Свидание в саду онегина и татьяны цитаты

Razgovor-Onegina-s-Tatjanoj-v-sadu-Hudozhnik-A-Samohvalov
Разговор Онегина
с Татьяной в саду.
Художник
А. Самохвалов

Исповедь Евгения Онегина – один из самых волнительных и грустных эпизодов в романе «Евгений Онегин» Пушкина.

Данный эпизод можно найти в главе 4 романа «Евгений Онегин»(строфы XII-XVI).

Смотрите: 
— Все материалы по «Евгению Онегину»

Исповедь Онегина Татьяне в романе «Евгений Онегин» Пушкина 

После первой встречи с Евгением Онегиным юная Татьяна Ларина страстно влюбляется в него. Мучаясь от любви, девушка пишет письмо Онегину, где признается в своих чувствах. Татьяна ждет ответа, но Евгений не спешит с объяснениями. Наконец он приезжает к Лариным. Здесь в саду Лариных происходит объяснение Онегина Татьяне, когда герой произносит свою исповедь (проповедь).

В ходе этого объяснения, Онегин признается Татьяне в том, что не сможет стать ее мужем, так как не способен сделать ее счастливой. Онегин отвергает любовь юной Татьяны, но его холодная исповедь не охлаждает любви девушки. После этой беседы Татьяна еще больше тоскует и мечтает о Евгении.

Исповедь Онегина Татьяне: текст эпизода


(глава 4 строфы XII-XVI)

XII
Минуты две они молчали,
Но к ней Онегин подошел
И молвил: «Вы ко мне писали,
Не отпирайтесь. Я прочел
Души доверчивой признанья,
Любви невинной излиянья;
Мне ваша искренность мила;
Она в волненье привела
Давно умолкнувшие чувства;
Но вас хвалить я не хочу;
Я за нее вам отплачу
Признаньем также без искусства;
Примите исповедь мою:
Себя на суд вам отдаю.

XIII
Когда бы жизнь домашним кругом
Я ограничить захотел;
Когда б мне быть отцом, супругом
Приятный жребий повелел;
Когда б семейственной картиной
Пленился я хоть миг единой, —
То, верно б, кроме вас одной,
Невесты не искал иной.
Скажу без блесток мадригальных:
Нашед мой прежний идеал,
Я, верно б, вас одну избрал
В подруги дней моих печальных,
Всего прекрасного в залог,
И был бы счастлив… сколько мог!

XIV
Но я не создан для блаженства;
Ему чужда душа моя;
Напрасны ваши совершенства:
Их вовсе недостоин я.
Поверьте (совесть в том порукой),
Супружество нам будет мукой.
Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас;
Начнете плакать: ваши слезы
Не тронут сердца моего,
А будут лишь бесить его.
Судите ж вы, какие розы
Нам заготовит Гименей
И, может быть, на много дней.

XV
Что может быть на свете хуже
Семьи, где бедная жена
Грустит о недостойном муже,
И днем и вечером одна;
Где скучный муж, ей цену зная
(Судьбу, однако ж, проклиная),
Всегда нахмурен, молчалив,
Сердит и холодно-ревнив!
Таков я. И того ль искали
Вы чистой, пламенной душой,
Когда с такою простотой,
С таким умом ко мне писали?
Ужели жребий вам такой
Назначен строгою судьбой?

XVI
Мечтам и годам нет возврата;
Не обновлю души моей…
Я вас люблю любовью брата
И, может быть, еще нежней.
Послушайте ж меня без гнева:
Сменит не раз младая дева
Мечтами легкие мечты;
Так деревцо свои листы
Меняет с каждою весною.
Так, видно, небом суждено.
Полюбите вы снова: но…
Учитесь властвовать собою:
Не всякий вас, как я, поймет;
К беде неопытность ведет».

XVII
Так проповедовал Евгений.
Сквозь слез не видя ничего,
Едва дыша, без возражений,
Татьяна слушала его.
Он подал руку ей. Печально
(Как говорится, машинально)
Татьяна молча оперлась,
Головкой томною склонясь;
Пошли домой вкруг огорода;
Явились вместе, и никто
Не вздумал им пенять на то:
Имеет сельская свобода
Свои счастливые права,
Как и надменная Москва.

***

Это был текст исповеди (проповеди) Евгения Онегина Татьяне Лариной из романа «Евгений Онегин» Пушкина.

Смотрите: Все материалы по роману «Евгений Онегин»

Исповедь Онегина Татьяне (встреча в саду) в романе «Евгений Онегин»

Встреча Евгения Онегина и Татьяны Лариной в саду — один из самых волнительных и грустных эпизодов романа «Евгений Онегин» А. С. Пушкина

Евгений и Татьяна — встреча в саду

Евгений и Татьяна — встреча в саду
Художник: Е. П. Самокиш-Судковская. 1908 год

Данный эпизод, известный как «Исповедь Онегина» приведен в главе 4 романа, строфы XII-XVI.

