Образная
мотивировка значения. Содержание не эксплицируется словами.

Во всех этих паремиях семь верст означает «очень далеко». Это
прямое значение усиливается «магическим» числом 7, которое в русском фольклоре также имеет обобщенно-множественную символику.
Затем происходит её семантическое преобразование, обусловленное
абстрагированием от исходного
лексического значения.

Иное значение слова верста в популярной русской поговорке —коломенская
верста,
которая характеризует человека очень высокого роста. Здесь уже
имеется в виду не сам пройденный путь, а верстовой столб, устанавливаемый в прежние времена на особо важных
трактах государства
Российского.

Благодаря прилагательному коломенский, входящему
в состав этого оборота, можно очень точно датировать его происхождение: 60-е —
начало 70-х годов
XVII века, время правления царя Алексея Михайловича. Вот как пишет об
этом времени один из историков Карабанов, которого в связи с происхождением
нашего оборота цитирует известный языковед Ф.И. Буслаев: «… По приказу
его, вновь измерено расстояние до престольного города [т.е. Москвы] и поставлены версты такой величины, каких
ещё в России не бывало».

Поговорка с образной метонимической мотивировкой значения. Денотатом является социально закрепленное
типизированное представление -«верстовой столб, как и столб вообще, был с
древних времен универсальным
мерилом высокого человека, верзилы» [18,91].

Верста ближе, пятаком дешевле.

Ближе — «находящийся, происходящий на небольшом
расстоянии»,
недалеко
отстающий»
[15,50]; пятак
«монета или сумма в 5 копеек»
[15,585]; дешевле — «недорогой, малостоящий» [15,150]. Смысл пословицы — «чем короче путь,
тем меньше плата». Структура пословицы базируется на сравнении в бессоюзной форме. Содержание
пословицы отвлечено от значений,
непосредственно
выражаемых её лексическим наполнением.

Дорога меряется верстами, а бархат вершками.

Дорога — «узкая полоса земли, предназначенная для
передвижения, путь
сообщения» [15,161]; мерить — «определять величину,
протяженность кого —
чего-нибудь
какой-нибудь мерой»
[15,318]; бархат
— «плотная шелковая ткань
с
мягким гладким и густым ворсом»
[15,318]; вершок — «старая русская мера длины, равная 4,4
см»[15,71]. Значение «всему своя мера» является надсловным. Пословица построена по принципу
бинарной оппозиции:
сопоставляются
термин с термином (верста — вершок) и нетермин с нетермином
(дорога — бархат). Прямая мотивировка значения
сочетается с образной.

Первые города от Москвы — два девяносто верст.

Первый — «первоначальный, самый ранний» [15,450]; город — «крупный населенный пункт, административный, торговый,
промышленный, культурный
центр» [15,129]. Значение «на большом расстоянии».
Прямая мотивировка
значения.

За семь верст комара искали, а комар на носу.

Комар
«мелкое двукрылое, больно кусающее насекомое с тонким тельцем» [15,263]; искать
— «стараться найти или обнаружить»
[15,233]; нос «орган
обоняния, находящийся на лице у человека и на морде у животных» [15,
383].
Пословица со значением «не ищи далеко то, что рядом». Иносказание основано на
абстрагировании, выражающемся в отвлечении от конкретного расстояния в сторону
его обобщения, типизации.

На сто верст и иголка тяжела.

Иголка — «заостренный металлический
стержень с ушком для вдевания нити, употребляемый для шитья» [15,218]; тяжелый
— «имеющий большой

вес» [15,752]. Поговорка о том, что в пути любой груз может
быть
обременительным. Образная
мотивировка значения. Содержание не
эксплицируется
словами. Верста приобретает значение «неопределенного
большого
расстояния пути».

Одной из наиболее распространенных на Руси
мер длины была сажень.
Эта мера
пережила века, хотя её метрическое содержание несколько раз
менялось. Во времена, предшествовавшие введению
официальной метрической
системы,
сажень равнялась 2 м. 13,36 см или по народной мерке — трем
аршинам.

