Скрябин цитаты о музыке

Материал из Викицитатника

Алекса́ндр Никола́евич Скря́бин (6 января 1872 года (25 декабря 1871 года), Москва — 27 (14) апреля 1915 года, там же) — русский композитор, пианист, поэт и мыслитель Серебряного века.

Цитаты[править]

  •  

Не люблю я камерных ансамблей. Ансамбль сковывает игру исполнителя, затушёвывает его индивидуальность

  •  

Чтобы стать оптимистом в настоя­щем значении этого слова, нужно ис­пытать отчаянье и победить его.

  — запись на отдельном листе, время создания Первой симфонии (1899—1900 годы)
  •  

В жизни каждого человека весна бывает лишь раз. А как люди спешат отделаться от этого обмана, от этих дивних грез!

  — запись на отдельном листе, время создания Первой симфонии (1899—1900 годы)
  •  

Иду сказать людям, что они сильны и могучи

  — там же
  •  

Я так счастлив, что если б я мог одну крупицу моего счастья сообщить целому миру, то жизнь показалась бы людям прекрасной.

  — из комментариев к либретто оперы, написанного с 1900 по 1903 год
  •  

Зависть — признание себя побежденным

  — из философских записей 1904 года
  •  

…мир есть результат моей деятельности, моего творчества, моего хотения (свободного)

  — из философских записей 1904 года
  •  

Жизнь есть преодоление сопротивления.

  — там же
  •  

История есть стремление к абсолютной дифференциации и абсолютному единству

  — из философских записей 1906 года
  •  

Я весь желанье, весь порыв, но для меня желанье не томительно — оно моя стихия, мое счастье, оно живет во мне вместе с уверенностью в успехе

  — дата и источник не установлены
  •  

В основе всего лежит любовь к жизни, к деятельности, к познанию.

  — дата и источник не установлены
  •  

Я жить хочу! Я хочу нового, не­изведанного. Я хочу творить. Я хочу свободно творить. Я хочу сознатель­но творить.

  — дата и источник не установлены
  •  

Жизнь — деятельность, стремление, борьба.

  — дата и источник не установлены
  •  

Музыка жива мыслью.

  — дата и источник не установлены
  •  

К жизни, к жизни! Люди, звери, цветы и камни.

  — дата и источник не установлены
  •  

Прометей есть символ, в разных формах встречающийся во всех древ­них учениях. Это — активная энергия вселенной, творческий принцип; это — огонь, свет, жизнь, борьба, мысль, прогресс, цивилизация, сво­бода.

  — дата и источник не установлены
  •  

Шопен колоссально музыкален. Он несравненно музыкальнее всех современников, и с его данными можно было бы стать величайшим композитором мира, но, к сожалению, музыкальность эта не находилась в соответствии с широтой его умственного кругозора. История музыки знает такие случаи, когда эти две стороны не находились в соответствии. <…> Поразительно в Шопене то, что он, как композитор, почти не эволюционировал. Чуть не с первого орus’а это был уже законченный композитор, с ярко определённой индивидуальностью. Это была гордая, высоконравственная натура, которая целиком отразилась в его творчестве. Можно, не читая биографии Шопена, рассказать её, изучив его сочинения, — настолько ярко это отражение.

  — из статьи «О Шопене», 1910
  •  

Сейчас я дней на десять поселился в имении у своего дяди, Нила Александровича Скрябина <…> У дяди Нила деверь – капитан корабля и всё время привозит ему заморские диковинки. В оранжерейке при доме у него растут пальмы, бамбук и даже кактусы, в точности как у тебя, только места больше. А в гостиной, где я занимаюсь на рояли, вся обстановка тоже из бамбука, и много всяких странных вещиц – в основном из Китая. Очень хорошо, но жаль, что нельзя так жить достаточно долго.[1]:383

  — из письма 1900 года
  •  

Только вчера (при деньгах!) вернулся из Лейпцига, где записал на какую-то «Фонолу»[комм. 1] двадцать своих вещей, фортепианных, конечно. Вот дьявольская машинка, я тебе скажу, даже играть страшно! Однако, притом и заплатили 1500 франков, отсчитали все до одного. По-моему, очень неплохо… даже для «дьявольской машинки».[1]:586-597

  — Юрий Ханон, «Скрябин как лицо»
  •  

Я к вам пришёл и ради правды
Намерен речь свою держать.
Для стада стадные законы
Должны вы мудро создавать.[1]:416

  — из либретто скрябинской «сверх’оперы» (~1903-1904)

Цитаты о Скрябине[править]

  •  

Недавно у А. Н. Скрябина появился на губе какой-то прыщик.
На это, конечно, не обратили внимания.
Между тем, прыщик стал разрастаться.
Температура поднялась. Через несколько дней у А.Н.Скрябина на губе оказался злокачественный фурункул.
Вызвали профессоров И. К. Спижарного и Н. С. Щелкана.
Они пригласили дать консилиум профессора А. В. Мартынова.
К этому времени у А. Н. Скрябина все лицо являло признаки воспаления.
Профессора, посовещавшись, сделали А. Н. Скрябину на щеке и на губе четыре разреза.
Первые два разреза гноя не дали. Последние два дали немного гноя, и это пробудило надежду на благополучный исход, тем более, что, несмотря на очень высокую температуру (свыше 40°), сердце работало хорошо.
Вчера лицо у больного немного опало. Но на смену этой беде врачи обнаружили гнойный плеврит, стоящий, как полагают, в связи с заболеванием на лице.
Больной бредит. Температура около 40°. Сердце работает с перебоями.
Сегодня, в 3 часа утра, А. Н. Скрябин приобщился святых Тайн.[2]:130