Предыстория

Когда Онегин впервые посетил дом Лариных, романтичная 17-летняя Татьяна сразу влюбилась в него, но он не проявлял никакого интереса к девушке, и больше не появлялся в их доме. Томясь от любви, Татьяна пишет Онегину письмо в котором рассказывает о своих чувствах, но он не торопится с ответом.

Спустя три дня он появляется в доме Лариных, и оставшись с Татьяной наедине объясняется с ней.

Описание эпизода

Евгений тронут искренностью своей новой знакомой, но отвергает её любовь. Он говорит, что не готов к браку, не способен любить и не может быть ей хорошим мужем. Онегин советует Татьяне в другой раз быть более сдержанной при появлении чувств. Но после этой встречи девушка еще больше влюбляется в Онегина. Она тоскует и грустит.

Исповедь Онегина Татьяне. Текст

Глава 4, строфы XII-XVI

XII

Минуты две они молчали,
Но к ней Онегин подошел
И молвил: «Вы ко мне писали,
Не отпирайтесь. Я прочел
Души доверчивой признанья,
Любви невинной излиянья;
Мне ваша искренность мила;
Она в волненье привела
Давно умолкнувшие чувства;
Но вас хвалить я не хочу;
Я за нее вам отплачу
Признаньем также без искусства;
Примите исповедь мою:
Себя на суд вам отдаю.

XIII

Когда бы жизнь домашним кругом
Я ограничить захотел;
Когда б мне быть отцом, супругом
Приятный жребий повелел;
Когда б семейственной картиной
Пленился я хоть миг единой, —
То, верно б, кроме вас одной,
Невесты не искал иной.
Скажу без блесток мадригальных:
Нашед мой прежний идеал,
Я, верно б, вас одну избрал
В подруги дней моих печальных,
Всего прекрасного в залог,
И был бы счастлив… сколько мог!

XIV

Но я не создан для блаженства;
Ему чужда душа моя;
Напрасны ваши совершенства:
Их вовсе недостоин я.
Поверьте (совесть в том порукой),
Супружество нам будет мукой.
Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас;
Начнете плакать: ваши слезы
Не тронут сердца моего,
А будут лишь бесить его.
Судите ж вы, какие розы
Нам заготовит Гименей
И, может быть, на много дней.

XV

Что может быть на свете хуже
Семьи, где бедная жена
Грустит о недостойном муже,
И днем и вечером одна;
Где скучный муж, ей цену зная
(Судьбу, однако ж, проклиная),
Всегда нахмурен, молчалив,
Сердит и холодно-ревнив!
Таков я. И того ль искали
Вы чистой, пламенной душой,
Когда с такою простотой,
С таким умом ко мне писали?
Ужели жребий вам такой
Назначен строгою судьбой?

XVI

Мечтам и годам нет возврата;
Не обновлю души моей…
Я вас люблю любовью брата
И, может быть, еще нежней.
Послушайте ж меня без гнева:
Сменит не раз младая дева
Мечтами легкие мечты;
Так деревцо свои листы
Меняет с каждою весною.
Так, видно, небом суждено.
Полюбите вы снова: но…
Учитесь властвовать собою:
Не всякий вас, как я, поймет;
К беде неопытность ведет».

XVII

Так проповедовал Евгений.
Сквозь слез не видя ничего,
Едва дыша, без возражений,
Татьяна слушала его.
Он подал руку ей. Печально
(Как говорится, машинально)
Татьяна молча оперлась,
Головкой томною склонясь;
Пошли домой вкруг огорода;
Явились вместе, и никто
Не вздумал им пенять на то:
Имеет сельская свобода
Свои счастливые права,
Как и надменная Москва.

Видео

См. История любви Онегина и Татьяны

Монолог Евгения Онегина в саду

(Отрывок из главы 4 «Евгения Онегина»)

Разговор Онегина и Татьяны в саду. Слушать

XII

Минуты две они молчали,

Но к ней Онегин подошел

И молвил: «Вы ко мне писали,

Не отпирайтесь. Я прочел

Души доверчивой признанья,

Любви невинной излиянья;

Мне ваша искренность мила;

Она в волненье привела

Давно умолкнувшие чувства;

Но вас хвалить я не хочу;

Я за нее вам отплачу

Признаньем также без искусства;

Примите исповедь мою:

Себя на суд вам отдаю.

XIII

Когда бы жизнь домашним кругом

Я ограничить захотел;

Когда б мне быть отцом, супругом

Приятный жребий повелел;

Когда б семейственной картиной

Пленился я хоть миг единой, –

То, верно б, кроме вас одной,

Невесты не искал иной.

Скажу без блесток мадригальных:

Нашед мой прежний идеал,

Я, верно б, вас одну избрал

В подруги дней моих печальных,

Всего прекрасного в залог,

И был бы счастлив… сколько мог!