Первоначально сажень равнялась длине
вытянутой руки или большому
шагу. На
это указывает этимология слова, восходящего к тому же корню, что и шаг,
сягать
— «протягивать руку или ногу вперед», «дотягиваться до чего-либо
рукой или ногой». Приблизительность термина сажень,
собственно и привела к
появлению целого
ряда сочетаний, в которых прилагательные его уточняют. Кроме прямой или простой,
маховой
или мерной сажени, прежде были и
дворовая, городовая, мостовая, печатная, таможенная,
трехаршинная,
трубная и т.д. — насчитывают свыше 30 таких наименований.

Одним из них — и
весьма распространенным в народе — была косая
сажень. Из всех
русских саженей она была самой длинной — от большого
пальца вытянутой левой ноги по диагонали человеческого
тела до конца
указательного пальца правой руки или
наоборот, т.е. около 216 см.

Плечи — косая сажень.

Плечо — «часть туловища от шеи до руки» [15,479]. Так говорят о человеке широкоплечем, сильном, статном. Понятно, что косая сажень в
плечах — народная гипербола, подчеркивающая богатырскую
внешность; косой

«расположенный наклонно к горизонту, к поверхности, не отвесный»
[15, 275]. История косой сажени на этом не
кончается. Любопытно, что
прилагательное
косой, хотя и полностью укладывается в «диагональную»
логику этой метрической единицы, — все-таки лишь
вторичное переосмысление
другого
слова Косова. В южнорусских говорах и украинском языке наше
сочетание
так и звучит — косовая сажень, косовий сажень[18,87].

Г.Л.Романова
в специальном исследовании убедительно доказывает, что это
прилагательное — не что иное, как исконное название
арабской «сажени»
касаба, принятой в
мусульманских странах и в среднем равной 339 см.
Первоначально,
следовательно, это было дублетное сочетание, где наименование арабской метрологической единицы как бы переводилось на древнерусский. Позднее, под влиянием
прилагательного косой, оборот
подвергся
народноэтимологическому переосмыслению, вызвавшему к жизни и «диагональный»
способ измерения, характерный для нашей косой сажени.

Очень древняя мера длины, известная многим
народам — локоть. Эта
мера
равна расстоянию от локтевого сустава до кончиков пальцев. Локоть применяется
чаще всего для измерения тканей. Но с конца
XV века эта мера начинает
вытесняться другой более крупной единицей измерения — аршином.

Парадокс этой
конкуренции в том, что практически и аршин был тем же
самым локтем, только восточного образца: персидское агз,
к которому он
восходит, и значит, собственно «локоть». По
размерам, правда, эти два «локтя» несколько отличны. Так называемый ивановский
локоть
равен 54,7 см. Первоначальный же аршин равнялся 68,6 см. и восходил
к так называемому
стамбульскому
суконному локтю,
который широко
применялся на Востоке
при торговле тканями.

Историки предполагают, что первоначально
аршином мерили восточные
ткани, и отечественные —
привычными локтями.

Немалый след оставил локоть и в русской паремиологии.

Мужичок с ноготок, а борода с локоток.

Мужичок — «то же, что мужчина» [15,334]; ноготь — «роговой покров на конце пальцев» [15,382]; борода — «волосяной покров на нижней
части лица»

[15,54].
Так говорят об очень маленьком человеке. Пословица носит антитеческий характер: противопоставляются человек
и часть его тела, которые
оказываются
несоразмерными. Как видим, в этом фольклорном образе
воплотились две разные «телесные» меры длины: ноготь
как единица малого
размера и локоть
— большого. Образная мотивировка значения.

Эта «измерительная перекличка» встречается и
независимо от сказочного
сюжета в других пословицах.

В чужих  руках ноготок  с  локоток.