  — «Болезнь А. Н. Скрябина», «Русское слово», 27 апреля 1915 года
  •  

Всё лучшее, всё наиболее грандиозное и великое, все яркие мысли, которые приходили ему в голову, он предназначал как материал для Мистерии. Над последней он всё время работал, откладывая для неё лучшие сокровища вдохновения. Его жизнь с 1902 г. — собирание материала для Мистерии. Затем, когда полёт его творчества открывал ему новые звуки и новые грёзы, ещё более ярко предававшие идею, когда он в своём вдохновении находил нечто ещё более ценное, то прежние эскизы он использовал под симфонические произведения, под крупные и мелкие, уже чисто музыкальные вещи. Таким образом, не только по духу, но и по плоти всё его творчество родилось фактически из материала Мистерии — всё оно спаяно единством внутренней сущности.[3]:17

  — Леонид Сабанеев, «Скрябин»
  •  

Скрябин окончательно замыкается в свой мир. Тени прошлого, которые ещё жили в третьей симфонии — перестают для него существовать. Всё увереннее несётся он на крыльях своего вдохновения в лучезарную область экстаза. Для него замолкли, стали непонятны и темны «песни земли», которые когда-то и он пел вместе с человечеством, стали непонятны те переживания трагизма, гнетущей тоски, которым и он отдавал дань. Сдвиг психологии всё больше и полнее завладевает его духом. Всё это пройдено и отмерло, как отмирают иссохшие листья на дереве. Он специализируется на настроениях той лучезарной области, куда он попал духом и которая так потрясла его. Кроме экстатических настроений и к ним привходящих — никакие иные его не интересуют, даже чужды и противны ему. Среди той огромной области переживаний, которая была захвачена им в третьей симфонии, он выбирает одну излюбленную, область экстаза, и начинает её усиленно культивировать, отвергая всё остальное.[3]:21

  — Леонид Сабанеев, «Скрябин»

Леонид Сабанеев, Александр Скрябин и Татьяна Шлёцер,
лето 1912
  •  

И он рассыпается блесками огней, капризных и причудливых, иногда искажённых гримасою, непонятною и чуждою, иногда обольстительным призраком, то вдруг озаряется ослепительным сиянием, в котором может почудиться свет великого сознания. Что это такое? Разве эти прихотливо сменяющиеся образы, то обольстительные, то ужасные, то грациозные, то «вежливые» — разве они не знакомы тем, кто погружался активно в мистический путь? Это — стихия дьяволизма, океан призраков — великая область астрала. В эту область иногда светят лучи, отражённые высшими сферами, иногда она погружена в мрак низших областей.[3]:76

  — Леонид Сабанеев, «Скрябин»
  •  

…вообще А.Н. редко и не сильно прибегал к этому наркозу. «Когда-то мне это бывало нужно при сочинении, — говорил он. «Но сейчас мне это уже не нужно. <…> Я теперь и так, постоянно, как в опьянении», — говаривал он. «Мне не нужно это, внешнее — это слишком материально и грубо. Нужно более тонкое опьянение: взорами, ласками, ароматами, звуками…» [4]:130

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

 «Пьяным» я его почти никогда не видел. Только навеселе. И А.Н. был очень «крепок» на вино. Раз как-то летом 1912 года мы, сговорившись, отправились в ресторан «Ампир» в Петровских линиях <…> сидели долго, и выпито было много. А.Н. захмелел, и когда уже гасились огни в ресторане, он взял меня за руку и повёл по темнеющему залу неуверенной поступью, говоря несколько не своим «томным» голосом:
«Наступает час, когда все должны быть знакомы друг с другом». И он начал здороваться с редкими посетителями ресторана, называя вместо своей какую-то «графскую» фамилию…[4]:130

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

«Истины нет», отвечал мне Скрябин. «Истина нами творится. Истина творится творческой личностью и тем независимее, чем эта личность выше. Это – самое трудное для постижения, а между прочим это именно так. Полная свобода. А истина, какая бы она ни была, исключает свободу». [4]:152

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

«Чтобы стать праведным, надо пройти чрез бездну греховности, упиться ею, почувствовать порок…» [4]:178

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

«Только иерархия может дать ритм в жизни. Если её нет, если будет полное равенство, то это такая тоска, что все мухи передо́хнут.» [4]:178

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

«Какое ненормальное положение создаётся <…> я должен зарабатывать деньги концертами, играть эти старые прелюдии, когда я мог и должен бы писать то, к чему я предназначен… государство вообще должно содержать творцов, потому что они — цвет человечества, и всё людское общество существует для них и из-за них.»[4]:178

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

«В настоящем общественном строе художники должны управлять народами, художники и мудрецы, потому что они — цвет и глава человечества. Это — естественная и необходимая иерархия. Равенство — это абсурд, нелепость и ужасная вещь. Ведь если все равны, то нет ни контрастов, ни различий, всё однотипно, однотонно. Ведь это — идеал примитивного социализма, когда всё материализуется и все качественные различия становятся только количественными.» [4]:178

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

Праведность сопровождается большими размахами в греховность… и при том всё это ведь в пределах жизни расы. Когда иерархия достаточно восполнена, когда уже есть те, кто может вести к дематериализации, тогда наступает конец расы… [4]:179