XIV

Но я не создан для блаженства;

Ему чужда душа моя;

Напрасны ваши совершенства:

Их вовсе недостоин я.

Поверьте (совесть в том порукой),

Супружество нам будет мукой.

Я, сколько ни любил бы вас,

Привыкнув, разлюблю тотчас;

Начнете плакать: ваши слезы

Не тронут сердца моего,

А будут лишь бесить его.

Судите ж вы, какие розы

Нам заготовит Гименей

И, может быть, на много дней.

XV

Что может быть на свете хуже

Семьи, где бедная жена

Грустит о недостойном муже,

И днем и вечером одна;

Где скучный муж, ей цену зная

(Судьбу, однако ж, проклиная),

Всегда нахмурен, молчалив,

Сердит и холодно-ревнив!

Таков я. И того ль искали

Вы чистой, пламенной душой,

Когда с такою простотой,

С таким умом ко мне писали?

Ужели жребий вам такой

Назначен строгою судьбой?

XVI

Мечтам и годам нет возврата;

Не обновлю души моей…

Я вас люблю любовью брата

И, может быть, еще нежней.

Послушайте ж меня без гнева:

Сменит не раз младая дева

Мечтами легкие мечты;

Так деревцо свои листы

Меняет с каждою весною.

Так, видно, небом суждено.

Полюбите вы снова: но…

Учитесь властвовать собою:

Не всякий вас, как я, поймет;

К беде неопытность ведет».

XVII

Так проповедовал Евгений.

Сквозь слез не видя ничего,

Едва дыша, без возражений,

Татьяна слушала его…

Обновлено: 13.03.2024

Татьяна Ларина у Пушкина

Родители, семья Лариных, не могли оказать особого влияния на развитие души молодой Татьяны (см. Образ Татьяны Лариной, Детство Татьяны Лариной):

Отец ее был добрый малый,
В прошедшем веке запоздалый.

Предоставив всецело хозяйство жене, он сам – «в халате ел и пил», т. е. спокойно и лениво отдавался приятной деревенской жизни. Не вникая в воспитание Татьяны, в ее вкусы, выбор чтения,

Он не заботился о том,
Какой у дочки тайный том
Дремал до утра под подушкой.

Мать Татьяны, – простая, «но добрая старушка», по определению Онегина, – в молодости была сентиментальной девицей, а в старости стала заботливой хозяйкой

. сама – езжала по работам,
Солила на зиму грибы,
Вела расходы, брила лбы,
Ходила в баню по субботам.

И среди этих хозяйственных хлопот она, конечно, мало занималась воспитанием души Татьяны, которая росла и развивалась совершенно самостоятельно.

С внешней стороны, Татьяна была, очевидно, воспитана, как и другие девушки ее среды. У нее, вероятно, были гувернантки-иностранки, читала и говорила она больше по-французски, как это полагалось в то время в дворянской среде.

Она по-русски плохо знала,
Журналов наших не читала
И выражалася с трудом,
На языке своем родном.

Молодой девушкой Татьяна читала в основном французскую и английскую романтическую литературу:

Ей рано нравились романы;
Они ей заменяли все;
Она влюблялася в обманы
И Ричардсона и Руссо.

«Обманы» эти были романтической фикцией жизни. Сквозь эту романтическую призму Татьяна видит жизнь, не зная ее на самом деле. Воображая себя героиней своих любимых романов, она увлекается их «живым очарованьем», – «пьет обольстительный обман».

Следующая цитата

Исповедь Онегина Татьяне в романе «Евгений Онегин»: встреча и объяснение в саду

После первой встречи с Онегиным Татьяна Ларина влюбляется в его. Мучаясь от любви, девушка пишет письмо Онегину, где признается в своих чувствах. Татьяна ждет ответа, но Евгений не спешит с объяснениями. Наконец он приезжает к Лариным. Здесь в саду Лариных происходит объяснение Онегина Татьяне, когда Евгений произносит свою исповедь (проповедь).

В ходе этого объяснения, Онегин признается Татьяне в том, что не сможет стать ее мужем, так как не способен сделать ее счастливой. Онегин отвергает любовь юной Татьяны, но его холодная исповедь не охлаждает любви девушки. После этой беседы Татьяна еще больше тоскует и мечтает о Евгении.

Следующая цитата

Татьяна Ларина в доме Евгения Онегина: краткое описание эпизода

После гибели Ленского Евгений Онегин уезжает из деревни. Ольга Ларина вскоре выходит замуж и уезжает из родительского дома. Татьяна остается одна с матерью в деревне. Однажды девушка гуляет по окрестностям и видит дом Онегина. Она просит у ключницы разрешения пройти в дом.

Войдя в дом Онегина, Татьяна рассматривает его вещи, книги и т.д. Через день она снова приходит сюда, чтобы почитать его книги. Татьяна разглядывает заметки, оставленные Онегиным в книгах и т.д. Через эти мелочи она узнает его как человека. Ей становится понятен внутренний мир Евгения, его интересы и ценности. Татьяна осознает, что ее любимый далеко не ангел и не божество, а, скорее, «созданье ада» и «надменный бес».