Чужой — «не собственный, принадлежащий другим, не свой» [15,816]; рука
— «верхняя конечность человека от
плеча до пальцев, а также от запястья
до
пальцев»
[19,633]. Пословица о
зависти, о человеке завидующем
чужому
имуществу, счастью и т.д.  Сравниваются неофициальные единицы

 меры (ноготок — локоток). Образная
мотивировка значения. Содержание пословицы не сводится к значениям её
компонентов.

Скажешь на  ноготок, а перескажут на  локоток.

Сказать — «то же, что говорить» [15,662]; пересказать — «рассказать, изложить
своими словами что-нибудь» [15,467]. Так говорят о сплетнях, о людях, любящих
посплетничать, приврать. Паремия построена по принципу двойной оппозиции: каждый член в первой части имеет противочлен во
второй
части. Противопоставляются народные единицы меры (ноготок —
локоток). Образная мотивировка значения.
Содержание не эксплицируется словами.

Кроме тематического притяжения, слова ноготок
и локоток притягиваются рифмой и
ритмом, популярными в фольклоре.

Нос с локоть, а ума с ноготь.

Нос
«орган обоняния, находящийся на лице у человека и на морде у животных» [15,383];
ум — «способность человека мыслить, основа сознательной, разумной жизни»
[15,764]. В пословице дана качественная оценка человека, его интеллекта:
«некто, став взрослым, не поумнел». Указанная паремия семантически изоморфна
другой: «Век прожил, а ума не нажил».
Пословица построена по принципу двойной оппозиции: каждый член в первой части имеет
противочлен во второй. Образная мотивировка значения. В
основе переноса
— гипербола и литота.

Центральной метрической единицей прошлого у
нас был аршин. Это уже
более крупная единица длины.
Он равен 71,1 см.

Слово аршин пришло к нам в конце XV века из
тюркских языков. До
середины XVI
века аршин применялся только при измерении тканей, привозимых через Турцию, и
поэтому имел второе название — турецкий локоть. По точности, однако,
аршин был далеко не идеален, так как турецкие аршины
весьма отличались друг от друга размерами. В русском же обиходе под
аршином понималась то длина в четыре четверти, то в трети сажени или длина всей
руки от плеча, иногда же просто длина среднего человеческого шага. Аршинами
назывались и деревянные, либо металлические линейки длиной в аршин. На такую
линейку наносились более дробные деления — четверти и вершки.

Каждый купец, учитывая приблизительность
этой ходовой меры, стремился пользоваться
своими аршинами, подменяя их в зависимости от того,
покупал он
товар или же продавал его. При покупке, естественно, «свой аршин» всегда был
длиннее, чем при продаже. Отсюда и переносный смысл русского оборота мерить на свой аршин. Мерить — «определять
величину,
протяженность кого-чего-нибудь какой-нибудь мерой» [15,318]; свой
-«принадлежащий  себе, имеющий отношение к себе» [15, 649]. «Переносный
смысл оборота подчеркивает личную заинтересованность того, кто мерит что-либо лишь собственной меркой» [20,84]. Образная мотивировка значения. То же значение обнаруживается в других пословицах с
подобной языковой формой: «Всего на свой аршин не перемеряешь», «На свой
аршин не меряй», «Всяк
на свой аршин не меряет»

Аршин на кафтан, два на заплаты.

Кафтан — «русская старинная одежда» [15,249]; заплата — «кусок ткани, кожи, нашиваемый
на дырявое место для починки» [15,199]. Значение — «вычинка дороже вещи», так
как на заплату идет материала больше. Противопоставляются количественные
характеристики термина, выраженные числительными,
они определяют предметы, противопоставленные по величине
(кафтан и
заплата). Прямая мотивировка значения, поэтому внутренняя форма непосредственно
передается исходной семантикой словесного комплекса в отношении к его
актуальному смысловому содержанию.