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

«Художник выше всех царей <…> короли должны преклоняться перед ним»… [4]:179

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

…действительно А.Н. страшно кутил во дни молодости и дружбы с Сафоновым, который был в этом деле первоклассный мастер, побивавший рекорды. Когда я уже значительно потом, после смерти А.Н. встретил Сафонова и спрашивал о годах его дружбы с А.Н. и в частности о генезисе Мистерии, Сафонов отвечал:
«Ведь Саша же пил тогда много. Ему с пьяну и мистерия сочинилась. Он так пил, что на всю жизнь опьянел»… [4]:260

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

 «Раньше я нуждался в этих внешних возбуждениях», сознался он мне раз: «я ведь тогда очень бедовую жизнь вёл… Мы сиживали с Василием Ильичём (Сафоновым) в Эрмитаже до утра, вы знаете, нас запирали там оффицианты на ночь и уходили, чтобы утром опять отпереть».
«Тогда мне нужно было это возбуждение внешнее, физиологическое… а теперь я в нём не нуждаюсь, потому что у меня иные способы постоянного возбуждения. Я теперь преодолел всё это — это не аскетизм, а преодоление. У меня теперь постоянная опьянённость, но не грубая, не физиологическая»… [4]:260

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
  •  

В искусстве (как, впрочем, и в науке) встречаются и такие тёмные вестники, которые лишены тёмных миссий и становятся глашатаями тёмного просто вследствие личных заблуждений. Ярким примером такого деятеля может служить Скрябин. В Бога он веровал и по-своему Его любил, самого себя считал Его вестником и даже пророком, но с удивительной лёгкостью совершал подмены, стал жертвой собственной духовной бесконтрольности и превратился в вестника Дуггура. Мало кто понимает, что в «Поэме экстаза», например, с поразительной откровенностью рисуется именно тот демонический слой с его мистическим сладострастием, с его массовыми сексуальными действами, с его переносом импульса похоти в космический план, и главное, рисуется не под разоблачающим и предупреждающим углом зрения, а как идеал. Естественно, что чуткий слушатель «Поэмы экстаза», совокупления, под конец ощущает как бы внутреннюю размагниченность и глубокую прострацию.

  — Даниил Андреев, «Роза мира»
  •  

В Таганроге было множество меломанов, во многих домах стояли фортепьяно. Знакомые мне присяжные поверенные собирались друг у друга, чтоб играть квартеты великих классиков. Однажды в специальный концертный зал пригласили Скрябина, у рояля стояла большая лира из цветов. Скрябин, войдя, улыбнулся цветам. Лицо его было обычным, заурядным, пока он не стал играть, и тогда я услыхала и увидела перед собой гения. Наверно, его концерт втянул, втолкнул душу мою в музыку…[5]

  — Фаина Раневская, «Вся жизнь», 1970-е
  •  

Помню, особенно меня печалила вечная привычка Скрябина ходить “в обществе”, неизменно выворачивая лаковые штиблеты “носками наружу”, наподобие того, как это делают балерины, привыкшие к “первой позиции”. Грешным делом, похожую привычку я знал отчасти и за самим собой, и с детства боролся с очевидным проявлением комплекса неполноценности. Непросто понять, отчего именно такая незатейливая “выворотность” ног придаёт человеку бóльшую уверенность в себе, в своём облике, обаянии и внешней привлекательности!..[1]:413

  — Юрий Ханон, «Скрябин как лицо»
  •  

Рахманинов…, мрачнее тучи сидел в креслах и подлетевшему к нему с расспросами вечно возбуждённому Померанцеву ответил коротко, но смело: “Я-то думал, что Скрябин просто свинья, а оказалось – ещё и композитор”…[1]:403

  — Юрий Ханон, «Скрябин как лицо»

Цитаты о Скрябине в стихах[править]

Леонид Сабанеев, Татьяна Шлёцер и
Александр Скрябин на берегу Оки, лето 1912
  •  

Он не искал ― минутно позабавить,
Напевами утешить и пленить;
Мечтал о высшем: Божество прославить
И бездны духа в звуках озарить. <…>
Но судит Рок. Не будет кончен труд!
Расплавленный металл бесцельно стынет:
Никто его, никто в русло не двинет…
И в дни, когда Война вершит свой суд
И мысль успела с жатвой трупов сжиться, ―
Вот с этой смертью сердце не мирится![6]

  — Валерий Брюсов, «На смерть А. Н. Скрябина» (из книги «Семь цветов радуги»), 17 апреля 1915
  •  

И он пылал сердцам, как весть живая,
О тайнах мира в звездном их цвету,
Своим псалмом впервые разрешая
Слепой земли глухую немоту.
Но в час, когда огонь преображенья
Коснулся праха всех земных дорог,
Не кончив чуда нашего рожденья,
Для райских песен колокол заглох…[7]

  — Юргис Балтрушайтис, «Умершему другу» (Памяти А. Н. Скрябина
), 30 июня 1915
  •  

Скрябин сдернул плащ с человека,
не порфиру, а кожу.
Повесил на руку ему,
словно святому Варфоломею ―
плащ из содранной кожи.
Тот, стиснув зубы, стонет.[8]

  — Татьяна Вечорка, «Концерт», 1918
  •  

Пятно всё то же щурым ликом
На руку нервную легло:
Склоняет Скрябин бледным тиком
Необъяснимое чело,
И ― пролетит скрипичным криком
В рои гностических эмблем,
Мигая из пустых эонов;
Рукою твердой тему тем
За ним выводит из тромбонов…[9]

  — Андрей Белый, «Первое свидание», 1921

Комментарии[править]

  1. «Фонола» ― одно из фирменных названий пианолы. Скрябин в своём письме (январь 1908 года) рассказывает о контракте с фирмой некоего господина Хупфельда, который заказал ему «записать» двадцать своих фортепианных произведений для пианолы (фонолы) его фирмы. Многократно изданный на виниловых пластинках и компакт-дисках, именно этот восковой валик до сих пор остаётся единственной прижизненной записью Александра Скрябина.