Исповедь Онегина Татьяне: текст эпизода

(глава 4 строфы XII-XVI)

XIV
Но я не создан для блаженства;
Ему чужда душа моя;
Напрасны ваши совершенства:
Их вовсе недостоин я.
Поверьте (совесть в том порукой),
Супружество нам будет мукой.
Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас;
Начнете плакать: ваши слезы
Не тронут сердца моего,
А будут лишь бесить его.
Судите ж вы, какие розы
Нам заготовит Гименей
И, может быть, на много дней.

XV
Что может быть на свете хуже
Семьи, где бедная жена
Грустит о недостойном муже,
И днем и вечером одна;
Где скучный муж, ей цену зная
(Судьбу, однако ж, проклиная),
Всегда нахмурен, молчалив,
Сердит и холодно-ревнив!
Таков я. И того ль искали
Вы чистой, пламенной душой,
Когда с такою простотой,
С таким умом ко мне писали?
Ужели жребий вам такой
Назначен строгою судьбой?

XVII
Так проповедовал Евгений.
Сквозь слез не видя ничего,
Едва дыша, без возражений,
Татьяна слушала его.
Он подал руку ей. Печально
(Как говорится, машинально)
Татьяна молча оперлась,
Головкой томною склонясь;
Пошли домой вкруг огорода;
Явились вместе, и никто
Не вздумал им пенять на то:
Имеет сельская свобода
Свои счастливые права,
Как и надменная Москва.

Это был текст исповеди (проповеди) Евгения Онегина Татьяне Лариной из романа «Евгений Онегин» Пушкина.

Следующая цитата

Выходит Татьяна (Т), начинает нервно ходить рядом со скамейкой, вглядываясь то в одну, то в другую сторону.
Через некоторое время появляется Евгений (Е) с романом в руке, подходит к скамье. Татьяна, глядя в другую сторону, его не видит.

О.: Я к Вам пришел, чего же боле?
Быть может, мне еще сплясать?
Т.: Обидно, Женя, мне до боли!
Зачем глумитесь Вы опять?
Конечно, Вам была не в новость
Невинной девушки любовь!
И ночью под луны покров
Спешили, в гости к нам готовясь!
О.: Татьяна, здесь же люди.
Т.: Онегин, всю себя на блюде
Дарю. Одни на целом свете!
Скажи…
О.: Татьяна, милая, здесь дети!
Т.: ммм. Но чьи?
О.: (раздраженно) Почем мне знать?
Здесь холодно. Оденьте шаль.
Т.: (с пылом) Мне жарко!
О.: Да на дворе февраль!
Прикройтесь, Таня.
Т.: (с разочарованием) Очень жаль…

Татьяна берет книгу у Онегина и начинает ее без интереса листать.

после некоторой паузы

О.: Ну что, Татьяна, как там Ленский?
Все так же трепетен и мил?
Т.: Не то, что Вы! Он вальс мне Венский
Намедни в чувствах подарил.
Ревнуйте! Он хороший малый…
О.: Хотя под вечер очень вялый
И если с ним не поболтать,
Он будет нагло засыпать.
Т.: …Мою ладонь к груди прижав,
Читал Руссо мне девять глав.
По вечерам мы с Ленским долго…
О.: Позвольте, Таня! Что же Ольга?
Т.: Сестра все Пушкина читала,
И слез потоки проливала.
Мне ж Вова по руке гадал
И мадригальчики писал.
О.: (сухо) Татьяна, извольтель, please, роман?
Т.: Я знала, Женя! Да, я знала!
Вся обомлела, запылала
И в мыслях молвила: «Ура!»
О.: Татьяна! Да Вы просто … чудо…
Меня сейчас возьмет простуда.
Роман извольте, книгу(!), дать.
Я больше не могу стоять.
(медленно опускается на скамью)
Меня ты в гроб загонишь, Таня!
Т.: Ну что ж, Онегин, до свиданья!
О.: Чудесно… Стойте ж! Книгу дайте!
Т.: Хи-хи! Онегин мой, прощайте!
Мой друг, в мои бы только леты
Писать куплеты да сонеты,
К тому ж, мой будущий супруг
В боях, в сраженьях изувечен,
Его за то ласкает свет,
И вкусный, праздничный обед,
Поверь, мне будет обеспечен!
К чему, скажи на милость, мне
В холодной темной тишине
В пыли труды твои листать,
Твои отметки замечать?
Проклятый двоечник!
О.: Не ври!
Я в годы славные свои
Окончил школу на «отлично».
И потому, не мне ли знать,
Что пальцем в носе ковырять
Ужасно, Таня, неприлично.
Т.: Евгений, Вы зануда!
О.: Что ж?
Вас обаяньем не возьмешь,
Умом, я вижу, тоже. Жаль…
Пусть Вы стоите, я сижу.
Поземкой пусть кружит февраль.
Я в Вас, увы, не нахожу
«Татьяны милой идеал»!
Как ошибался Пушкин Саша!
Он, очевидно, близорук,
И пусть он мой хороший друг,
Уйду! Не велика пропажа.
(продолжая сидеть на скамье)
Постойте, Таня, не ревите.
Владимиру Вы доложите,
(А то я чуточку боюсь)
Его я на дуэль зову.
Честь Вашу, Таня, защитю,
Из кольта Ленского убью.
И чтоб не получить статью
Со сцены гордо удалюсь.
Примерз! Я что-то застужу!
Т.: Пойдемте в дом! Я провожу…