Аршин на сукно, кувшин на вино.

Сукно — «шерстяная или полушерстяная плотная ткань с гладким
ворсом»
[15,716]; кувшин — «высокий сосуд с ручкой» [15,285]; вино
— «алкогольный напиток, преимущественно
виноградный»
[15,77]  (вино наливают
в емкости, в том числе и в кувшины). Для вина кувшин может быть единицей
измерения.
Значение — «что к чему пригодно».

Пословица   
с    прямой    мотивировкой    значения    членится    на    две симметричные
части, которые соотносятся с частями её общего смыслового

содержания: «аршином измеряется сукно», «кувшинами
измеряется вино». Внутренняя форма целиком входит в состав значения. В то же
время здесь
присутствует и образная мотивировка значения. Противопоставлены
термин длины термину объема жидких тел.

Аршин
не сукно, кувшин не вино.
Значение — «одно другому не
замена». Пословица с образной мотивировкой значения членится на две
симметричные части. Содержание не эксплицируется словами. Противопоставляется термин — нетермину (аршин-кувшин).

Старичок с кувшин, борода с аршин.

Старик
«мужчина, достигший старости [15,702]; кувшин — «высокий округлый сосуд
с ручкой» [15,285]; борода — «волосяной покров на нижней части лица» [15,54].
Пословица о человеке маленького роста. Пословица построена по принципу двойной оппозиции: каждый член в первой части
имеет противочлен во второй. Противопоставляются две разные меры кувшин (малое)
и аршин (большое). Образная мотивировка значения. Содержание не
эксплицируется словами.

Сосновый кувшин да вязовое блюдо в шесть
аршин.

Сосна — «хвойное дерево с длинными иглами и
округлыми шишками» [15,, 690]; вяз — «большое лиственное дерево с прочной
древесиной» [15, 115]; блюдо — «большая тарелка, круглая или продолговатая, для
подачи кушанья» [15, 51]. Так говорят о бессмыслице. Образная мотивировка
значения возникает за счет необычных сочетаний прилагательных с существительными.

Хранится во фразеологической кладовой и
другая мелкая единица длины — пядь. Она равнялась расстоянию между
вытянутыми большим и указательным пальцами руки. Слово это образовано от
древнего славянского глагола пяти, пну — «растягивать, натягивать», что
живописует образ, от которого оно отталкивается. Термин пядь встречается
в источниках с
XII века, но он явно древнее, так
как известен и другим славянам. Кроме обычной пяди,
которую мы уже
определили, употреблялась и так называемая большая пядь,  равная расстоянию между концами вытянутых
большого и среднего пальцев
(иногда мизинца). Имела пядь и третью
метрическую ипостась, равную ширине ладони[21,76].

Пядью широко пользовались в народном обиходе, что и понятно, ведь
эталон этой единицы всегда был буквально «под рукой», а точнее — прямо в руке.
Пядью измеряли иконы, кирпичи, толщину снежного покрова. И даже -как мы сейчас
знаем по народной поговорке семи пядей во лбу — умственные способности
человека.

Семи
пядей во лбу.

Лоб
— «верхняя лицевая часть черепа» [15, 330]. Так говорят об очень
умном человеке.

Не следует, конечно, думать, что некогда действительно был умник
со столь высоким — полутораметровым челом. Это, естественно, лишь
фразеологическая гипербола, основанная на оспариваемом ныне наблюдении, что высота лба пропорциональна его содержимому.
Эффективность гиперболы
усиливает число семь, имеющее во многих
русских пословицах и поговорках обобщенное
значение неопределенно большого множества.

От
дяди ни пяди .

Дядя
— «брат отца или матери, а также муж тетки» [15, 70]. Так говорят,
когда кто-либо ничего оставляет
наследникам. Образная мотивировка значения.