Источники[править]

  1. 1 2 3 4 5 6 Юрий Ханон «Скрябин как лицо», издание второе. — С-Пб: Центр Средней Музыки, 2009. — 680 с. — ISBN 5-87417-026-X
  2. «Болезнь А. Н. Скрябина», заметка в газете «Русское слово». — М.: 27 апреля 1915 года
  3. 1 2 3 Леонид Сабанеев «Скрябин». — Москва: к-во «Скорпион», 1916. — 274 с.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Сабанеев Л.Л. Воспоминания о Скрябине. — М., Неглинный пр., 14: Музыкальный сектор государственного издательства, 1925. — 318 с.
  5. Алексей Щеглов. «Фаина Раневская. Вся жизнь». — М.: Захаров, 2003 г.
  6. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  7. Юргис Балтрушайтис. Лилия и серп. — М.: Художественная литература, 1989 г.
  8. Татьяна Вечорка, Портреты без ретуши. — М.: Дом-музей М. Цветаевой, 2007 г.
  9. А. Белый. Стихотворения и поэмы в 2-х т. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2006 г.

Русский композитор, пианист и мыслитель Серебряного века первым в мире придумал концепцию свето-цвето-звука: визуализировал мелодию с помощью цвета

25 января 2024

  1. Чтобы стать оптимистом в настоя­щем значении этого слова, нужно ис­пытать отчаянье и победить его.

  2. В жизни каждого человека весна бывает лишь раз. А как люди спешат отделаться от этого обмана, от этих дивных грез!

  3. Зависть — признание себя побежденным.

  4. Ученый во всем должен быть абсолютно честен. Малейшее отклонение от этого качества является, на мой взгляд, тягчайшим преступлением.

  5. История есть стремление к абсолютной дифференциации и абсолютному единству.

  6. В основе всего лежит любовь к жизни, к деятельности, к познанию.

  7. Иду сказать людям, что они сильны и могучи.

John

Александр Скрябин — цитаты о музыке и музыкантах

5

21

Шлём Вам сердечный привет из надоблачного пространства. Здесь чудесно, чистый воздух, тишина. Музыки нет: искусством занимаются только коровы, да и те поневоле, звенят колокольчиками.

Александр Скрябин

композитор, музыкант

(06.01.1872 — 27.04.1915)

Цитаты других авторов о музыке и музыкантах.

СОДЕРЖАНИЕ:

  • 1 Большой список цитат Александр Скрябин
    • 1.1 Введение
    • 1.2 Цитаты Александра Скрябина
      • 1.2.1 О музыке
      • 1.2.2 О жизни
      • 1.2.3 О творчестве
    • 1.3 Заключение

Большой список цитат Александр Скрябин

Введение

Александр Николаевич Скрябин – один из самых известных композиторов России, чьи произведения до сих пор остаются популярными в музыкальном мире. Он был известен не только своими музыкальными талантами, но и своими мыслями и философскими взглядами на жизнь. В этой статье мы собрали для вас большой список цитат Александра Скрябина, которые помогут лучше понять его творчество и мышление.

Цитаты Александра Скрябина

О музыке

— Музыка – это выражение жизни, а жизнь – это выражение музыки.
— Музыка – это язык, который не нуждается в переводе.
— Музыка – это организация звуков в пространстве и времени.
— Музыка – это магия, которая может изменить наше настроение и нашу жизнь.
— Музыка – это духовный пищеварительный тракт, который помогает нам переваривать жизнь.

О жизни

— Жизнь – это красивая мелодия, которую нужно играть с любовью и страстью.
— Жизнь – это непрерывное движение, которое не останавливается ни на мгновение.
— Жизнь – это игра, которую нужно играть с уважением к сопернику и смелостью перед испытаниями.
— Жизнь – это бесконечный путь, на котором мы постоянно учимся и растем.
— Жизнь – это подарок, который нужно ценить и наслаждаться каждым мгновением.

О творчестве

— Творчество – это процесс поиска истины и красоты.
— Творчество – это способность видеть то, что другие не видят, и выражать это в своих произведениях.
— Творчество – это связь между душой и миром, которая позволяет нам создавать нечто новое и уникальное.
— Творчество – это искусство находить гармонию в хаосе и создавать из этого красивые произведения.
— Творчество – это путь к самопознанию и самореализации.

Заключение

Цитаты Александра Скрябина – это не только высказывания о музыке, но и о жизни и творчестве в целом. Они помогают лучше понять его творческий подход и философию, которые до сих пор вдохновляют многих людей во всем мире. Надеемся, что эти цитаты станут для вас источником вдохновения и мотивации на пути к самопознанию и творческому развитию.

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Скрябин в цитатах и афоризмах

Скрябин – скрипка земного шара.

Велимир Хлебников

* * *

УДК 78

ББК 85.313(0)я48

C45

Составитель Екатерина Ключникова

Ответственный редактор серии Алексей Лысаков

Оформление серии Александр Васин

C45 Скрябин в цитатах и афоризмах. – М.: Издательский дом «Классика-XXI», 2020. – (Серия «О великих – кратко»).

ISBN 978-5-89817-407-1 (отд. кн.)