© Copyright: Мариэль Новикова, 2008
Свидетельство о публикации №108020803150
Рецензии

Великолепно! Замечательно. Как написано! Как прочувствовано!
Вы великолепны, Манюнь!

а-ха-ха! пасиб)) ох как я развлекался, когда писал эту бредятину))) подумываю о продолжении)

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Татьяна Ларина в доме Онегина: текст эпизода (фрагмент, отрывок)

(глава 7 строфы XV-XXV)

XIX
Татьяна взором умиленным
Вокруг себя на всё глядит,
И всё ей кажется бесценным,
Всё душу томную живит
Полумучительной отрадой:
И стол с померкшею лампадой,
И груда книг, и под окном
Кровать, покрытая ковром,
И вид в окно сквозь сумрак лунный,
И этот бледный полусвет,
И лорда Байрона портрет,
И столбик с куклою чугунной
Под шляпой с пасмурным челом,
С руками, сжатыми крестом.

XX
Татьяна долго в келье модной
Как очарована стоит.
Но поздно. Ветер встал холодный.
Темно в долине. Роща спит
Над отуманенной рекою;
Луна сокрылась за горою,
И пилигримке молодой
Пора, давно пора домой.
И Таня, скрыв свое волненье,
Не без того, чтоб не вздохнуть,
Пускается в обратный путь.
Но прежде просит позволенья
Пустынный замок навещать,
Чтоб книжки здесь одной читать.

XXI
Татьяна с ключницей простилась
За воротами. Через день
Уж утром рано вновь явилась
Она в оставленную сень,
И в молчаливом кабинете,
Забыв на время всё на свете,
Осталась наконец одна,
И долго плакала она.
Потом за книги принялася.
Сперва ей было не до них,
Но показался выбор их
Ей странен. Чтенью предалася
Татьяна жадною душой;
И ей открылся мир иной.

XXII
Хотя мы знаем, что Евгений
Издавна чтенье разлюбил,
Однако ж несколько творений
Он из опалы исключил:
Певца Гяура и Жуана
Да с ним еще два-три романа,
В которых отразился век
И современный человек
Изображен довольно верно
С его безнравственной душой,
Себялюбивой и сухой,
Мечтанью преданной безмерно,
С его озлобленным умом,
Кипящим в действии пустом.

XXIII
Хранили многие страницы
Отметку резкую ногтей;
Глаза внимательной девицы
Устремлены на них живей.
Татьяна видит с трепетаньем,
Какою мыслью, замечаньем
Бывал Онегин поражен,
В чем молча соглашался он.
На их полях она встречает
Черты его карандаша.
Везде Онегина душа
Себя невольно выражает
То кратким словом, то крестом,
То вопросительным крючком.

Это был текст эпизода, в котором Татьяна Ларина посещает дом Онегина, из романа «Евгений Онегин» Пушкина.

Читайте также:

      

  • Цитаты о сексе о любви
  •   

  • Омерзительная восьмерка цитаты из фильма
  •   

  • Люди как вещи цитаты
  •   

  • Помоги себе сам цитаты
  •   

  • Прилив поднимает все лодки цитата

­В первой его части мы видим Онегина в Петербурге, затем герой переезжает в деревню, где знакомится с Татьяной, которая влюбляется в него, пишет письмо, после чего и происходит сцена объяснения Онегина с Татьяной в саду.

С одной стороны, перед нами история, связанная с личной жизнью этих героев, определяемая их индивидуальными особенностями. Но за этим стоит более широкая проблема: могут ли понять друг друга эти столь разные люди, возможен ли их союз, или же они действительно говорят “на разных языках”, а потому взаимопонимание невозможно?

С самого начала объяснения Татьяны и Онегина совершенно различны. Татьяна была воспитана на сентиментальных французских романах, где всегда действовал благородный герой, способный на глубокое чувство и находящий свою любовь и счастье с преданной, чистой, прекрасной девушкой после многих бед и страданий. Она со всей силой своей искренней “русской души” не только полюбила Онегина, но и поверила в то, что он и есть ее герой, что их, как в этих романах, ждет счастливый финал – семейный союз.