Вершок — самая малая единица русской метрической системы,
равная 4,5 см. Название её достаточно прозрачно — верхняя часть (фаланга)
указательного
пальца, которая приблизительно и соответствует такой величине.
Вершок сохранился в шутливом выражении от горшка три вершка.

Горшок — «сосуд для различных нужд» [15,
130]. В значении «маленький, небольшого роста человек, чаще ребенок» (горшок
вызывает ассоциации с младенчеством). Образная мотивировка значения[15,81].

От
греха на вершок.

Грех
— «у верующих: нарушение религиозных предписаний; правил[15, 133].
Паремия имеет значение «быть в состоянии совершить что-нибудь нехорошее или риск попасть в неприятное положение».
Образная мотивировка значения.

По
морю плыть, на вершок от смерти быть.

Море
— «часть океана — большое водное пространства с горько-соленой
водой [15, 331]; плыть — «передвигаться по поверхности воды или в воде» [15,
481]; смерть — «прекращение жизни» [15, 676]. Пословица об опасности
путешествия по морю. Прямая мотивировка значения.

Невеста четырнадцати вершков в отрубе.

Невеста — «девушка или женщина, вступающая в брак, а также
девушка, достигнувшая возраста, при котором можно вступать в брак»

[15, 365]; отруб «участок
земли, выделявшийся (в 1906-16 гг.) в личную собственность,
крестьянину при выходе его из общины. Так говорят
о бедной девушке с очень
маленьким приданым. Образная мотивировка
значения.

Выводы

Таким образом, термины веса в составе пословиц и поговорок, кроме
прямого значения, развивают переносные значения. Они реализуются в основном
путем противопоставления.

Структура многих
пословиц базируется на двойной оппозиции: каждый
член в 1-ой части имеет противочлен во 2-ой части,
благодаря чему
устанавливается синтаксический параллелизм —
композиционный прием, на
котором строится большая часть
паремий.

Пословицы типа «Человека узнаешь, когда с
ним пуд соли ложкой
расхлебаешь», «Друга
узнать — вместе пуд соли съесть» основаны на сравнении.
Сравниваемые части соединяются либо с помощью союзов,
либо бессоюзия.

Наименования мер веса и длины выступают в
функции количественной,
качественной,
временной оценок, ассоциирующихся с понятиями «большой —
маленький», «ценный — бесценный», «быстрее — медленнее».
Причем, это могут
быть понятия конкретные и отвлеченные.

Пословицы с мерами веса относятся к
семантическому полю
«Человек». Они
воспроизводят культурно-национальные установки и традиции
народа — носителя языка. Русский человек стремится все
измерить, взвесить,
даже судьбу (доля —
недоля, худое — хорошее, счастье — несчастье), здоровье.
Причем, плохое измеряется большими единицами веса,
хорошее — малыми. И в
этом чувствуется
склонность русских к преувеличению, некий фатализм,
смирение и покорность (Худое валит пудами, хорошее
каплет золотниками).

Отразился в анализируемых пословицах и
исторических подход к оценке
человека.
Главное в нем — внутреннее содержание (Мал золотник, да дорог,
велик пень да дупляст), за неприглядной внешностью скрываются часто положительное,
ценное.

Внутренняя форма пословиц имеет как прямую
мотивировку значения, когда как оно сводится к совокупности значений
лексических компонентов, так
и
образную, когда смысловое содержание не эксплицировано словами, а лишь
подразумевается,
присутствует имплицитно. Промежуточный тип представляют
пословицы, сочетающие прямую и образную мотивировку по
разным
компонентам.

Переносное значение пословиц с мерами веса формируется на основе
метафоры.

Проведенный анализ позволяет сделать некоторые выводы.

Пословицы и
поговорки с мерами длины полисемантичны. Одно из
значений у них формируется на основе прямых, свободных
значений слов-
компонентов, а другое возникает в результате
реализации вторичных,
переносных значений. Так,
пословица дорога меряется верстами, а бархат
вершками может
быть понята в буквальном смысле, а может быть и в
обобщенно-переносном: «всему своя мера». Или: вотчина
в косую сажень
«размеры земельного
владения» (прямое значение), «могила» (переносное).
Также пословицы как бы совмещают в себе прямые и
переносные значения.