ISBN 978-5-89817-400-2

Перед вами – не законченный портрет композитора, а палитра красок к нему, набросанных его современниками и потомками, поклонниками и критиками, маститыми музыковедами и продвинутыми пользователями интернета.

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© Издательский дом «Классика-XXI», 2008

№ 1 Борис Пастернак

Трагическая сила сочиняемого им торжественно показывала язык всему одряхлело признанному и величественно тупому и была смела до сумасшествия, до мальчишества, шаловливо стихийная и свободная, как падший ангел.

№ 2 Анатолий Луначарский

Весь мир, взятый сквозь настроения самого Скрябина, приобрел характер пламенной фанфары, ужасной, хотя и сладостной по своему разнообразию и силе.

№ 3 Александр Коптяев

Какая-то колоссальная фабрика духа с настоящими доменными печами вдохновения, выбрасывающими божественный огонь, который вздымается к небу и набрасывает на все красные тона.

№ 4 Маргарита Морозова

Особенно запечатлевались его глаза; опьяненные той внутренней, интенсивной игрой творческой фантазии, которая была ему так свойственна, иногда отсутствующие, как бы ушедшие в себя, а иногда вдруг ужасно оживленные, бедовые, даже шаловливые и добрые.

№ 5 Маргарита Морозова

Очень симпатичны были вихры на макушке, которые никогда не слушались и иногда торчали в разные стороны, на что Александр Николаевич часто не на шутку сердился.

№ 6 Леонид Сабанеев

Невзрачная бородка и пушистые, неожиданно лихие усы, какой-то пережиток от его «офицерства»… Физиономия у Скрябина – нервная, зеленоватая, глаза смотрят куда-то вверх и рассеянно, у него глаза карие, маленькие, с широко открытыми веками, с каким-то «хмелем» во взоре…

№ 7 Маргарита Морозова

Александр Николаевич был большим франтом. Я помню его, делающего визиты, всегда в очень хорошо сшитом и отглаженном сюртуке, в очень высоком бело-накрахмаленном воротничке, в лайковых темных перчатках, очень церемонным и светским.

№ 8 Маргарита Морозова

Александр Николаевич очень любил побежать быстро-быстро по тенистой аллее и, отбежав далеко, высоко подпрыгивал. Издали он мне казался каким-то Эльфом или Ариэлем из Шекспира, так легко и высоко он взлетал!

№ 9 Магда Мацулевич

Одет Скрябин был как все мужчины его круга; бывал в пиджачной паре и тройке, в визитке, в смокинге, на концертах во фраке. Помню на каком-то концерте его с пышным бантом белого галстука. Бородка очень к нему шла, а вот прической, мы, женская молодежь, были недовольны, находя ее «прилизанной» спереди и «взбитой» сзади на макушке.

№ 10 Маргарита Морозова

Его волосы были предметом большой его заботы. У него был ужас стать лысым, хотя для этого не было никаких оснований, так как волосы у него были очень густые. Как-то в Везна я присутствовала при мытье его головы. Это было настоящее священнодействие. Он начинал с того, что нагибался вперед и, помочив пальцы слюнями, вцеплялся ими в голову и делал со страшной быстротой и силой всеми пальцами массаж кожи. Он верил, что нужно это делать именно слюнями. После этого следовало мытье головы каким-то особенным шампунем, всякие втиранья и притиранья.

№ 11 Леонид Сабанеев

Квартира их была велика и просторна, но странным образом не выказывала самостоятельного художественного вкуса. Эти декадентские стульчики рыжего дерева, эта ужасно неудобная гостиная мебель с подпирающими поясницу спинками. Это была средняя обстановка бюргера, но не художника, да еще с такой оригинальной психикой.

№ 12 Леонид Сабанеев

Александр Николаевич никогда не встревал в хозяйство и не любил его, хотя изредка у него случались неожиданные и весьма смешные прорывы «в хозяйственность». Раз я, пришедши, застал его в сильном впечатлении и огорчении от электрического счета за месяц в 30 рублей.

№ 13 Ольга Монигетти

Обыкновенно Александра Николаевича посылали с каким-нибудь поручением или закупками, в которых он ничего не понимал и очень ими тяготился. Как-то раз он зашел к нам в гости, и ему нужно было купить какую-то детскую принадлежность: калоши или туфельки. Мы от души хохотали над его растерянным видом, до того это поручение было к нему неподходяще, что у меня мелькнуло сравнение: «арабский конь, запряженный в водовозную телегу».

№ 14 Леонид Сабанеев

Скрябина в консерватории товарищи не любили – за заносчивость, за раннее гениальничание – в эпоху, когда еще никакой гениальности не было обнаружено.

№ 15 Александр Скрябин – Леониду Сабанееву

Известный Вам композитор написал 3 этюда! В квинтах (о ужас!), в нонах (какая развращенность) и… в больших септимах (окончательное падение!?).

№ 16 Борис Шлёцер

Интеллектуализм Скрябина выражался в его любви к спорам. Самый процесс спора он любил, увлекаясь борьбою или, как художник, – игрою. В спорах он был очень опасным противником, всегда находчивым, с ним нужно было быть настороже. Порою странно было видеть, как этот поэт, только что чаровавший нас своим искусством, сейчас же после этого проявлял себя ловким диалектиком, остро поражающим противника. Искусный спорщик, он радовался, когда ему удавалось поймать противника. Я вижу и сейчас его насмешливую и детскую в то же время улыбку…

№ 17

Однажды, прийдя к Льву Эдуардовичу Конюсу, дирижер Михаил Михайлович Фивейский застал его в сильном волнении:

– Ох, слава богу!.. Это ты, Миша… А я подумал, что это Сергей Васильевич пришел, и чуть не умер от разрыва сердца!..