Она решилась на очень смелый шаг – первой в письме признаться в своей любви. И вот он явился. Как же бешено забилось сердце девушки, она хочет верить в возможность счастья и боится услышать иной “приговор”. “Татьяна мигом обежала” весь сад “и, задыхаясь, на скамью упала”.

Здесь и застает ее Онегин. Но как он отнесся ко всей этой истории? Мы знаем, “получив посланье Тани, / Онегин живо тронут был”.

Но еще ранее мы узнаем, что “убил он восемь лет” на светские романы, поначалу бурные и страстные, а потом ставшие лишь скучной обязанностью, способом занять “тоскующую лень”, так что теперь не только “в красавиц он уж не влюблялся”, но и вовсе “утратил жизни лучший цвет”, потерял “чувствительность сердца”.

И все же… Искренний порыв Татьяны не остался без ответа, да и сама девушка давно уже обратила на себя его внимание своей неординарностью, глубиной натуры. И вот “в сладостный, безгрешный сон / Душою погрузился он. / Быть может, чувствий пыл старинный / Им на минуту овладел”. Да, “пыл”, но лишь “на минуту”, к тому же “быть может”.

Как все это не похоже на состояние Татьяны перед решающим объяснением! Дальше Онегин выступает в привычной для него роли: он, умудренный жизненным опытом, вполне разбирающийся в “науке страсти нежной”, рассудил, что не к лицу ему обманывать “доверчивость души невинной”. Это неблагородно, да и последствия могут быть не слишком приятны для него – это все же деревня, где приняты несколько иные нормы поведения, чем в столице.

Так вполне рационально он и подходит к тому разговору, который предстоит.

Недаром потом Татьяна, уже тоже умудренная опытом светской жизни, с ужасом вспоминает это объяснение в саду:

И нынче – боже! Стынет кровь,
Как только вспомню взгляд холодный
И эту проповедь…

Татьяна нашла здесь очень верное определение монолога Онегина в саду – это холодная “проповедь”, урок, который столичный франт решил преподать бедной провинциалке, а заодно и немного покрасоваться. Зачем же иначе было ему говорить о том, как ему мила искренность Татьяны, как она “в волненье привела / Давно умолкнувшие чувства”? Затем он добавляет, что видит в ней свой “прежний идеал” и только ее мог бы избрать себе в супруги – правда, звучит это лишь в сослагательном наклонении. А под конец своего нравоучения он еще и чуть-чуть обнадежил несчастную Татьяну:

Я вас люблю любовью брата
И, может быть, еще нежней.

Да, привычки “коварного обольстителя”, покорителя женских сердец так быстро не уходят. Но есть в этом монологе и нечто совсем иное: недаром сам герой называет его “исповедью”. Действительно, несмотря на некоторое позирование, Онегин говорит о своем подлинном внутреннем состоянии, о своих взглядах на жизнь, даже высказывает довольно критичную самооценку:

Но я не создан для блаженства;
Ему чужда душа моя;
Напрасны ваши совершенства:
Их вовсе не достоин я.

Почему же все-таки он “не создан для блаженства” семейной жизни? Теперь самое время вспомнить о том, что этот герой, как уже говорилось, напрямую связан с романтизмом, точнее, с его особым проявлением – “байронизмом”. Для такой личности свобода превыше всего, она не может быть ограничена ничем, в том числе и семейными узами:

Когда бы жизнь домашним кругом
Я ограничить захотел…

Именно “ограничить”, а вовсе не найти родную душу в любимом человеке, как думает Татьяна. Вот она, разница двух жизненных систем, сформированных в разных культурно-этических традициях. Видимо, Татьяне будет трудно понять эту позицию “современного героя”, о котором так точно сказал Пушкин:

Все предрассудки истребя,
Мы почитаем всех нулями,
А единицами – себя.
Мы все глядим в Наполеоны…

Но именно таков Онегин, нисколько не обращающий внимания на чувства бедной девушки, которая, “сквозь слез не видя ничего, / едва дыша”, молча слушает беспощадный урок своего неожиданного учителя. Ему самому кажется, что эта “наука” поможет Татьяне в дальнейшей жизни:

Полюбите вы снова: но…
Учитесь властвовать собою;
Не всякий вас, как я, поймет,
К беде неопытность ведет.

По сути, Онегин прав: ведь Татьяне мог повстречаться и вовсе бессовестный человек. Да и Пушкин так комментирует эту сцену:

Вы согласитесь, мой читатель,
Что очень мило поступил
С печальной Таней наш приятель;
Не в первый раз он тут явил
Души прямое благородство…

Что ж? Нам остается только согласиться с автором? Но сам он дальше даст читателю возможность увидеть проявление жестокости и эгоизма Онегина во всей их неприглядности – я имею в виду сцену именин и историю дуэли с Ленским. А разве в объяснении с Татьяной в саду нет этой жестокости и даже бессердечия? С каким упоением расписывает он перед наивной девушкой “ужасы” семейной жизни!