Двуплановый образный характер значения многих
пословиц образуется
именно в результате
слияния первоначального конкретного смысла этих
предложений с их вторичным, более отвлеченным обобщенным
смысловым
содержанием (верста ближе, пятаком дешевле).

Перенос значения
происходит на основе метафоры, метонимии,
употребительны такие виды тропов, как гипербола, литота,
сравнение.

По структуре пословицы и поговорки с мерами длины представляют
собой либо простые предложения, либо сложные, которым свойственен синтаксический параллелизм. Оппозиции чаще
бинарны; многие пословицы
основаны на
двойной оппозиции. Противопоставляются термины длины разных
величин
(пядь — локоть, ноготь — локоть, аршин — сажень, верста — вершок, пядь —
сажень), а также разные метрические единицы, которые приобретают значение
качественной характеристики.

Кроме того, противопоставляются или сопоставляются народные и
официальные меры (шаг — сажень, ноготь — локоть).

Термины длины могут служить средством создания своеобразного
пословичного каламбура (всесвятская кашица, по три деньги аршин; сосновый
кувшин да вязовое блюдо в шесть аршин).

В паремиях с мерами
длины нашли отражение народные представления о
дружбе, любви (для милого семь верст не околица), бедности
и богатстве (на семи верстах один с денежкой Аким), о старости (жили сажень,
а доживать пядень),
о человеческой натуре (в чужих руках ноготок с
локоток; дай волю
на ноготок, а он возьмет на
весь локоток),
об уме (нос с локоть, а ума с ноготь,
семи пядей во лбу).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Традиционно пословицы и поговорки (паремии) рассматриваются как «произведения народного творчества, запечатлевшие
мудрость народа, его ценностную картину» [22, 73]. Денотатами паремий в системе
языка является
социально закрепленные типизированные представления об
однородных ситуациях. В их структуре та или
иная деятельность, отношения между людьми
передаются через призму
социальной оценки, часто регламентирующей поведение человека. Поэтому оценочная
коннотация является неотъемлемой частью смыслового содержания пословиц.

          Содержание, заключающееся в исходных
компонентах пословиц, настолько приближено к актуальному смысловому содержанию,
что только специальный
анализ позволяет представить
их значение в отвлечении от внутренней формы.

Промежуточный тип представляют паремии,
сочетающие прямую и
образную
мотивировку. Их внутренняя форма одновременно базируется на образном
представлении, связанном с переносом значения части слов, и на
исходных, непереосмысленных в составе пословиц, значениях
остальных слов
(мал золотник, да дорог; вотчина в косую
сажень).

Большая часть пословиц с единицами веса и длины построена на принципе бинарных оппозиций, иногда двойной
оппозиции (синтаксический
параллелизм).
Но у пословиц с мерами веса эта структура преобладает.
Паремии с мерами длины представлены большим
количеством поговорок.

Метрические термины в паремийном контексте
могут приобретать новые
значения,
отвлекаясь от своей «измерительной» семантики.

В паремиях с компонентами веса и длины
употребительны различные
тропы:
метафора, метонимия, гипербола, литота, сравнение. Тропы служат образованию
оппозиций (смысловых противопоставлений и сопоставлений),
выполняют
текстообразующую функцию.

Следует отметить, что «переносное значение
развивают не все метрические    
наименования,     а    только     широко     распространенные     и

обозначающие, как правило, крупную или мелкую единицу (не
получают
переносного значения берковец, поприще)» [23, 67].