Оказалось, что Конюс ждал к обеду Рахманинова, который с минуты на минуту должен прийти, как вдруг неожиданно является Скрябин!

– Что делать, Миша?! – волновался Конюс. – Что будет, если эти два петуха встретятся?! Миша, выручай! Иди в гостиную и займи Скрябина музыкой, а я займу Рахманинова обедом… Они не любят один другого… Я буду удерживать Сергея Васильевича в столовой, а ты не выпускай Александра Николаевича из гостиной!

№ 18 Магда Мацулевич

Этот небольшой автомобильчик тех времен (у частных лиц в те годы даже такие были редкостью) был, по словам Александра Николаевича, единственной роскошью, которую он себе позволял, имея отвращение к езде на трамвае и на извозчиках. Выглядел автомобильчик как каретка с кубическим верхом, задрапированным внутри чем-то стеганным. А. Н. Скрябин, приезжая из Москвы в Петербург, возил за собой на железнодорожной платформе этот транспорт, что было проще, удобнее и дешевле, чем проделать это расстояние по шоссейной дороге.

№ 19 Константин Бальмонт о Скрябине

Это было видение поющих, падающих лун. Музыкальных звездностей. Арабесок, иероглифов и камней, изваянных из звука. Откровение, дошедшее с другой планеты. Певучая озаренность самого воздуха, в котором двигался этот пленительный ребенок богов.

№ 20 Константин Бальмонт

Его рука порхала, как летние стрекозы, у которых крылышко есть солнечное зеркальце.

№ 21 Григорий Коган об исполнении поэмы «Étrangeté»

Казалось, эта маленькая поэма пролетела над клавишами, показалось, словно странная, невиданной расцветки бабочка взвилась над залом и, прочертив в воздухе несколько причудливых узоров, исчезла где-то в пространстве.

№ 22 Константин Бальмонт

Когда он начинал играть, из него как будто выделялся свет, его окружал воздух колдовства.

№ 23 Николай Финдейзен о Фортепианном концерте

Как исполнитель г. Скрябин стоит ниже среднего уровня. Его сухой слабый тон, жесткий деревянный удар, постная, механическая, лишенная почти всякой нюансировки игра сделали фортепианную партию слишком незаметной среди голосов оркестрового сопровождения. Фортепиано вязло в оркестре, как в болоте, чему способствовала и не всегда удачная инструментовка. Понять и оценить новую пьесу было затруднительно.

№ 24 Алиса Коонен о концерте в зале Благородного собрания

Меня поразила атмосфера, необычная для концерта: люди стояли группами, о чем-то громко и горячо спорили, чувствовался ажиотаж, как бывает на сенсационных спортивных состязаниях.

№ 25 Константин Бальмонт

Он был маленький, хрупкий, это звенящий эльф.

№ 26 Леонид Сабанеев

Он входил на эстраду нервный и маленький, но всегда с победоносным видом…

№ 27

Скрябин был в ударе: острил, пародировал, фантазировал.

– Когда отменят деньги – я наводню мир своими сочинениями! – воскликнул композитор.

Один остряк из дружеской компании на причудливую мечту композитора ответил шуткой:

– Чтоб мир не утонул в ваших, Александр Николаевич, сочинениях, деньги не отменят никогда.

№ 28 Павел Флоренский

О скрябинских произведениях хочется сказать: поразительно, удивительно, жутко, впечатлительно, магично, сокрушительно, но это не музыка.

№ 29 Александр Скрябин

Вся Мистерия – это акт эротический, акт любви.

№ 30 Алексей Лосев

Слушая Скрябина, хочется броситься куда-то в бездну, хочется вскочить с места и сделать что-то небывалое и ужасное, хочется ломать и бить, убивать и самому быть растерзанным. Все тонет в эротическом Безумии и Восторге.

№ 31 Игорь Стравинский

Еще более, чем романтический элемент, чужд мне в музыке элемент эротический. Поэтому к Скрябину я совершенно равнодушен и считаю его музыкальный талант просто слабым.

№ 32 Борис Пастернак

Мелодии его произведений вступают так, как тотчас же начинают течь у вас слезы, от уголков глаз по щекам, к уголкам рта. Мелодии, смешиваясь со слезами, текут прямо по вашему нерву к сердцу, и вы плачете не оттого, что вам печально, а оттого, что путь к вам вовнутрь угадан так верно и проницательно.

№ 33 Габриэле д’Аннунцио

Прелюдия Скрябина – темного, фиолетового цвета – похожа на муаровую ткань, развеваемую вечерним ветром.

№ 34 Юрий Сахновский о «Поэме экстаза»

Чем крепче сжимался мешок, тем очевиднее вылезали из него шила плохой инструментовки, не знающей яркости колорита, тщедушности ходульных замыслов и сусальной позолоты шутовского плаща мегаломании в искусстве.

№ 35 Даниил Андреев

Чуткий слушатель «Поэмы экстаза», сначала смущенный, а потом завороженный этой звуковой панорамой космического совокупления, под конец ощущает как бы внутреннюю размагниченность и глубокую прострацию.

№ 36 Юрий Сахновский о «Поэме экстаза»

Несмотря на красоту и новизну отдельных тактов, в конечном результате осталось впечатление неестественности, предвзятости и фальши, – впечатление, доходящее временами до кошмара.