Где же его чуткость и деликатность, которые он вполне может проявить – когда хочет. Ведь, говоря с пылким романтиком-мечтателем Ленским, “он охладительное слово / В устах старался удержать”, хоть в душе и посмеивался над ним. Но нет, с Татьяной он суров, он “вошел в роль”, и она ему нравится, а о том, что при этом может чувствовать Татьяна, Онегин как-то позабыл.

Должны были произойти страшные события, чтобы в представлениях героя что-то поколебалось. Смерть Ленского – вот цена его преобразования, цена, может быть, слишком высокая. “Окровавленная тень” друга пробуждает в нем застывшие чувства, совесть гонит его из этих мест. Нужно было пережить все это, “проездиться по России”, чтобы осознать, что свобода может стать “постылой”, чтобы возродиться для любви.

Только тогда ему станет немного понятнее Татьяна с ее “русскою душою”, с ее безупречным нравственным чувством. И все же и тогда между ними останется огромная разница: Онегину, упоенному своей вновь обретенной способностью любить и страдать, непонятно, что любовь и эгоизм несовместимы, что нельзя жертвовать чувствами других людей. Как и тогда, в саду, в последней сцене романа снова преподан урок – только теперь дает его Татьяна Онегину, и это урок любви и верности, сострадания и жертвенности. Сможет ли усвоить его Онегин, как когда-то Татьяна смиренно приняла его “уроки”?

Автор ничего нам об этом не говорит – финал романа открыт.

А вопрос обращен ко всем читателям – и к нам тоже. Какие “уроки” мы получили? Наверное, самый главный из них – это умение быть чутким к другому человеку, даже совершенно не похожему на тебя, умение преданно и искренне любить, стремиться понимать другого, сострадать ему – и чуть меньше любить самого себя.

А еще эта сцена в саду учит нас любить и понимать прекрасное, потому что, как бы мы ее ни истолковывали, она создана рукой удивительного мастера, навсегда запечатлевшего этот темный сад в вечерней тишине, скамью в густых зарослях старых деревьев и девушку, сидящую на ней и смиренно внимающую словам своего любимого.


Анализ эпизода 4 главы романа “Евгений Онегин”

Четвертая глава романа А. С. Пушкина “Евгений Онегин” была начата в 1824 году, а закончена 6 января 1826 года. Перефразируя высказывание литературоведа Г. О. Винокура, можно сказать, что эта глава – “отчетливо ощущаемая структурная единица романа”. Сцена объяснения Онегина с Татьяной несет важную психологическую нагрузку.

Мы не знаем, как сложились бы судьбы героев, если бы, к примеру, Евгений ответил согласие на письмо Татьяны.
Эпиграф к четвертой главе заставляет задуматься:
“Нравственность – в природе вещей”
Неккер.

Неккер – один из крупнейших французских банкиров, просветитель, друг Вольтера.

Что хотел сказать Пушкин своим эпиграфом? Возможно много толкований. Может быть, высказывание о нравственности полно иронии, а может, наоборот, предпослание четвертой главе вполне серьезно.

Ясно одно: в этой главе для Пушкина особенно важны проблемы нравственности.
“Проповедь” Онегина противопоставлена письму Татьяны. Смысл речи его именно в том, что он неожиданно для героини повел себя не как литературный герой (“спаситель” или “соблазнитель”), а просто как хорошо воспитанный светский и к тому же вполне порядочный человек, который “очень мило поступил с печальной Таней”. Этим он обескуражил романтическую героиню, которая была готова к “счастливым свиданьям”, к “гибели”, но не к переложению своих чувств в рамки приличного светского поведения.

Холодная “отповедь” Онегина уничтожала возможность литературного романного штампа. Ему противопоставлен закон, лежащий вне литературы, независимый жизнью.
Итак, прекрасная, гордая, возвышенная девушка предлагает Онегину свою любовь, а он бежит от нее. Во имя чего?
… Но я не создан для блаженства,
Ему чужда душа моя…
Но ведь человек создан для счастья, а Онегин отвергает его. Правда, он проговаривается:
… Нашед мой прежний идеал,
Я верно в вас одну избрал…
Онегин слишком заражен взглядами высшего света:
Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас…
Но я считаю, главная беда героя не в этом, а в том, что свет убил в его душе веру, надежду на ее возвращение:
Мечтам и годам нет возврата,
Не обновлю души моей…
В этом-то и трагизм мучительного для обоих разговора, что к беде поведет не неопытность Татьяны, а опытность Онегина! Татьяна не могла не поверить Евгению, а вся беда в том, что она совсем не знает того, кого полюбила. Он просто не верит в счастье в силу своей опустошенности… Вот так и расстались два человека, разошлись, несчастливые.

Пусть рассудит их судьба…
Читая монолог Онегина, ловишь себя на мысли, что все же диалог здесь подразумевается. Да, Татьяна молчит, но это только внешнее молчание. Душа ее то кричит, то тихо молится. Читатель чувствует ее состояние.