Сохраняют свою однозначность и новые
метрические термины (килограмм, тонна,
сантиметр, метр, километр). «Попытка провести здесь
«модернизацию» обречена на провал, хотя некоторая
«подвижность» в этом отношении все-таки возможна» [24, 21]. Например, метр с
фуражкой, аршин с шапкой
(о человеке невысокого роста). Но эти случаи
единичны. Ясно, что эти
выражения —
лишь продолжение старого «аршинного» измерения.

«Углубленное изучение смысловой структуры паремий ведет к обнаружению многообразных закономерных связей
между компонентами их содержания и формы в системе языка и речи, к определению
семантических
механизмов их
формирования, к раскрытию их национально-языкового
своеобразия» [25, 197].

Список
использованной литературы

1.     Шанский
Н.М. Фразеология современного русского языка. М., 1990.

2.     Тараканова
СВ. Семантико-стилистическая характеристика терминов   веса        в пословицах
и поговорках — В сб.: Семантика языковых     единиц./  Доклады
V
Международной конференции. — М., 2006.

3.     Балли.Ш.
Основы французской фразеологии. М.,2000.

4.     Шанский
Н.М., Зимин В.И., Филиппов А.В. Краткий этимологический словарь русской
фразеологии // РЯШ. 1999.

5.     Ахманова
О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1996.

6.     Ожегов
С.И. О крылатых словах. М. 1997.

7.     Копыленко
М.М. Об объеме и методах фразеологии как научной дисциплины. — В кн.: Вопросы
фразеологии. Ташкент, 2001.

8.     Тарцев
М.Т. Глагольная фразеология современного русского языка. Автореферат докт. дис.
Баку, 2007.

9.     Торопцев
И.С. О природе отношений компонентов в фразеологизме и свободном словосочетании. 
Ростов н/Дону, 2006.

10. Молотков А.И.
Основы фразеологии русского языка. М., 2000.

11. Телия В.Н. Что
такое фразеология. М., 1999.

12. Даль В.И.
Пословицы русского народа. М., 2003.

13. Гак
В.Г. К диалектике семантических отношений в языке // Принципы и методы семантических
исследований. М., 1996.

14.  Земская С.А.
Моделирование       реальности в        художественном   дискурсе: семиотически
сложные  фразеологизмы. М.,1999.– С. 95 – 99.

15. Фасмер
М.  Этимологический  словарь русского языка.  — Т.   1-4.  — М.: Прогресс. —
1986.

16. Даль
В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. — М.: Рус. яз., 1989.

17. Литвин
Ф.А. Многозначность слова в языке и речи. — М., 2004.

18. Мелерович 
А.М.   Смысловая  структура  пословиц.  / В   сб.: Семантика языковых единиц:
Доклады
V Международной конференции. –  М., 2006.

19. Мокиенко
В.М. Загадки русской фразеологии. — М., 2000.

20. Пермяков
Г.Л. От поговорки до сказки. — М., 2000

21. Поляков
М.Л.  Вопросы поэтики фразеологической семантики. — М., 2006.

22. Ожегов
СИ. Словарь русского языка. — М., 1991.

23. Попов
Р. Н. Фразеологизмы современного русского языка с архаичными значениями и
формами слов. — М., 2006.

24. Романова
Г.Я. Наименование мер длины в русском языке. — М., 2005.

25.  Телия   В.Н.  
Русская   фразеология.   Семантический,   прагматический  и  лингвокультурологический
аспект. -М., 1996.

26. Шанский
Н.М. Краткий этимологический словарь русского языка. — М., 1991.

Источники исследования:

     1.  Даль В.И.
Пословицы и поговорки русского народа. — Т. 1-2. — М.: Худ. лит. — 2004.

1.     Круглов
Ю.Г.Русские народные загадки, пословицы, поговорки. -М.,  2000.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Книжку по обложке не судят пословица
  • Цитаты про кураж
  • Поздравления с днем рождения женщине от коллег красивые своими словами до слез
  • Ежик с медвежонком цитаты
  • Окончание пословицы старый конь борозды не портит