№ 37

На репетиции «Поэмы экстаза» Юлий Энгель подошел к Борису Пастернаку и сказал ему:

– Это – конец музыки!

– Это ее начало! – воскликнул Борис.

№ 38 Борис Пастернак о премьере «Поэмы экстаза»

Музыка шлепала лапой по деревянной обшивке органа. Музыку выпускали. Пестрая, несметно ломящаяся, молниеносно множащаяся, она скачками рассыпалась по эстраде. Ее настраивали, она с лихорадочной поспешностью неслась к согласью и, вдруг достигнув гула неслыханной слитности, обрывалась на всем басистом вихре, вся замерев и выровнявшись вдоль рампы…

Это было первое поселение человека в мирах, открытых Вагнером… лирическое жилище, материально равное всей, ему на кирпич размолотой вселенной. Над плетнем симфонии загоралось солнце Ван Гога.

№ 39 Сергей Танеев после прослушивания «Поэмы экстаза»

Такое чувство, будто меня побили палками.

№ 40 Николай Арцыбушев

«Поэма экстаза» – вещь скверная и длинная, и ее пристроить нелегко. Скрябин тяжел, но интересен.

№ 41 Николай Римский-Корсаков о «Поэме экстаза»

Уж не сходит ли он с ума на почве религиозно-эротического помешательства? Слышал я его «Поэму экстаза», пожалуй, оно даже и сильно, но все же это какой-то квадратный корень из минус единицы.

№ 42 Boston Daily Advertiser о «Поэме экстаза», 1910

Что-то в этом экстазе было слишком горькое. Что-то напоминало весьма развеселого человека, который думал, что мир наполнен зелеными обезьянами с малиновыми глазами и блестящими хвостами. Это тот экстаз, который продается в России по 2 рубля за бутылку.

№ 43 Александр Коптяев о «Прометее»

Та хаотичность и тот парижский «последний модный крик», которые смеялись над нами уже в Пятой сонате, оскалили здесь свои страшные зубы.

№ 44 Журнал «Музыка» о «Прометее»

Музыка Скрябина оставляет такое впечатление, как будто он не писал по нотной системе, а прямо-таки сажал кляксы.

№ 45 Лев Данилевич о «Прометее»

В эпизодах предельно утонченных нежный фон производит впечатление смутно колышащейся туманной дымки. В момент появления активного волевого образа в этой дымке словно вспыхивают мириады разноцветных огней.

№ 46 Leipziger Neueste Nachrichten о «Прометее», 1911

Эти прелюдии, этюды, поэмы, даже мазурки, вальсы и полонезы парят, как нежная воздушная пряжа, как завуалированные тени.

№ 47 Из интернета, Живой Журнал, автор Kornevgen о «Прометее»

Насколько я понял, с того момента, как появляется хор, музыка рисует процесс освоения людьми (они же поют) огня. До этого описывается, как Прометей огонь крал. И множество красивейшей музыки, которая описывает, видимо, царство богов. Но никакого намека на скалу с орлом и страдающим Прометеем (или он не страдал?) я не услышал. А вы услышали?

№ 48 L’art moderne о «Прометее», 1896

Это в большинстве своем «странички из альбома», тонко гармонизованные изящные импровизации, свидетельствующие о вкусе и чувствах.

№ 49 Musical Courier, 1915

Если какофония и шум раздражают ухо тех, кто привык к старомодной музыке, то «Прометей» Скрябина очень успешно раскрывает хаос сегодняшнего времени. Может быть это правда, что русский композитор приветствуется современным поколением, и его музыка, наполненная философией, будет восприниматься и после нас. Но художник – это не провидец будущего, и его сочинение скорее выносит приговор настоящему.

№ 50 «Новое время» после премьеры «Прометея», 1911

Идя по этому пути, композиторы скоро потребуют настоящей луны или солнца, или воды… После симфонии «огня» мы вправе ожидать симфонии «запахов»… А уж какие запахи будут – об этом речь впереди у таких авторов.

№ 51

Скрябин увлеченно рассказывал о «Мистерии»:

– Вы будете жить всеми ощущениями своего существа: гармонией звуков, гармонией красок, гармонией запахов! – воскликнул Скрябин.

Римский-Корсаков подскочил на месте:

– Этого я не понимаю, Александр Николаевич, как это гармонией запахов?

Объяснение его еще больше раззадорило.

– И запах жареного гуся будет? – съязвил Римский.

– А чем запах жареного гуся хуже крика петуха, – парировал Скрябин, явно намекая на звукоподражания, которые Корсаков себе позволил в одной из опер.

№ 52 Петр Поспелов об исполнении «Прометея» В. Гергиевым и оркестром Мариинского театра

Перед нами текла, таинственно мерцая, густая магма, обнаруживая свою жизнь в смутных всплесках, бурлениях, клокотаниях – и лишь труба высовывалась из нее змеиной головой, произнося свой неоднократный клич.

№ 53 Сергей Прокофьев о «Божественной поэме»

Я бегал на все репетиции и очень интересовался новой симфонией Скрябина. Многое в симфонии казалось мне замечательным, но многое я и не совсем понимал. Однако самым интересным была фигура Римского-Корсакова на этих репетициях в Колонном зале. Скрябинские новшества производили на него такое впечатление, точно через его стул пропускали электрический ток: он вскакивал, махал руками или подымал плечи, или тыкал пальцем в партитуру. Еще бы! Римский-Корсаков сам напечатал эту симфонию, а теперь, пожалуйте, раздаются такие невозможные звучания!