Татьяна отвечает Евгению, но это как бы реплики про себя, они угадываются, мы чувствуем эмоциональное восприятие “исповеди” Онегина Татьяной. Он говорит: “Мне Ваша искренность мила”, – и в сердце Татьяны загорается искра надежды. Но тут же – будто поток ледяной воды: “Учитесь властвовать собою”.

И нет надежды, она умерла, едва зародившись.
Автор сопереживает “Милой Татьяне”:
Сквозь слез не видя ничего,
Едва дыша, без возражений,
Татьяна слушала его.

А как тонко передано ее состояние в минуты душевного волнения: “печально оперлась, головкой томною склонясь”.
Лексика сцены объяснения Онегина с Татьяной подкупает высоким благородством: “души доверчивой признанье”, “умолкнувшие чувства”, “пленился”. Невольно волнение героя, произносящего такие слова, передается так явственно, будто и ты находишься в том саду и случайно становишься свидетелем объяснения. Жаль, что в XXI веке не так выражают свои чувства молодые люди.

Тщательно продуманная лексика – не единственный удачный прием автора романа. Фразы произведения до того отточены, что некоторые из них стали крылатыми выражениями: “Мечтам и годам нет возврата”, “Учитесь властвовать собою”, “К беде неопытность ведет”.

В отрывке мы найдем сравнение:
Сменит не раз младая дева
Мечтами легкие мечты;
Так деревцо свои листы
Меняет с каждою весной.

А вот примеры эпитетов: “чистой, пламенной душой”, “легкие мечты”. Все эти художественные приемы в совокупности со знаменитой “онегинской строфой” позволили создать одну из ярчайших страниц романа.
По моему мнению, сцена объяснения Онегина и Татьяны в романе А. С. Пушкина “Евгений Онеги

Правда, он проговаривается:
… Нашед мой прежний идеал,
Я верно в вас одну избрал…
Онегин слишком заражен взглядами высшего света:
Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас…
Но я считаю, главная беда героя не в этом, а в том, что свет убил в его душе веру, надежду на ее возвращение:
Мечтам и годам нет возврата,
Не обновлю души моей…
В этом-то и трагизм мучительного для обоих разговора, что к беде поведет не неопытность Татьяны, а опытность Онегина! Татьяна не могла не поверить Евгению, а вся беда в том, что она совсем не знает того, кого полюбила. Он просто не верит в счастье в силу своей опустошенности… Вот так и расстались два человека, разошлись, несчастливые.

Пусть рассудит их судьба…
Читая монолог Онегина, ловишь себя на мысли, что все же диалог здесь подразумевается. Да, Татьяна молчит, но это только внешнее молчание. Душа ее то кричит, то тихо молится. Читатель чувствует ее состояние.

Татьяна отвечает Евгению, но это как бы реплики про себя, они угадываются, мы чувствуем эмоциональное восприятие “исповеди” Онегина Татьяной. Он говорит: “Мне Ваша искренность мила”, – и в сердце Татьяны загорается искра надежды. Но тут же – будто поток ледяной воды: “Учитесь властвовать собою”.

И нет надежды, она умерла, едва зародившись.
Автор сопереживает “Милой Татьяне”:
Сквозь слез не видя ничего,
Едва дыша, без возражений,
Татьяна слушала его.

А как тонко передано ее состояние в минуты душевного волнения: “печально оперлась, головкой томною склонясь”.
Лексика сцены объяснения Онегина с Татьяной подкупает высоким благородством: “души доверчивой признанье”, “умолкнувшие чувства”, “пленился”. Невольно волнение героя, произносящего такие слова, передается так явственно, будто и ты находишься в том саду и случайно становишься свидетелем объяснения. Жаль, что в XXI веке не так выражают свои чувства молодые люди.

Тщательно продуманная лексика – не единственный удачный прием автора романа. Фразы произведения до того отточены, что некоторые из них стали крылатыми выражениями: “Мечтам и годам нет возврата”, “Учитесь властвовать собою”, “К беде неопытность ведет”.

В отрывке мы найдем сравнение:
Сменит не раз младая дева
Мечтами легкие мечты;
Так деревцо свои листы
Меняет с каждою весной.

А вот примеры эпитетов: “чистой, пламенной душой”, “легкие мечты”. Все эти художественные приемы в совокупности со знаменитой “онегинской строфой” позволили создать одну из ярчайших страниц романа.
По моему мнению, сцена объяснения Онегина и Татьяны в романе А. С. Пушкина “Евгений Онегин” – образец прекрасной любовной лирики.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
  • Поздравить ларису с днем рождения своими словами красиво
  • Что означает пословица много шума из ничего
  • Книга пища для ума пословица
  • Ford v ferrari цитаты
  • Пословицы и поговорки с русскими мерами длины и веса