№ 54 Musical America, 1907

Скрябинская «Божественная поэма» – это произведение неврастеника. Это празднование 4 июля, на котором каждый музыкант оркестра подписал Декларацию Независимости и создает такой шум, какой он только может.

№ 55 Сергей Танеев о композиторских ремарках в «Божественной поэме»

В первый раз вижу композитора, который вместо обозначений темпов пишет похвалы своему сочинению.

№ 56 Николай Жиляев

Он [Скрябин] стал говорить загадками, метаться в страшных муках, жаждая новых форм и нового содержания для своей богатой переживаниями бурной души.

№ 57 Николай Римский-Корсаков о сочинениях Скрябина

Они все нутро выворачивают, а внутри одна гадость.

№ 58 Леонид Сабанеев о Десятой сонате

Над Десятой сонатой повисли мрачные тени средневековья.

№ 59 Антон Аренский о Второй симфонии

Вместо слова «симфония» на афише следовало написать слово «какофония», так как в этом, с позволения сказать, «сочинении» консонансов, кажется, вовсе нет, а в течение 30–40 минут тишина нарушается нагроможденными друг на друга без всякого смысла диссонансами.

№ 60 Анатолий Лядов

Ну уж и симфония! Это черт знает что такое!! Скрябин смело может подать руку Рихарду Штраусу. Господи, да куда же делась музыка? Со всех концов, со всех щелей ползут декаденты. Помогите, святые угодники!! Караул!! Я избит, избит, как Дон Кихот пастухами… После Скрябина Вагнер превратился в грудного младенца со сладким лепетом. Кажется, сейчас с ума сойду. Куда бежать от такой музыки? Караул!

№ 61 Лев Наумов

Это какое-то космическое предвосхищение, как будто в своем безумии он уже побывал в космосе. Как кончается первая часть двухчастной Четвертой сонаты? Отрывается первая ступень, вторая, третья, все ускоряется-ускоряется и – уже летит в космосе. У Скрябина – космическое движение, с невесомостью, перегрузками, фотонами…

№ 62 Сергей Танеев о Пятой сонате

Это музыка, которая не кончается, а прекращается.

№ 63 Boston Daily Advertiser о Пятой сонате, 1910

Ее сплошная болезненность в течение девятнадцати страниц, в конце концов, утомляет и приедается… Соната слишком растянута и теряет форму.

№ 64 «Современные записки», 1920

Эта музыка хочет быть больше, чем музыка.

№ 65 Виктор Вальтер

Действие скрябинской музыки бывает мучительным, слушатель не свободно идет за композитором, а порабощается им и доводится до какой-то страшной грани. Как часто, при слушании последних напряженнейших аккордов «Экстаза», где-то внутри поднималось чувство нестерпимости: казалось, еще одно, последнее напряжение – и выдержать его не хватит сил.

№ 66 Георгий Плеханов

Эта музыка представляет собой отражение нашей революционной эпохи в темпераменте и миросозерцании идеалиста-мистика.

№ 67 «Голос Москвы», 1909

Самое ценное, что дал русской музыке Шопен – это Скрябин. «Сундук с украденными рукописями Шопена», – сказал на его первом концерте один маститый остроумец.

№ 68 Из интернета, Живой Журнал, автор Kornevgen

Симфонии Скрябина – это его предел. С Богом пытается спорить… Бог его и прибрал вовремя… (И сына его тоже!!!)

№ 69 Василий Сафонов

Первая симфония – это новая Библия!

№ 70 Алексей Лосев

Христианину грешно слушать Скрябина, и у него одно отношение к Скрябину – отвернуться от него, ибо молиться за него – тоже грешно. За сатанистов не молятся. Их анафематствуют.

№ 71 Осип Мандельштам

Огромная ценность Скрябина для России и для христианства обусловлена тем, что он безумствующий Эллин.

№ 72 Александр Коптяев

Скрябина я не отделяю ни от жизни, ни от религии; есть скрябинская жизнь, есть скрябинская религия. Можно так же «жить по Скрябину», как и по Толстому.

№ 73 A Survey of Contemporary Music, 1924

Без сомнения, как разновидность наркотиков музыка Скрябина имеет несомненный смысл, но это совершенно излишне. У нас уже есть кокаин, морфий, гашиш, героин и подобные многочисленные продукты, не говоря уже об алкоголе. Конечно, всего этого достаточно. Но у нас есть всего лишь один вид музыки. Почему мы должны принижать искусство до уровня духовного наркотика? Почему более художественно использовать 8 валторн и 5 труб, чем принимать 8 порций бренди и 5 – двойного виски?

№ 74 Musical America, 1906

Скрябин основал школу, отличительная черта которой – перенесение музыки в интеллектуальное царство. Музыка и метафизика, человеческое и божественное должны быть слиты вместе.

№ 75 Вячеслав Иванов

Как вкусивший сладкого уже не хочет горького, так не хотел и Скрябин человеческого, только человеческого искусства, после того как хлебнул из эфирных олимпийских кубков божественного вина.

№ 76 Вячеслав Иванов

Скрябин сознательно искал Хаос; ему казалось, что он припоминает какие-то иные, чем дневное сознание нового человека, светлые, освободительные и для Хаоса, и для человека заклятия…

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Образ веры из героя нашего времени с цитатами
  • Красивые слова на день рождения маме парня
  • Как оформляется стихотворная цитата в тексте
  • Цитаты про зиму из детских книг
  • Короткие красивые слова женщине спокойной ночи